home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


593. БАЛЛАДА ОБ ИЗДАТЕЛЕ

На Надеждинской жил один

Издатель стихов,

Назывался он господин

Блох.

Всем хорош бы… Лишь одним он был

Плох.

Фронтисписы слишком полюбил

Блох.

Фронтиспис его и погубил.

Ох!

Труден издателя путь, и тяжел, и суров и тернист,

А тут еще марка, ex-libris, шмуцтитул, и титул, и титульный лист.

Книгу за книгою Блох отправляет в печать —

Издал с десяток и начал смертельно скучать.

Добужинский, Чехонин не радуют взора его,

На Митрохина смотрит, а сердце, как камень, мертво.

И шепнул ему дьявол однажды, когда он ложился в постель:

"Яков Ноевич, есть еще Врубель, Бирдслей, Рафаэль".

Всю ночь Блох фронтисписы жег,

Всю ночь Блох ex-libris 'ы рвал,

Очень поздно лег,

С петухами встал.

Он записки пишет, звонит в телефон,

На обед приглашает поэтов он.

И когда собрались за поэтом поэт,

И когда принялись они за обед,

Поднял Блох руку одну,

Нож вонзил в бок Кузмину.

Дал Мандельштаму яду стакан,

Выпил тот и упал на диван.

Дорого продал жизнь Гумилев,

Умер, не пикнув, Жорж Иванов.

И когда покончил со всеми Блох,

Из груди его вырвался радостный вздох,

Он сказал: "Я исполнил задачу свою:

Отделенье издательства будет в раю —

Там Врубель, Ватто, Рафаэль, Леонардо, Бирдслей,

Никто не посмееет соперничать с фирмой моей".

<1921>


592.  БАСНЯ | Полное собрание стихотворений | cледующая глава