home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Просьба контрабандиста

Подползая вперед, надеясь броситься на Снатсмена, до того как он их увидит, они услышали голос со двора:

– Тебе это не поможет, Снатсмен! Лучше сдавайся без всякой стрельбы!

– Ни за что!

– Дом окружен полицией и Береговой охраной.

– Плевать я хотел на вас! – крикнул Снатсмен, размахивая руками в окне. – У меня трое заложников и один из Береговой охраны.

– Он тоже в доме? Снатсмен рассмеялся.

– Хотите поймать меня на слове, да? Ну я не собираюсь отвечать на ваши вопросы!

Перед домом наступила тишина. Она, по всей вероятности, обеспокоила Снатсмена. Он снова крикнул:

– Никакие переговоры вам не помогут! Вы у меня в руках и…

Подобно трем подкравшимся пантерам, Фрэнк, Джо и их отец набросились на не ожидавшего нападения контрабандиста. Мистер Харди выбил из его руки пистолет. Он вылетел в окно и со стуком упал внизу. Ребята заломили ему руки назад и ремнями связали ноги.

Снизу раздался крик восторга.

– Харди схватили Снатсмена! – это крикнул Чет Мортон.

– Мои люди все равно не пустят вас в дом, – вопил Снатсмен. Он злобно рычал, стараясь вырваться из рук державших его победителей.

Мистер Харди, опасаясь, что Снатсмен позовет на помощь, закрыл ему рот рукой. К этому времени и внутри дома, и снаружи царила уже страшная суматоха. В переднюю и заднюю двери дома ворвались полицейские и сотрудники Береговой охраны.

Остальные охраняли боковые стороны дома, чтобы не дать бандитам бежать через окна. Раздалось несколько выстрелов, но вскоре банда контрабандистов без дальнейшей борьбы сдалась. Захват вожака и внезапный штурм посеяли среди них панику.

Харди ждали наверху со своим пленником. Вскоре появились Чет и Тони, а вслед за ними, к полному изумлению Фрэнка и Джо, Биф, Фил и Джерри.

Перебивая друг друга, они рассказывали о событиях этой ночи, мистер Харди хвалил друзей Фрэнка и Джо за помощь. Все это время Снатсмен злобно на них смотрел.

Вскоре на втором этаже появились главные старшины Бертрам и Браун и капитан Райдер. Полицейский сразу же надел на Снатсмена наручники. Он уже собирался его увести, когда Фрэнк сказал:

– В этой шайке есть еще один человек, который еще не пойман.

– Ты имеешь в виду человека, который скрылся отсюда на грузовике? – спросил капитан Райдер. – Мы поставили на дороге засаду, так что он далеко не уедет.

– Нет, не его. У матроса с «Марко Поло» Али Сингха есть дружок, владелец небольшого грузового судна. Сейчас он стоит где-то в море. Снатсмен собирался посадить отца, Джо и меня к нему на корабль и устроить так, чтобы мы никогда не вернулись.

Молчавший до сих пор вожак контрабандистов не удержался и крикнул:

– Они спятили! Не верьте им! Нет там никакого судна! Никто не обращал внимания на его выкрики. Как только он стих, Джо продолжил:

– Я подозреваю, что они отправили туда вашего сотрудника из Береговой охраны, фамилия капитана Фостер.

– Ты думаешь, что наш человек по фамилии Эрз находится на этом судне? – недоверчиво переспросил главный старшина Браун.

– Мы не знаем человека под такой фамилией, – начал Фрэнк. Он замолчал и посмотрел на брата. Они многозначительно переглянулись, затем Фрэнк спросил: – Может, он называет себя Джоунзом?

– Он мог назвать такую фамилию, если его приперли к стене. Видите ли, он агент Береговой охраны, который проник в шайку контрабандистов, и с субботы у нас нет о нем никаких сведений.

– Я его разоблачил, – похвастался Снатсмен. – Эта идиотская фамилия Джоунз нас не обманула. Я видел, как он тайком поднимался на ваш сторожевой катер.

Фрэнк и Джо сразу поняли, что именно этот момент они и видели, когда смотрели в подзорную трубу. Они рассказали, как они спасли Джоунза, когда его чуть не убили ручной гранатой. Не забыли они рассказать и о том, как Джоунза похитили с фермы Кейнов, как связали фермера и его жену и как увезли Джоунза.

Капитан Браун сказал, что он немедленно выйдет на патрульном катере для осмотра акватории этого района и обнаружения судна капитана Фостера.

– Мы будем вас ждать здесь, – сказал капитан Райдер. – Это уголовное дело касается обоих подразделений – два похищения на суше и кража на «Марко Поло», а также незарегистрированный корабль у наших берегов.

Когда он ушел, ребята попытались расспросить Снатсмена. Он полностью отрицал свое участие в операциях по контрабанде и перевозке украденных товаров из одного штата в другой. Фрэнк решил переменить тему, надеясь, что контрабандист нечаянно о чем-нибудь проговорится.

– Я слышал, что вы получили этот дом по наследству от вашего дяди мистера Поллитта, – начал Фрэнк.

– Правильно. А какое тебе дело?

– Просто интересно узнать про туннель, лестницы и пещеру, – невозмутимо продолжал Фрэнк. – Их построил ваш дядя?

– Нет, не он, – оживился Снатсмен. – Он обнаружил все это совершенно случайно. Он решил снести стену в подвале, чтобы расширить помещение, и попал прямо в подземный коридор.

– Понятно, – сказал Фрэнк. – А кто же это все-таки построил?

По словам Снатсмена, его дядя пришел к заключению, что туннель и водоем еще в давние времена были обнаружены пиратами. Они, по всей вероятности, решили, что это идеальное убежище, и вырубили в скале ступеньки вверх на сушу.

– Конечно, дровяного сарая тогда не было, – пояснил Снатсмен. – По крайней мере того, что стоит сейчас. Хотя потайная дверь была, но на том месте находился старый полуразрушенный дом.

– А коридор? Он был такого же размера, как в те времена, когда ваш дядя его обнаружил?

– Да, – ответил контрабандист. – Мой дядя решил, что там пираты жили, когда сходили со своего корабля.

– Очень занятная история, – вмешался в разговор Тони Прито.

Несколько секунд стояло молчание. Взгляд Снатсмена переходил с одного парня на другого. Наконец, он остановился на Фрэнке Харди.

– Теперь, когда меня посадят, окуляры к твоей подзорной трубе и инструменты с мотоцикла мне ни к чему. Они лежат в одном из ящиков на кухне.

– Я рад получить их обратно, – ответил Фрэнк.

Снова наступило короткое молчание.

– Мистер Харди, – продолжал контрабандист, опустив голову и почти закрыв глаза, – я завидую вам. И я… я никогда не предполагал, что когда-либо сделаю такое признание. Вы знаете почти все, что я делал. На суде я полностью во всем признаюсь. Поскольку они узнают, что офицер Береговой охраны Эрз действительно находится на судне Фостера, мне нет смысла что-либо больше скрывать.

– Я сказал, что завидую вам, мистер Харди. Потому что вы вырастили двух замечательных парней и у них такие верные друзья. Мне… не так повезло. Мой отец умер, когда я был совсем маленьким. Я был очень упрям, и моя мать не могла со мной сладить. Я начал с того, что завел плохих друзей, и после этого… ну, вы знаете, как это бывает. Мой дядя, которому принадлежало это имение, мог бы мне помочь, но он был жаден и эгоистичен и ни разу не помог нам с матерью деньгами. Самое большее, на что он был способен, это изредка пригласить нас с матерью накоротке побыть здесь. Я ненавидел его, потому что он все то время, когда мы здесь бывали, заставлял мать выполнять самую тяжёлую и грязную работу по дому. Это был для нее совсем не отдых.

– Однажды, когда я был здесь в гостях, дядя показал мне убежище пиратов, и я не мог об этом забыть. Когда я связался с шайкой бандитов, я все время думал о том, какое это прекрасное убежище для контрабандистов. Пока дядя был жив, я боялся что-либо здесь предпринимать. Но узнав, что он умер, я решил, что передо мной открылись огромные возможности.

Видите ли, я не мог прийти и утвердиться в правах, как законный наследник. Но теперь я собираюсь это сделать. Конечно, от этого мне не будет никакого толка, потому что меня ждет долгое тюремное заключение. Но я буду просить исполнителей завещания устроить в доме приют для мальчишек… я хочу сказать, такого места, где могли бы жить не получающие дома никакого воспитания ребята.

Все, слушая Снатсмена – вожака контрабандистов, – были настолько ошеломлены происшедшей с ним переменой, что, когда он умолк, воцарилось молчание. Когда он поднял голову и обвел всех взглядом, словно обращаясь с просьбой, чтобы слушатели ему поверили, мистер Харди сказал:

– В этом случае вы поступите очень благородно. Ребята, которые получат возможность здесь жить, будут вечно вам благодарны.

Эту торжественную сцену прервало возвращение главного старшины Брауна. Он передал сообщение о судне капитана Фостера на сторожевой корабль, который через несколько минут ответил, что оно обнаружено. Через пятнадцать минут со сторожевого корабля поступило новое сообщение: капитан Фостер арестован, обнаружен пропавший сотрудник Береговой охраны и значительная партия контрабанды, которую по договоренности с капитаном должен был забрать Снатсмен.

Захваченных бандитов увели, и члены семьи Харди и их друзья остались одни.

– А как мы доберемся домой? – внезапно спросил Чет.

– Я полагаю, что мы все уместимся на «Наполи», – улыбнулся Тони.

Они отправились к дровяному сараю, открыли дверь и пошли по потайному ходу вниз к выступу, где стояла «Наполи». Тони сел за руль. Матросы Береговой охраны предусмотрительно оставили на носу катера переносной прожектор, и Тони, не подвергаясь опасности, вышел через туннель и узкий канал в океан.

– Пап! А что случилось с твоей машиной? – вдруг спросил Фрэнк.

– Ничего! – улыбнулся мистер Харди. – Она стоит в Бейпорте в гараже. За мной следили, но я отделался от преследователей и сел на автобус. Однако это мне не помогло, – добавил он печально. – Когда я пошел пешком, бандиты Снатсмена на меня напали и схватили.

– Сейчас, когда мы все вместе, я хочу поблагодарить каждого из вас в отдельности за то, что вы сделали. Без вашей помощи это уголовное дело могло бы остаться нераскрытым, а меня, возможно, уж не было бы в живых.

Фрэнк, Джо и их друзья скромно выслушали слова благодарности, втайне надеясь, что вскоре им представится возможность заняться расследованием еще одного уголовного дела.

– Теперь все говорят друг другу комплименты, – неожиданно сказал Джо, – и мы забыли про одного человека. Без его помощи мы с Фрэнком никогда бы отца не нашли.

– О ком ты говоришь? – спросил Биф.

– О Кренделе Пите.

– Правильно, – сказал Фрэнк. – Давайте все вместе, ребята! Да здравствует Крендель Пит!


Погоня | Тайна домика на утёсе | Примечания