home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ

Вопреки ожиданиям, в дверях стоял не ниндзя, а очень миловидная японка примерно их лет, одетая в черные джинсы и черную футболку. Ее темные глаза глядели враждебно, одну руку она держала в большой сумке, висевшей у нее на плече.

— Ну, говорите, кто вы такие и что здесь делаете? — скомандовала она. — Если, конечно, не хотите проверить быстроту моей реакции… — Она вынула из сумки руку, в которой оказался зажат еще один сюрикен.

— Нет-нет, не надо! — воскликнул Фрэнк, не сводя глаз с ее смертоносного оружия. — Меня зовут Фрэнк Харди. Мистер Ватанабэ — мой учитель карате. Мы с братом пытаемся выяснить, кто и по какой причине напал на него прошлой ночью в этом зале.

— А, братья Харди, знаменитые детективы! — Девушка заметно успокоилась и спрятала сюрикен обратно в сумку. — Я слышала о вас. Вы можете мне кое-что объяснить?

— Разумеется, — ответил Фрэнк, — особенно если ты сначала расскажешь нам, кто ты такая.

— О, прошу прощения! — Девушка усмехнулась. — Меня зовут Тикко Синсура. Я племянница сенсея. Полиция сообщила моей семье, что на него совершено нападение, и мы при первой возможности прибыли сюда. Мой отец в больнице, ждет известий о состоянии дяди Сеино. А я решила посмотреть, не удастся ли узнать что-нибудь здесь. — Она покачала головой. — Такое впечатление, что здесь орудовала целая шайка. И когда я увидела вас… — Тикко подошла к столу и провела пальцем по орнаменту разбитой вазы. — Это ему подарила моя мама, — сдержанно произнесла она.

— Тикко, я очень сожалею обо всей этой истории, — сказал Фрэнк, поднимая с пола стул.

— Я тоже, — присоединился к брату Джо.

— Мы оба были здесь, когда на сенсея напали, — продолжал Фрэнк, — и с этого момента ведем расследование.

— Я была бы вам благодарна за любую информацию.

— Пока мы не так уж много выяснили, — признался Джо.

Он стоял, прислонившись к стене; Фрэнк усадил девушку на стул, а сам присел на краешек стола. Братья вкратце рассказали Тикко о событиях прошлого вечера. Фрэнк умолчал только о полуночном визите; Джо понял, что брат пока не хочет говорить об этом Тикко.

— И еще одно, — в заключение сказал Фрэнк. — Люди, которые побывали здесь вчера вечером, были одеты как ниндзя.

Тикко быстро взглянула на него, нахмурила брови и задумалась.

— Известно тебе хоть что-нибудь, что могло бы помочь нам? — спросил Фрэнк.

— Все это выглядит таким неправдоподобным, — задумчиво произнесла Тикко. — Бедный дядя! Последнее время он был… не такой, как всегда. Очень нервный, рассеянный.

— Его что-то тревожило?

— Если бы я знала! — воскликнула девушка. — Я заподозрила неладное, когда он прислал нам посылку.

Фрэнк насторожился.

— Посылку? Расскажи-ка об этом.

Тикко откинулась на спинку стула, глядя то на одного брата, то на другого.

— Мы получили от него пакет на прошлой неделе. Но вам, наверное, нужно знать и то, что было до этого?

— Абсолютно верно, — кивнул Джо.

— Мы с отцом приехали сюда из Японии сразу после смерти моей матери, одиннадцать лет назад. Моя мама — сестра сенсея. — Тикко снова взглянула на разбитый кувшин. — Дядя Сеино приехал через год. Когда я была маленькой и мы жили в Токио, я не слишком хорошо знала дядю. Он был очень влиятельным человеком. Даже более влиятельным, чем мой отец — один из руководителей крупной строительной компании…

— Мистер Ватанабэ был бизнесменом? — удивился Джо.

— О, нет. Он был сенсеем. Но в Японии это значит гораздо больше, чем здесь.

Фрэнк кивнул.

— Ты хочешь сказать, что в Японии карате придают очень большое значение, поэтому твой дядя был более уважаемым человеком, чем здесь, да?

— Вот именно. Здесь дядя Сеино — тренер по карате. Это экзотическое, но не очень серьезное занятие. В Японии же карате на особом положении. Оно имеет глубокие культурные корни. А дядя был одним из величайших мастеров в стране — живая легенда, настоящая звезда.

Фрэнк встал и начал ходить по комнате.

— Так зачем сенсей оставил все это и приехал в Соединенные Штаты?

— Я никогда не спрашивала его об этом, — призналась Тикко. — Хотя, безусловно, то, что случилось незадолго до того, как он решил уехать, могло бы послужить поводом…

— Расскажи, пожалуйста, — попросил Джо.

— Если коротко, то как раз перед отъездом дяди из Токио сгорел его дом. Это был старинный деревянный особняк, очень дорогой и красивый. Таких домов осталось совсем мало: город после войны отстраивался быстро… Причем пожар был какой-то странный. Дядя жил в прекрасном районе, очень хорошо охраняемом, где полно полиции и противопожарных устройств. И тем не менее дядин дом сгорел дотла.

— Похоже на поджог, — заметил Фрэнк.

— Теперь я понимаю, почему братьев Харди считают хорошими детективами, — улыбнулась девушка и продолжала: — Отец советовал дяде Сеино обратиться в полицию, но тот отказался. Он вообще не хотел говорить об этом деле…

Оба брата, взволнованные, стояли перед Тикко. Значит, в прошлом у мистера Ватанабэ была тайна! Однако последние десять лет прошли для него относительно спокойно.

— Итак, твой дядя прибыл в Америку… — Фрэнк сгорал от нетерпения.

Тикко пожала плечами.

— Казалось бы, естественно, что дядя Сеино приехал в Бейпорт, чтобы быть поближе к нам. Мы думали, что он очень огорчен потерей дома.

Фрэнк кивнул.

— И вплоть до вчерашнего вечера ничего особенного не происходило?

Тикко нахмурилась.

— Последнее время дядя… как-то нервничал. Недавно он приезжал к нам, а когда собирался уходить, сделал одну странную вещь: прежде чем сесть в машину, взял фонарь и внимательно осмотрел сиденье.

Джо поднял брови.

— Что он искал там? Бомбу?

— Или — кого? — произнес Фрэнк, вспоминая одетого в черное ниндзя, напавшего на него ночью.

Но и сюрикен, который метнула в него Тикко, — тоже оружие ниндзя. Возможно, между ними больше общего, чем она говорит… Фрэнк хотел немного получше узнать Тикко, прежде чем открывать ей все, что им было известно.

— Так что с той посылкой, о которой ты говорила? — напомнил он.

Тикко печально покачала головой.

— Мы с отцом возились в саду, когда почтальон принес посылку, адресованную отцу. Мы тут же ее вскрыли. Внутри была шкатулка, обтянутая шелком, с какой-то японской символикой на крышке, нарисованной красным и белым. Сначала я решила, что это подарок…

Чем дальше она рассказывала, тем более несчастным становилось выражение ее лица.

— Но отец повел себя так, будто ему в руки дали ядовитую змею. Он не произнес ни слова. Просто ушел в дом и унес шкатулку. С тех пор я ее не видела. Мы даже не говорили о ней. Тогда, взглянув отцу в лицо, я поняла, что лучше не упоминать об этом происшествии.

— Ты уверена, что посылку прислал твой дядя? — спросил Фрэнк.

— Да. Там была записка. Отец забыл ее на столе на кухне, а я прочитала.

— И что там было написано? — От нетерпения Джо даже наклонился вперед.

— Дядя просил отца спрятать шкатулку в надежном месте и открыть ее только в случае его смерти.

Фрэнк и Джо переглянулись. Это мрачное поручение приобретало теперь новый смысл.

— Как ты думаешь, ты могла бы найти эту шкатулку? — спросил Фрэнк. — В ней может заключаться объяснение всего, что происходит.

— Сомневаюсь, что отец скажет мне, где она, — пожала плечами Тикко. — Но я могу и сама поискать…

— Прекрасно! — Фрэнк улыбнулся: наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки. — Еще я хотел бы осмотреть дом мистера Ватанабэ. Если повезет, мы можем обнаружить там какие-нибудь улики. — Он взглянул на девушку. — Ты могла бы отвести нас туда, Тикко?

— Конечно, — сразу согласилась она. — У меня есть ключ, и отец сам просил меня зайти туда. Мне будет приятно, если вы пойдете со мной, тем более — после всех этих ужасов…

— Мне показалось, что ты и сама можешь неплохо за себя постоять, — заметил Джо, выдергивая сюрикен из стены.

— Просто я знаю несколько приемов. — Тикко улыбнулась. — Это отец научил меня метать сюрикен.

Спрятав найденное ими письмо сенсея вместе с его настольным календарем, братья повели Тикко к машине. Все втроем они сели в фургон и направились к окраине Бейпорта, где жил мистер Ватанабэ.

Дом сенсея, стоявший на высоком холме, скрывали высокие ели. Это был небольшой, в два этажа, каменный коттедж. Отполированные временем и непогодой стены блестели как серебро на фоне вечнозеленых деревьев.

— Как здесь красиво! — зачарованно произ несла Тикко, когда Фрэнк остановил машину. — Это напоминает мне Японию. Я думаю, именно поэтому дядя Сеино поселился здесь.

— Я ужасно хотел бы побывать в Японии, — признался Фрэнк. — Пол, наверное, привезет много фотографий…

— Пол? — Тикко вопросительно взглянула на него.

Пока они шли к дому, братья рассказали девушке о Поле и предстоящем матче, победитель которого будет награжден поездкой в Японию. Они внимательно следили, какое впечатление это произведет на Тикко, но единственной ее реакцией был вежливый интерес.

Девушка открыла дверь своим ключом. Но, переступив порог, братья увидели, что их снова опередили. В доме мистера Ватанабэ, как и в офисе, все было перевернуто вверх дном.

— Значит, в спортзале они не нашли того, что искали, — сквозь зубы процедил Фрэнк, и они с Джо принялись осматривать разгромленный дом.

— Бедный дядя Сеино, — произнесла Тикко, сокрушенно оглядывая гостиную.

Она подошла к каминной полке и с грустью посмотрела на осколки слоновой кости на полу. Присев на корточки, девушка собрала их и подошла к братьям.

— Это была очень красивая статуэтка воина самурая, вделанная в шар из слоновой кости, — объяснила она. — Вроде корабликов в бутылке, но гораздо более тонкая работа. Это чуть ли не единственная вещь, которую дядя привез из Японии. В тот день, когда сгорел его дом, он как раз носил ее в магазин на оценку. — В глазах Тикко показались слезы. — Она избежала гибели в огне — и вот что с ней случилось!

Братья не знали, что сказать. Джо покачал головой.

— Мне так жаль… — помогая Тикко собрать осколки, пробормотал Фрэнк.

Через внутренние двери Джо вышел в сад.

— Вот, наверное, как они проникли в дом, — с досадой бросил он. — Удивительно, что они вообще дали себе труд воспользоваться дверью — почему бы просто не проломить стену?

Джо присел на корточки и обследовал дверной косяк. Замок был выбит ломом. Из косяка торчали выломанные доски; на одной из них Джо кое-что заметил.

Он наклонился еще ближе и осторожно снял кусочек черной ткани размером с монетку, на котором был изображен какой-то затейливый красно-белый узор.

— Взгляни-ка сюда, — позвал Джо Тикко.

— Это он! — воскликнула Тикко. — Это тот же знак, что был на шкатулке, присланной дядей!..

— Где-то я видел его раньше… — Фрэнк нахмурился, пытаясь вспомнить. — Ну конечно — в книге о международной преступности!

— О международной преступности? — недоверчиво переспросила Тикко.

Фрэнк помрачнел.

— Это, можно сказать, визитная карточка — знак «Якузы», одной из самых опасных группировок японского преступного мира.


СОМНЕНИЙ НЕТ | Убийцы в черном | ДЕЛО СТАНОВИТСЯ ОПАСНЫМ