home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ТАИНСТВЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ КЕЙТА

Фрэнк и Джо отвезли Кейта назад, в отель «Плаза». Сами они остановились в гостинице с более умеренными ценами, подальше от центра города.

На следующий день Фрэнк и Джо проснулись спозаранку, едва забрезжил рассвет. События предыдущего вечера не давали им покоя. Быстро одевшись, братья Харди забежали в кафе, чтобы проглотить по булочке со стаканом апельсинового сока.

— Помнишь, отец говорил, что это дело более серьезное, чем просто кража велосипеда, — сказал Джо.

— Я с ним совершенно согласен, — ответил Фрэнк. — Погром фургона плохо укладывается в голове. Устраивать такое ради жалкой газетной вырезки!

— Думаю, что к нему пожаловали за другим, — высказал свое предположение Джо. — Заметка висела на самом виду, на дверце шкафа. Если они пришли только за ней, зачем было переворачивать все кругом?

— Они, несомненно, что-то искали, но не нашли. И тем не менее — далась же им эта газетная вырезка!

— Да, пока непонятно, — сказал Джо, допивая.

— Надо бы разузнать побольше о Марианне Борнквист.

После завтрака братья отправились по Пятой авеню в главное здание нью-йоркской Публичной библиотеки и сели за подшивку «Нью-Йорк Тайме».

Наконец они нашли то, что искали: небольшую заметку недельной давности о Марианне Борнквист, «Тайме» получила ее от корреспондента «Ассошиэйтед Пресс» в Боулдере.

Речь в ней шла о том, что некто Марианна Борнквист, доктор наук, сотрудник одного военного конструкторского бюро, подозревается в попытке продать иностранным агентам микропленку с секретными документами. О том, что было на микропленке и кому именно она хотела ее продать, в заметке умалчивалось. В самом конце говорилось, что Бронквист временно отстранена от работы и поступок ее не комментируется, пока идет следствие.

— Настоящая шпионская история! — воскликнул Джо. — Но как она связана с бедами Кейта и кражей велосипеда?

— Не забывай, что Марианна Борнквист живет с ним в соседнем доме!

— Подумаешь! — Джо этот факт не показался дстойным внимания.

Из библиотеки они отправились в отель «Плаза». Фрэнк из вестибюля позвонил в номер Кейта. Трубку поднял О'Мейли и, узнав Фрэнка, закричал:

— Немедленно поднимайтесь! Ни здрасьте вам, ни до свиданья.

Еще минута — и дверь лифта распахнулась на шестом этаже, но Фрэнк и Джо не смогли сделать и шагу. Перед лифтом, спиной к ним, стеной стояли люди. Узкий холл был забит репортерами, телеоператорами, съемочным оборудованием.

Тайна «Серебряной звезды»

Братья кое-как протиснулись вперед, навлекая на свою голову не самые нежные выражения.

— Ребятки, шли бы вы отсюда, — сказала им женщина с камерой на плече.

А мужчина, державший в одной руке микрофон, а в другой — кассетный магнитофон, пригрозил:

— Если у вас нет удостоверений прессы, полиция быстро вас выставит.

Фрэнк и Джо переглянулись. При чем тут полиция? Дверь номера Кейта открылась, и оттуда вышли два полицейских детектива, сразу окунувшись в ослепительный свет прожекторов и многочисленных вспышек. Вопросы посыпались как из пулемета, а многие еще и одновременно.

Фрэнк и Джо под шумок пробрались к номеру Кейта. Они все еще не понимали, что происходит, но больше не сердились на О'Мейли, которому, конечно, некогда было объяснять по телефону суть дела.

Полицейские, проигнорировав журналистские вопросы, сделали короткое заявление.

— В настоящее время, — произнес один из них — мы мало что можем сказать. Обнаружена записка, которая удовлетворительно объясняет сложившуюся ситуацию. Мы уверены, за этим не стоит никакого преступления.

Спокойная, рассудительная речь детектива вы звала в душах Фрэнка и Джо настоящую панику.

Надо было как можно быстрее прорваться к Кейту.

— Куда это вы? — преградил им путь в номер полицейский в синей форме.

— Мы Джо и Фрэнк Харди. Мы только что звонили снизу. Нас ждут, — объяснил Джо.

— Так, правильно, у меня записаны ваши имена, — сказал полицейский и пропустил их в номер Кейта.

Там, в ярко освещенной гостиной, сидели все, с кем Фрэнк и Джо успели познакомиться за последние двое суток: О'Мейли, Грегг Анжелотти, Сьюзи Бурго, Мигель Хейли, Дейв Лаки и несколько человек из комитета «Вело-Эйда». Все молчали. Выключенная камера Дейва лежала у него на коленях.

— А где Кейт? — спросил Фрэнк.

О'Мейли подал ему записку — листок линованной бумаги из записной книжки:

Прости, но я выбываю из игры. На меня оказывают слишком сильное давление, и все идет наперекосяк. Я свяжусь с тобой через несколько недель, после того как отдохну. Не беспокойся, я буду тренироваться.

Кейт

Братья Харди похолодели. О'Мейли, забрав записку, обратился к ним:

— Самое главное, — его голос дрожал от волнения, — я Кейта насквозь знаю. Он никогда бы этого не сделал!

Братьям тоже не верилось, что Кейт мог так просто все бросить и сбежать. Конечно, несчастья валились на него со всех сторон. Но ведь он чемпион, а чемпионы так легко не сдаются.

— Это почерк Кейта? — спросил Фрэнк у О'Мейли.

— Почерк-то его, и тем не менее, я уже говорил, я считаю, что…

— Что вы тут все как маленькие! — оборвал его стоявший у окна Грегг Анжелотти. — У Кейта не выдержали нервы. И все! Подумаешь, будут другие соревнования, соберет силенки и, глядишь, дойдет до финиша.

О'Мейли сердито взглянул на нахала, но первой взорвалась Сьюзи.

— Ты, одноклеточный! — набросилась она на Грегга. — Хватит, я не могу больше это слушать! Как ты смеешь говорить, что у Кейта иссякли силы и не выдержали нервы? Он продолжал гонку даже с больной ногой, даже после того, как похитили «Серебряную звезду»!

— Полегче на поворотах, Сьюзи! — начал было Грегг.

— Не затыкай мне рот! Если бы в «Ам-Вело» мне не платили так много, ноги б моей давно здесь не было! А сейчас я ухожу! Все, не хочу больше врать и расхваливать тебя, самовлюбленное ничтожество!

Присутствующие оцепенели, наблюдая, как лицо Грегга наливается кровью. Мигель встал и повернулся к Сьюзи.

— Как ты смеешь так разговаривать с Греггом Анжелотти?!!

Сьюзи тряхнула головой, отбросив с лица волосы.

— Это единственный способ с ним разговаривать, Мигель, — сказала она. — Может, когда-нибудь и до тебя это дойдет. — По пути к двери она на мгновение задержалась около Фрэнка. — Желаю Удачи!

— Я дойду до финиша! — крикнул Грегг ей вдогонку. — Я все сделаю сам! И тогда все узнают, кто действительно заботится о бедняках!

Все это время Дейв Лаки сидел, безучастно уставившись в пол и не обращая ни малейшего внимания на происходящее вокруг. Вдруг он вскочил с места.

— Я искренне сожалею обо всем, что тут случилось, — пробормотал он и поспешно вышел из номера.

Грегг понял, что оставаться здесь ему бессмысленно. Он видел, что Фрэнк и Джо тоже готовы наброситься на него с упреками и расспросами. Грегг попросил Мигеля проложить ему путь через толпу репортеров. В холле он не смог удержатся и сделал заявление.

— Я потрясен тем, что Кейт бросил гонку, — изображал он чуть ли не оскорбленную невинность. — К сожалению, он не понял, что «Вело-Эйд» — это не соревнование между нами двоими и не соревнование между «Ам-Вело» и «Серебряной звездой». Цель этой гонки — сбор денег для неимущих. Поэтому я продолжаю путь в Мэнодин.

Фрэнк закрыл дверь, чтобы не слышать его болтовни. Перечитав записку Кейта, он вновь усомнился, что тот сам ее сочинил.

— Нет, Кейт не из тех, кто сходит с дистанции! — еще раз подтвердил О'Мейли.

Фрэнк и Джо переглянулись.

— Конечно, это только мое предположение, но не кажется ли вам, что Кейта могли похитить? — осторожно спросил Фрэнк.

— Я в этом не сомневаюсь. И жду телефонного звонка с требованием выкупа с того самого момента, как увидел записку, — ответил О'Мейли.

Тут же зазвонил телефон. О'Мейли поднял трубку.

— Алло? Да, мистер Сеперстайн, — сказал он. — Да, сэр, полиция была здесь. Они сказали, что не будут заниматься расследованием, так как не считают случившееся преступлением.

Во время разговора голова О'Мейли склонялась все ниже и ниже, будто Сеперстайн молотком бил его по голове, как по шляпке гвоздя.

— Да, сэр, — сказал наконец О'Мейли, оглядываясь на Фрэнка и Джо. — Они здесь. Дать трубку?

— Фрэнк Харди слушает!

— Понимаешь ли ты, что это самая дрянная новость в моей жизни! — закричал на него Майкл Сеперстайн. — Я-то думал, вы, ребята, найдете мой велосипед, а вы еще пуще — потеряли моего велосипедиста!

Фрэнк промолчал.

— Я знаю Кейта Холланда лучше, чем собственных детей, — продолжал Сеперстайн. — Он закончил бы гонку, будь у него даже обе ноги в гипсе. Могу спорить на все что угодно. Скажите мне, что вы собираетесь предпринять?

— Видите ли, мы не занимаемся похищениями с целью получения выкупа, — ответил Фрэнк. — Я думаю, вам надо обратиться в ФБР.

— Спасибо за совет! Уже обращался, но они не видят состава преступления. А теперь и вы бросаете меня!

Фрэнк понимал, что Майкл Сеперстайн говорит чистую правду. Записка убедительно свидетельствовала, что Кейт сам куда-то уехал, и ФБР не желало заниматься пустым делом. Ведь никаких доказательств, что Кейт увезен насильно, не было и в помине.

— Фрэнк, — продолжал Майкл Сеперстайн, — если вы с братом собираетесь мне помогать, повесь трубку сразу же. Если бросаете это дело, то, прощу тебя, положи ее на стол. Я хочу слышать, как за вами захлопнется дверь! Решай, Фрэнк!


БОЛЬШИЕ НЕПРИЯТНОСТИ В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ | Тайна «Серебряной звезды» | ПРИЗНАНИЯ И УЛИКИ