home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ДЖОН МЭД ПОЯВЛЯЕТСЯ ВНОВЬ

Примерно через час после отъезда мистера Харди раздался звонок в дверь. Тетя Гертруда бросилась открывать в надежде, что кто-то принес добрые вести. У входа стоял худощавый мужчина лет тридцати.

— Простите, это дом Харди? — спросил незнакомец, улыбаясь и снимая шляпу. Получив утвердительный ответ, он добавил: — А Фрэнк и Джо дома?

— Нет.

— Не скажете, когда их можно увидеть?

— Сначала назовите ваше имя и объясните, зачем они вам понадобились.

— Меня зовут Джон Мэд.

При этих словах у тети Гертруды чуть не подкосились ноги, и она невольно ухватилась рукой за дверной косяк.

— Я вижу, вы сильно удивлены,— произнес незнакомец.— Что особенного я сказал?

— Я… Мы думали, что вы умерли! Мужчина рассмеялся.

— Посмотрите на меня, разве я похож на мертвеца? Интересно, отчего вы решили, что я уже мертв?

Тетя Гертруда постаралась взять себя в руки. Она достаточно наслышалась от Фентона и племянников о деле, которое они расследовали, поэтому человек, назвавшийся Джоном Мэдом, сразу же вызвал у нее подозрение. Она боялась пригласить его в дом, и в то же время ей хотелось его удержать.

Наконец она пересилила свой страх и, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно спокойнее, пригласила посетителя войти. Громко позвав свою невестку, она провела его в гостиную. Через минуту в комнате появилась миссис Харди.

— Лаура, познакомься, это мистер Мэд,— представила гостя тетя Гертруда.

У миссис Харди перехватило дыхание, но она быстро овладела собой и предложила гостю сесть. Мужчина, назвавшийся Мэдом, вскоре заметил, что обе женщины очень нервничают.

— Понимаю, мой визит для вас большая неожиданность,— произнес он.— В прошлый понедельник, когда я попал в аварию, чуть не стоившую мне жизни, Фрэнк и Джо Харди здорово мне помогли.

Женщины молча кивнули.

— Я только что вернулся и сейчас еду домой. Вот и решил еще раз поблагодарить их и заодно пригласить к себе в гости. Я живу в старом особняке, довольно необычном, и ребятам было бы, наверное, интересно в нем побывать.

Он замолчал в ожидании ответной реплики, однако миссис Харди и тетя Гертруда словно язык проглотили. Их взгляды были прикованы к перстню на правой руке гостя. На нем был изображен тот самый таинственный знак, о котором они столько слышали. Спохватившись, что пауза слишком затянулась, миссис Харди воскликнула:

— Ну, конечно! Мальчики нам об этом рассказывали. Но их сейчас нет дома, и я не знаю, когда они вернутся.

Тетя Гертруда, собравшись с духом, сказала, что, насколько ей известно, Джон Мэд, владелец особняка на берегу залива, погиб пять лет назад в автомобильной катастрофе.

— Теперь все понятно,—усмехнулся мужчина.— Это мой дядя.

— Ваш дядя? — воскликнула миссис Харди.— Но мы думали, что у него не осталось никаких родственников.

— Так думали не только вы,—сказал Джон Мэд.— Сказать по правде, мой дядя был человек довольно эксцентричный и нелюдимый. Он никогда не был женат. Его единственными родственниками были мой отец и я. Мы почти все время жили в Англии. Лет пять назад я получил от дяди Джона короткое письмо довольно странного содержания. Он сообщал, что в ближайшее время отправит мне посылку, о содержимом которой напишет позже, когда удостоверится, что я ее получил.

Мэд рассказал, что в посылке было несколько необычных на вид ключей и перстень — тот, что у него сейчас на пальце. Он тотчас же написал дяде в Бейпорт о том, что получил посылку, однако ответа так и не дождался.

— По всей вероятности, дядя Джон погиб, не успев получить мое письмо. Но узнал я об этом много позже. Завещания он не оставил. Правда, отец говорил мне как-то, что мой богатый родственник собирается оставить все мне. В Штатах я совсем недавно, а в Бейпорт приехал на прошлой неделе — взглянуть на особняк, ставший теперь моим.

Слова незнакомца звучали вполне правдоподобно, однако сломить недоверие женщин было нелегко. Оставив миссис Харди беседовать с гостем, тетя Гертруда выскользнула из комнаты и торопливо поднялась наверх, чтобы позвонить в полицию.

Начальника полицейского управления на месте не оказалось — он занимался розысками Фрэнка и Джо. Женщина объяснила все дежурному офицеру, и тот обещал прислать сотрудника.

Беседуя с Мэдом, миссис Харди поинтересовалась как бы между прочим, в каком состоянии особняк. Она помнила, как сыновья рассказывали, что электричество в доме то работает, то нет.

— Особняк очень долго пустовал, и все коммуникации, наверное, отключены,— сказала она, пристально глядя в глаза своему собеседнику.— Как же вы там жили?

— Я недолго в нем пробыл,— ответил Мэд,— и решил пока оставить все как есть. При осмотре дома я пользовался фонариком. Надеюсь, резервный генератор, о котором упоминал отец, в исправности.

Затем он стал рассказывать о хитроумных замках, сконструированных его дядей, и секретных механизмах, о том, что ему удалось разгадать, как действуют некоторые из них.

— Думаю, вашим сыновьям будет интересно взглянуть на эти забавные устройства.

Через несколько минут раздался звонок в дверь. Тетя Гертруда поспешила впустить полицейского в штатском и, быстро прошептав ему на ухо о своих подозрениях, провела в гостиную. Мэду она представила его как своего знакомого, многозначительно взглянув при этом на миссис Харди, дабы удержать ее от ненужных расспросов.

— Что ж, тогда позвольте откланяться,— сказал Мэд.— Передайте, пожалуйста, Фрэнку и Джо, что я хотел бы видеть их у себя в ближайшее время.

Он уже собрался уходить, но полицейский загородил ему дорогу.

— Мне хотелось бы задать вам несколько вопросов,— сказал он.

Англичанин был подвергнут настоящему допросу, продолжавшемуся несколько минут, однако ничего нового, кроме того, что он уже сообщил двум женщинам, полицейскому узнать не удалось. В конце концов Джон Мэд начал выходить из себя.

— Послушайте, почему вы говорите со мной так, будто я какой-то преступник? — возмутился он.— Я знаю, что это дом детектива, однако из этого вовсе не следует, что вы должны допрашивать всякого, кто сюда приходит. Подобного обращения я не потерплю!

— Хорошо, давайте говорить начистоту. Мы вас подозреваем! — воскликнула тетя Гертруда.

— Ч-что вы сказали? — спросил Мэд с таким видом, словно получил удар по голове. Однако он быстро взял себя в руки и потребовал объяснений. Миссис Харди поспешила его успокоить.

— Прошу вас, мистер Мэд, сядьте. Сейчас вам все станет ясно.

— Этот человек из полиции,— указала тетя Гертруда на мужчину в штатском.— Так что вы с вашими штучками поосторожней, не то…

— Не знаю, какие штучки вы имеете в виду,— перебил ее Мэд,— но могу вам посоветовать то же самое. Объясните же, наконец, в чем меня подозревают!

— На вашем перстне изображен символ банды преступников! — воскликнула тетя Гертруда.— Откуда нам знать, что вы не один из них?

Джон Мэд побледнел и, нервно жестикулируя, принялся доказывать, что никакой он не преступник, а перстень получил, как уже говорил, в наследство от своего покойного дяди.

— Может, вы говорите правду, а может, и нет,— заметил сыщик,— Вы не будете возражать, если я поеду вместе с вами в особняк?

— И нас с собой возьмите! — воскликнули в один голос женщины.

Они решили пока не говорить, что мистер Харди уехал разыскивать ребят и, возможно, находится сейчас там.

Мэд иронически взглянул на обеих женщин и пожал плечами.

— Если вы так настаиваете… Что ж, поехали, мне скрывать нечего.

Полицейский проводил всех троих к машине. У особняка Мэда они увидели мистера Харди, который вместе с двумя людьми Коллига безуспешно пытался проникнуть в дом. Детектив был немало удивлен, увидев жену и сестру, но больше всего его изумило появление Джона Мэда. Подробно расспросив англичанина, он заключил, что его история звучит вполне правдоподобно.

Мэд быстро понял всю серьезность ситуации и выразил готовность содействовать поискам исчезнувших ребят.

— У нас есть достаточные основания полагать, что моих сыновей держат пленниками где-то в доме,— пояснил мистер Харди.— Но попасть внутрь нам никак не удается. У вас есть ключ?

— Ключ от главного входа я потерял, но от остальных дверей ключи у меня есть.

Мэд направился в сопровождении детектива к задней двери и открыл ее.

— Мне пришлось изрядно поломать голову, прежде чем разобрался в этих замках,— пояснил англичанин.

— Действительно, хитро придумано,— согласился мистер Харди.

Войдя внутрь, он щелкнул выключателем, и свет зажегся.

— Странно,— удивился Мэд.— Мне казалось, что…

— Значит, о генераторе знает кто-то еще,— сказал детектив и повернулся к остальным: — Я с двумя полицейскими осмотрю дом, а вы оставайтесь здесь.

Через некоторое время они возвратились, так и не обнаружив никаких следов ребят.

— Вам лучше вернуться домой,— обратился мистер Харди к супруге и сестре.— Томас отвезет вас на своей машине,— кивнул он в сторону сыщика в штатском.— А вас, мистер Мэд, я попрошу остаться. Мы вместе продолжим поиски.

После того как женщины уехали, мистер Харди вкратце рассказал Мэду об обстоятельствах дела, расследованием которого занимался. Он сообщил ему также об истории с Ленни Страйкером, о похищении Марты Джонсон и о потайной двери. И добавил, что если найти эту дверь, то, возможно, удастся разыскать и ребят.

— Все следы ведут к вашему дому,— заключил детектив.— Попытайтесь вспомнить — может, ваш дядя упоминал когда-нибудь о потайной двери или комнате?

Англичанин беспомощно развел руками. Ему было известно лишь о существовании секретных замков, но он допускал, что его эксцентричный родственник вполне мог сделать в доме тайник.

— Отец говорил мне, что дядя Джон был по натуре человек довольно замкнутый. Я не исключаю того, что он мог устроить потайную комнату, где мастерил свои хитроумные замки. Но я о ней ничего не слышал.

Мистер Харди был склонен верить англичанину, однако на всякий случай дал знак одному из людей Коллига по имени Мак, чтобы тот незаметно за ним следил.

Затем детектив вместе с полицейскими тщательно обследовал дом снаружи и пришел к заключению, что потайная комната расположена неподалеку от библиотеки.

Переставив машины в такое место, где их трудно было заметить, они вернулись в дом и принялись детально обследовать обшитые резными панелями стены библиотеки.

Мистер Харди несколько раз окликнул ребят, но ответа не последовало.

— Если они где-то поблизости, то должны были откликнуться,— заметил Мак.

— Совсем не обязательно. Может, им заткнули рты кляпами, или же просто звук не проникает сквозь стены. Джо говорил, что слышал стон, но в тот момент потайная дверь, возможно, была открыта.

Наконец детектив добрался до панелей у камина и довольно скоро обнаружил, что под одним из дубовых листьев орнамента спрятан металлический диск. Не успел он его толком рассмотреть, как полицейский, дежуривший в холле, услышал снаружи какой-то шум. Он немедленно подал знак мистеру Харди, и тот, выключив свет, укрылся за портьерой вместе с остальными.

Входная дверь бесшумно открылась. Кто-то, тихо ступая, проследовал через холл в библиотеку и подошел к камину. Стоящие за портьерой напряженно прислушивались.

Откроется ли потайная дверь?


ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ | Тайна секретной двери | ЗАСАДА