home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пролог, или за несколько лет до…

Когда широкоплечий горизонт заслонил румяное солнце, когда сосульки перестали плакать, застыв от ночной прохлады, во дворе многоэтажного дома взвизгнули тормоза старенькой 'Тойоты'. Из машины вышли двое: первым — молодой человек в пятнистой спецназовской форме, за ним — полненькая блондинка со следами размазанной туши на щеках. Хлопнув дверцами, парочка недружно засеменила к последнему подъезду.

— Какой этаж? — сухо спросил военный, взбегая на крыльцо.

— Девятый, — тихо пробурчала спутница. — Но помни, Слава, ты обещал не устраивать скандал. Ты говорил, что…

— Вперед, — оборвал причитания спецназовец.

В лифте ехали молча, тишину нарушало только женское всхлипывание и нервное мужское покашливание.

У дверей квартиры блондинка, немного помедлив, смахнула с глаз остатки слез и робко нажала кнопку модного звонка, выполненного в форме позолоченного кукиша.

— Кто там? — отозвался изнутри сиплый мужской голос, которым впору было озвучивать персонажи уголовников в детективных фильмах.

— Открывай, Сережа… Это я, Галина.

Замок жестко щелкнул, и в дверном проеме появилось заплывшее (судя по густому перегару — с похмелья) фиолетово-красное лицо хозяина. Спецназовец оценил портрет художественно:

— Это что, обезьянка попку показала? Некрасиво. Отворяй ворота, не бойся.

— Да я не боюсь, не из пугливых, — вышел из тени низколобый и в самом деле напоминающий большого рыжего орангутанга мужчина.

— Сергей, между прочим, раньше боксом занимался, — с гордостью подпела воспрявшая духом блондинка. — Даже чемпионом города был в юности.

Ну и зачем она это сказала? Вздумала испугать кобеля буханкой? Разве можно играть на мужском самолюбии в такой пикантной ситуации. Никто же не просил будить лихо…

В следующий миг рука спецназовца выстрелила с бедра свинцовым кулаком. Скорость полета 'заряда' была, как минимум, сверхзвуковой, потому что боксер сначала почувствовал удар, а потом услышал шуршанье камуфляжа.

Глаза чемпиона заискрились бенгальскими огнями, новогодними фейерверками, яркой праздничной иллюминацией — ощущения почти безболезненные и хорошо знакомые по рингу. Привычно втянув голову в плечи, и, закрыв руками подбородок, боксер выбросил вперед левый 'хук'…

И опять же, зачем? Гость не собирался выяснять отношения в силовой манере, он лишь слегка чиркнул оппонента по скуле, чтоб не зарывался — боксер, понимаешь, не из пугливых — и потом, вы бы сдержались, увидев перед собой любовника собственной жены?

…Конечно, спецназовец мог заблокировать 'хук' рукой, или сделать нырок. На худой конец, отскочить в сторону тоже мог бы, но… Натасканный многолетними тренировками организм, выбрал самый надежный способ защиты и сработал на опережение, автоматически, без намеков на тему встречи. Нога военного камнем впечаталась в пах чемпиона.

Блондинка, ничего не понимая, лишь заметила, что Сережа, отважно ударив Славу, точнее, пытаясь ударить, рухнул сам, будто сбитый на взлете самолет. В итоге: любовник валялся на полу, а муж стоял непреступной стеной, у которой только что расстреляли мародера.

— Ты же обещал, что скандала не будет?! — взвизгнула она, топнув ножкой.

— А его и не было, — спокойно ответил спецназовец, поправляя форму. — Передача имущества прошла в спокойной деловой обстановке. Подстилка в форме женщины: бывшая в употреблении, почти новая, сдана в пользование другому владельцу. — Войдя в лифт, он на секунду задержался. — А знаешь, чем вы отличаетесь от животных?..

— ..?

— Да ничем: живете, чтобы жрать и плодиться — все. И на хрен вы людьми родились, зверьки? Ненавижу измену. Прощай.


Гранатовый срез | Гранатовый срез | Глава 1