home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

После утреннего совещания с его утомительными планами и бесконечными инструктажами Калашников отправился на местный базар. Город понемногу оживал, и на чумазых, изъеденных воронками улицах начинали появляться маленькие продуктовые рынки. Один такой вырос неподалеку от базы. И, разумеется, не случайно. Хитроватые чеченцы все просчитали до мелочей. Во-первых — подобное соседство обеспечивало им хорошую посещаемость: бойцы довольно часто покупали фрукты и зелень, которых, благодаря 'стараниям Тетерина, не хватало в рационе. А, во-вторых — это позволяло торговцам открыто наблюдать за повседневной жизнью отряда. Теперь, куда бы ни выезжали боевые группы, сигнал — 'Внимание, опасность! немедленно разносился по округе.

Чтобы продавцы не пытались раствориться в обезличенной толпе, где, как известно, крайних не найдешь, собровцы взяли каждого на учет, проверили по адресам и связям, занесли в специальную картотеку. И вот, удача: размышляя над планом розыска убийцы, Колдун вспомнил о шашлычнике Асланбеке, в карточке которого значилась красная пометка — 'служба в МВД СССР. На этом можно было сыграть неплохую партию.

После совещания Тетерин почувствовал боль в висках и решил немного отдохнуть. Небольшая — 3х3 — комната, где он жил в гордом одиночестве, была сплошь утыкана ржавыми гвоздями. На них висели куртки, штаны, разгрузки*, полотенца и многое другое из того, что по определению не могло стоять. Приняв таблетку аспирина, больной устроился на полинялом диванчике, который привезли с очередной зачистки, и закрыл глаза, ожидая, когда подействует лекарство. Над головой его мирно покачивалась кобура с автоматическим пистолетом 'Стечкина'.

Почему бойцы в соседней комнате начали прибивать вешалку именно в это время и почему именно к этой стенке, они потом объяснить не могли, а лишь твердили, что случайно. Но командир, получивший с первым же ударом молотка, нокаут от собственного пистолета, рухнувшего с гвоздя, аки метеор с неба, придерживался иного мнения. 'Вы это специально сделали! — кричал он, выпучив глаза, — Думаете, я забыл, про колбасу на спарке?! Ошибаетесь! Вы у меня еще попляшете, я в вашу сторону еще из гроба ногой дрыгну! Как он представлял себе последнее, разумеется, никто не понял, а потому списали все на ушибленную голову, да с миром разошлись. О предупреждении Колдуна по части неприятностей, разгневанный подполковник даже не вспомнил.


К чеченскому рынку, как нельзя лучше подходила приставка 'мини', а, пожалуй, что и 'микро'. Здесь не было пузатых южных прилавков с бессовестно яркими фруктами и ласковой плодово-ягодной атмосферой, здесь все выглядело гораздо скромнее. На кривых, застеленных газетками, столиках лежала блеклая зелень, мелкая, как горох, черешня, самые обычные, будто привезенные из-за Урала, яблоки и мутный виноград, отдающий кислятиной даже на вид.

— Добрый день, Айша, — поприветствовал Калашников пожилую, златозубую чеченку, стоявшую за прилавком с зеленью, — не подскажете, где найти Асланбека?

— Да вон, крышу для шашлычной мастерит, — кивнула она в глубь рынка.

Колдун знал, что чеченцы никогда не выдают сородичей — тэйповые ценности здесь стояли выше национальных, а порой, даже личных — но вот чужих, особенно если клан был враждебным, могли сдать как одежду в гардероб. Значит, если устроить что-то полезное для одного рода, можно рассчитывать на реальную информацию о другом. Оставалось уточнить, не принадлежит ли убийца к тэйпу шашлычника.

На задворках базара седовласый, необычайно стройный для своих лет старик, а было ему далеко за 70, играючи, забивал молотком железные клинья в толстенные бревна. Рядом пилил доски крепкий молодой парень со строгим лицом и хмурым взглядом. Если б ему надвинуть на уши папаху, да кинуть на плечи бурку, то получился бы настоящий джигит, каких любят рисовать художники на открытках.

— Дедикдойла, — сквозь шум прокричал Калашников.

— И тебе добрый день, — ответил переводом Асланбек, опуская молоток. — Наш язык пытаешься освоить?

— Пытаюсь, — улыбнулся Колдун, — только трудный он у вас какой-то, в каждом ауле свое наречие. У одних спросишь, другим скажешь — не понимают.

— Э! — вскинул руку старик. — А у вас не так разве? Вятские, костромские, по-твоему, одинаково говорят, да?

— Бывает и у нас такое, особенно, если корни хохляцкие, — согласился Калашников. — Я с вами потолковать хотел, где это можно сделать?

— Прямо здесь, — указал Асланбек на лавку. — Резван, погуляй немного, я с человеком пообщаюсь.

— Вопрос у меня, вот какой, — негромко начал Колдун, когда помощник скрылся из виду. — Хасан Тасуев, с улицы Сайханова вам не родственником приходится?

— Нет, — цокнул языком чеченец.

— Это хорошо. А вы слышали, что сейчас идет набор в чеченскую милицию? Там должность, оружие, хороший оклад предлагают, учитывая, что вы тут вообще ничего не получаете. Я к чему говорю — внук у вас, ему работать надо, учиться, а не прозябать в шашлычной. Я бы мог помочь с трудоустройством. У них конкурс большой, только по рекомендациям берут.

— Кхе, кхе, — кашлянул старик, подозрительно прищурившись, — а почему ты решил, что меня это заинтересует?

— Потому что вы сами погоны носили, а на Кавказе преемственность в почете.

— Откуда знаешь, что носил? — насторожился чеченец.

— Мы же проверяли вас, торговцев. Я даже знаю, что вы были в центральном аппарате бывшего МВД СССР, а это высокий уровень, достойный уважения.

— Правильно сказал, — приосанился польщенный Асланбек. — Я был офицером министерства, а туда кого попало не брали — только профессионалов. В те времена на связи не смотрели. Это сейчас: кто чей дядя, кто чей брат, а тогда — хоть ты с гор спустился, хоть из аула вышел, если умеешь работать — заметят. А здесь я не торгую, — с достоинством сказал он, отряхнув штаны от стружки. — По возрасту и по заслугам не положено, у нас для этого молодежь есть. Просто иногда захожу, показываю, как шашлык готовить, да вот, с инструментом обращаться. А внук у меня, твоя правда, хороший, из него может настоящий офицер получиться. Так ты говоришь, и на учебу посылают?

— Конечно, даже без конкурса.

— Что хочешь взамен?

— А это и будет первым оперативным заданием для будущего милиционера…


* * * | Гранатовый срез | * * *