home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Традиционное вечернее совещание началось нетрадиционно. Игорь Витольдович, сегодня не в пример вежливый и корректный, неожиданно угостил подчиненных кофе. 'С какой это радости? , - подумал Фокин. 'С чего это вдруг? , - удивился Полынцев. 'Cобровцев, наверное, испугался', - решил Андрей. 'Меня боится', - рассудил Олег.

Между тем начальник уголовного розыска никого не испугался и от своих принципов не отступил ни на йоту. Он просто хорошо знал: хочешь жестко жать, надо мягко стлать. Поэтому когда сегодня утром позвонили из Управления и попросили назвать кандидата на выдвижение в городской убойный отдел, Игорь Витольдович сказал, что у него достойных кандидатов нет. Когда же после обеда начальник криминальной милиции потребовал списки оперативников на поощрение, фамилии Фокина в них уже не было. А совсем скоро неучтивому сыщику предстояло получение очередного звания. И как там в песенке поется? 'Он сказал — капитан, никогда ты не будешь майором'. Так-то вот, с начальственной головы перхоть сдувать.

— Можно переходить к докладу? — осведомился Фокин, опустошив чашечку жидкого, кисловатого кофе, видно припасенного специально для не особенно важных персон.

— Конечно, — благодушно ответил Журавлев, — и можно сидя.

— Спасибо, — поблагодарил Олег, уже начавший было вставать из-за стола. — Несмотря на то что Батюшкин все отрицает — и это естественно, было б странно, если бы он сразу в пух раскололся — так вот, несмотря на это, одну зацепку мы в его словах все-таки выискали.

— С паршивой овцы, хоть шерсти клок, — негромко прокомментировал Чупачупс.

— Да. Так вот. Мы отлично знаем, что у Валерия Владимировича есть дурная привычка наводить тень на плетень и перекладывать все с больной головы на здоровую. Однако последнее наше предположение он, сам того не ведая, подтвердил на 100 %.

— Ну-ка, ну-ка, — заерзал в кресле Журавлев.

— А именно то, что у Светланы Берцовой есть тайный любовник. Директор сказал, что видел ее совсем недавно в обществе какого-то хачика на железнодорожном вокзале.

— Когда?

— Около месяца назад. И если это действительно так, то версия насчет чеченского хахаля выходит на 1-е место. Тогда все легко складывается в кубики…

— Во что?

— В кубики… Ну, знаете, буквы из них еще составляют, картинки.

— Я почему-то был уверен, что ты на досуге в кубики поигрываешь, — откровенно признался Игорь Витольдович.

— Да нет — это сын, я редко, все времени не хватает, — засмущался Олег. — Ну так вот… Тогда у нас все укладывается в одну обойму: и преследование вдовы, и посещение ее квартиры, и убийство Берцова.

— Мотив?

— А черт их разберет этих чучмеков…

— Чеченцев, — поправил начальник.

— Я и говорю, черт их разберет и их традициии. Зачем сейчас над этим голову ломать — поймаем абрека, а там и спрашивать станем.

— Может быть, может быть, — задумчиво пробурчал Игорь Витольдович, — тогда, действительно, все объясняется.

— И еще, — продолжил Фокин. — Мы уже попросили собровцев (при упоминании этого слова, Чупачупс нервно дернул плечом) проверить Светлану Берцову по чеченским связям. Может, там какой-то компромат выплывет.

— Ну что ж, определенный резон в этом есть, — сухо подытожил начальник. — Еще что-нибудь?

— А еще я сегодня разговаривал с собровцами, — подал голос Полынцев. — И они подсказали, что наш неуловимый Жуков — это, может быть, и есть тот самый коммерсант, из-за которого Берцов в свое время чуть в тюрьму не угодил.

— Что, значит, 'может быть'? — вскинул удивленный взор начальник, — А ну-ка рассказывай подробно.

— Подробно я пока не успел разобраться, только утром информацию получил.

— Сначала проверь, а после докладывай, — недовольно, хоть и мягко, произнес Игорь Витольдович. — Если это, действительно, тот самый бизнесмен, то может образоваться вполне приличная версия. Мотив куда как серьезный — мужика импотентом сделал — такое и захочешь, не забудешь.

— И еще возможно, что сейчас он женат на бывшей супруге Берцова, — дополнил Полынцев.

— Опять 'возможно'!? — вспыхнул (но быстро потух) Журавлев. — Чтоб завтра же все как следует проверил и лично доложил. Ты понимаешь, что это получается новый поворот в деле?

— Понимаю, — кивнул Андрей.

— Боюсь, что не до конца. Следи за мыслью: допустим, это тот самый Жуков, которого Берцов в свое время, можно сказать, искалечил. Отсюда вывод — присутствует железный и очень серьезный мотив. Дальше. Нынешняя его жена оказывается бывшей супругой Берцова. Отсюда вывод — есть еще один человек, имеющий огромный зуб на жертву. Дальше. Они крутят какие-то аферы с директором 'Кроны'. Заместитель их ловит. Отсюда вывод — набирается целая шайка единомышленников, которым этот Берцов стоял, как берцовая кость в горле. Ведь Батюшкин не рассказал нам о том, что Жуков — давний враг зама. Значит, есть причина это скрывать? И причина эта, я думаю — убийство. Теперь понимаешь?

— Конечно, — промямлил Полынцев (будто до этого было неясно).

— Но это при условии, что Жуков — тот самый Жуков, а жена — та самая жена. Поэтому срочно проверить и взять в разработку

— Все сделаем в лучшем виде, — с готовностью заверил Фокин, — чует мое сердце — наконец-то цвет пошел.

— Ну и отлично, раз чует, — заключил Игорь Витольдович, — осталось только до ума довести. Ко мне еще вопросы есть?

— Нет, нет, — хором ответили офицеры.

— Тогда больше никого не задерживаю. Давайте по рабочим местам, время, как всегда, не терпит.


* * * | Гранатовый срез | * * *