home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


31. Занятия спортом

Мы с Дороти отлично проводим время. Гуляем, трахаемся, курим травку. Она, правда, парится насчет своей работы. И придирается ко всему. Куда ни зайдем пообедать, все ей не так. То обстановка, то цвет скатерти. И меню редко когда одобрит. Вот и сейчас — не успели войти в ресторан, а она морщит носик.

— Осколок интернетного бума.

Ну да, место не из самых центровых, даром что в районе Мишн. Потеки на потолке закрашены весьма небрежно. Стеклянная панель, отделяющая кухню от зала, покрыта трещинками. Я делюсь наблюдениями с Дороти. Она уныло кивает.

— Да, если уж хозяевам наплевать…— И вдруг ее лицо оживляется, вспыхивает нежданным теплым светом, и она нараспев произносит, улыбаясь подходящему официанту: — Зато готовят здесь а-бал-денно!

Вот за что она мне нравится. Казалось бы, настроилась все подряд ругать — но срабатывает предохранитель, и в душе оживает независимый источник чистой ключевой доброты.

— Морепродукты у них замечательные. Попробуй омара в мартини с кинзой под шампанским соусом.

— А чтоб поменьше алкоголя?— спрашиваю я, заботясь об астральном братишке по ту сторону океана.

— Да ладно тебе! Это же подливка. И потом, весь алкоголь выкипает при готовке.

Ее взгляд помимо воли гуляет по бутылке красного вина на соседнем столике, где сидит влюбленная парочка. Официант подходит к ним, орудует штопором — и устраивает целое представление, разливая вино по бокалам. Парочка ему охотно подыгрывает. У них на лицах мерцают широкие томные ухмылки: видно, перед обедом на славу перепихнулись.

Я смотрю на Дороти, в ее орехово-зеленые глаза, горящие голодным желанием, и думаю: надо пойти ей навстречу. Она перехватывает мой взгляд и едва заметно, с вопросительным выражением, шевелит бровями… Но официант уже рядом — а момент еще не созрел. Он протягивает Дороти карту вин, она торопливо отмахивается.

— Это не для нас.

Бедняга вздыхает, как побитый пес, не понимающий, за что его наказали.

Неумолимая детерминированность нашего положения одновременно угнетает и окрыляет — странное чувство. Я снова просматриваю меню: вот, например, бифштекс в соевом соусе с баклажанами и острым мармеладом — очень недурно, но к нему нужно красное вино! Черт бы побрал Фоя с его уроками! Красное мясо требует красного вина, это закон. Курица или рыба — ладно, белое тут не обязательно, можно, на худой конец, заменить минералкой. Но мясо…

— В чем дело, Дэнни?— говорит Дороти с вызовом.— Сидишь как на иголках.

— Да нет, ничего.

— Жалеешь, что мы пошли в ресторан?

— Ну…

А что тут скажешь? Не посвящать же ее в перипетии моей истории с Кибби. Такие вещи не только ей — вообще никому нельзя рассказывать! Засмеют, примут за безумца. И будут правы. Мне и самому — сейчас, через океан — все это кажется бредом.

— Нужно учиться преодолевать соблазны,— убеждает Дороти.— Нельзя всю жизнь сидеть взаперти! Надо иногда выбираться на люди, обедать в ресторанах…

Я с улыбкой обдумываю эту перспективу: тоже в общем-то выход. Обречь себя на добровольное заточение в уютном мирке Дороти во имя безопасности Кибби с его новой печенью. А почему бы нет? Женюсь на ней, получу вид на жительство, потом присягну звездно-полосатому флагу. Переберемся в тихий городок где-нибудь в штате Юта. Я начну ходить в церковь, вести трезвую жизнь. Жена, дети, воскресная служба, огород… Так и спрячусь от дьявола. От демона в бутылке.

— Да, все правильно ты говоришь,— соглашаюсь я.— Ты вообще классная девчонка. Серьезно. Рядом с тобой хочется… быть лучше, сильнее.

Она откидывается на спинку стула, смотрит на меня с тревогой.

— Странный ты…

Да, есть немножко. Я снова гляжу на соседний столик. Выхвати я сейчас у девушки бокал да опрокинь его залпом — это будет как выстрел в спину бедному слизняку в далеком Эдинбурге.

— Ну извини. Со мной иногда бывает: ляпну какую-нибудь глупость… Я просто хотел, чтобы ты знала…

— Странный в хорошем смысле,— улыбается она.

После обеда мы отправляемся домой — и прямиком в койку. Снова все получается по высшему разряду, да и Брайану эндорфиновая инъекция не повредит. Лучшей замены реального секса у него еще не было. Да и не будет, пожалуй. Разве что в задние ворота.

Здесь, рядом с Дороти, призрак Кей наконец перестал изводить мою душу. Точнее, его сменила другая нечисть: странное чувство вины перед Шеннон и другими случайными девчонками, которых я использовал грубо и эгоистично, не заботясь об их чувствах.

Такова уж шотландская душа: не одно, так другое. Коктейль «крушение»: плесните кальвинистских репрессий, добавьте щепотку католического стыда, щедро залейте спиртом и настаивайте триста с лишним лет в темном сыром месте. Подавайте на подносе с пошлым орнаментом. Закусывайте чесноком.

На следующее утро я встаю спозаранку и проверяю почту: как там Кибби? О нем никаких вестей, зато есть письмо от Гарета.

Кому: skinnyboy@ hotmail.com

От: Gav.f-o@ virgin.net

Тема: Прощай, мистер Макензи

Привет, Дэнни.

Надеюсь, ты по полной отрываешься в солнечной Калифорнии. Западло, что именно мне выпало сообщить дурную весть, но, увы, должен тебя огорчить. Несколько дней назад на острове Тенерифе трагически погиб Роберт Макензи. Они там отдыхали целой толпой: Дэмпси, Шеви, Гэри Т, Джони Хэген, Блоксо и еще, кажется, Красный Эрик и Питер О’Стул.

Обстоятельства смерти Малютки Роба еще до конца не выяснены

Вот такие дела… Извини. Остальное как обычно. Скука и холод. Смотрели с парнями игру, кубок Содружества, «Аллоа Атлетик» — «Хиберниан». 4:0 в нашу пользу. Кто бы сомневался.

Всех благ,

Гарет.

Малютка Роб… наверное, сорвался, загудел с ребятами… или вражеская бригада подкараулила… нет, ерунда, надо умудриться, чтобы погибнуть в футбольной драке… это только Кибби может…

Сердце, что ли, не выдержало? Да ну, вел здоровый образ жизни…

Вот что: надо пойти позвонить Гэри Трейнору!

Звоню на мобильный, слышимость отвратительная, но что поделать. Должен же я узнать подробности!

— Гэри, привет. Дэнни. Только что узнал про Роба.

— О, Скинни!— восклицает он жизнерадостно.— Как житуха?

— Гэри… что там с Робом?— напоминаю я.

— А, да… Херово вышло.

— Да уж… А что там случилось?

— Да он в спортзале был, со штангой работал. Он как завязал, так каждый день железо тягал. А с ним Блокло и Шеви, они же вышибалы — хлебом не корми, дай за гирю подержаться. Короче, прилетел откуда ни возьмись комар. Ну и укусил мужика. У него сразу аллергическая реакция, шок…

— Ни фига себе…

— Короче, парни видят, такое дело: сидит комар, от крови разбух, лететь не может. Ну, они вышибалы, им не привыкать. Под крылья его — и на выход.

— Трейнор, что ты гонишь!— Я не могу сдержать смеха. Этот тип ничего всерьез не принимает.

— А чё, это гипербола! Художественное преувеличение, чтоб ты представил размеры гребаного комара. Короче, мужика отвезли в больницу, и там он скончался, не приходя в сознание. Бедняга Роб! Прикинь, позор: пал от укуса комара!

— Э, могло быть и позорнее,— говорю я, заразившись его пофигизмом.— Мог бы пасть…— и мы заканчиваем в унисон: — От руки вражеского фаната!

Мне немного стыдно… но малышу такой разговор понравился бы, я уверен.

— Ты на похороны приедешь?— спрашивает Гэри.— Они на следующей неделе.

Такого испытания мой сухой закон, пожалуй, не выдержит. К тому же я еще не закончил с Грегом Томлином, не выяснил толком, отец он мне или нет.

— Посмотрим. Билетов может не быть… Ты там организуй от меня венок, если что.

— Да, конечно, не дергайся! Мотаться через океан… Малыш не хотел бы, чтоб ты себе каникулы портил.

— Ну ладно…— На карточке заканчивается время; я не знаю, что сказать.— Удачи, братан!


30. Гомики | Альковные секреты шеф-поваров | 32. Вытащили