home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Миди осталась жива. Но привести ее в сознание обычными средствами, доступными пиррянской медицине, не удалось. Даже к концу дня. Тека, считавшийся лучшим специалистом планеты, констатировал серьезное и глубокое поражение головного мозга, приведшее к коматозному состоянию. Парадокс заключался в том, что никаких физиологических изменений у Миди не наблюдалось, однако эффект был почти таким же, как при обширном инсульте.

– К сожалению, – сказал Тека, беседуя с Язоном тет-а-тет, – я не силен в той области современной науки, которая занимается вплотную экстрасенсорикой и телепатической связью, но факт налицо. Миди сделалась жертвой ментального взрыва, возможно, даже направленного ментального удара.

– То есть ты хочешь сказать, что черные шары, живущие глубоко под землей, агрессивны, а потому опасны и для остальных тоже, – решил уточнить Язон. – Стоит объявить об этом всем, и сразу родится общее однозначное решение. Понятно, какое.

– Я не говорил об агрессивности, – осторожно возразил Тека. – Мы слишком мало знаем о существах или устройствах, именуемых высокотемпературными монстрами, а тем более об их черных шарах. Рановато сейчас делать окончательные выводы. Поверь, как истинный пиррянин, я бы не стал жалеть какой-то там природный феномен, угрожай он хоть чуточку жизням моих друзей.

Тека вздохнул и задумчиво поскреб гладко выбритый подбородок.

– Но в том-то и беда, – продолжил он, – что тотальное уничтожение, за которое, вне всяких сомнений, проголосует большинство, вряд ли возможно. Я уже посоветовался об этом с Бруччо и Керком. Пресловутый воздушный пузырь в магме слишком уж напомнил нам всем Эпицентр Мира Смерти. Думаю, никто еще не забыл, к чему привел взрыв ядерной бомбы в той пещере.

– Это очень мило, – улыбнулся Язон, – что по ходу многолетнего спора мы как бы поменялись позициями. Но именно что как бы. Я ведь никогда не призывал и сейчас не призываю к уничтожению кого-либо и даже чего-либо неизвестного и нового. Я просто научен горьким опытом истории, суть которого в том, что история ничему не учит. Людям свойственно много раз наступить на одни и те же грабли.

Тека посмотрел на него странно, и Язон понял, что пиррянский врач никогда в жизни граблей не видел. Одно слово – горожанин.

– Спроси у Реса, он объяснит тебе, что это такое.

– Спрошу, – пообещал Тека. – А сейчас, Язон, подойди, пожалуйста, к Миди. У тебя же был с нею телепатический контакт. Может, сумеешь помочь.

Язон еще ни разу в жизни не пробовал вступать в телепатический контакт с человеком, находящимся в коме. Но почему бы и не попытаться? Помочь он вряд ли поможет, но вдруг удастся хотя бы поставить диагноз поточнее…

Миди совсем не изменилась внешне, может, только стала чуточку бледнее. Глаза закрыты, дышит тихонько – нормальный спокойный сон. Вот только бы еще очнуться от него! Язон опустил веки и попытался сосредоточиться.

Чудно было сравнивать этот почти трагический момент с игрою в кости или в рулетку, но он вспоминал именно те эпизоды, когда подкатывал максимум вдохновения и мозг подчинял себе блестящий металлический шарик или маленькие кубики из прозрачного пластика. И… получилось.

Он даже, слегка потеряв равновесие, судорожно вцепился пальцами в спинку кровати. Мир покачнулся, и Язон увидел недавний эпизод в недрах планеты не своими глазами, а глазами Миди.

Она была предельно открыта в тот момент для любых сигналов. Она чувствовала опасность, страх мешал ей, но предвкушение важного открытия оказалось сильнее. Черные шары были на порядок умнее монстров и на три порядка активнее телепатически. С ними было бы интересно общаться. Но шар, который полетел к ним навстречу, концентрировал в себе все больше и больше злобы и раздражения. Миди изо всех сил посылала в его сторону импульсы доброжелательности, но тот их почему-то не чувствовал. Не чувствовал! Словно был настроен на совсем другую волну. Это было до безумия обидно. А она открывалась все сильнее, расширяя диапазон трансляции и приема сигналов. И кажется, уже зацепила каким-то краешком постоянно растущую сферу восприятия чужака. Однако друзья требовали от нее ответа. Немедленного. И ответ мог быть только честным. Она не могла в тот момент хитрить. Больше того, даже рассуждать логически не могла, она была сплошным сгустком эмоций. И Миди сказала им о ненависти, но не успела сказать о доброте…

Потом Язону вновь стало больно. Даже еще больнее, чем там, под землей. Он снова пережил страшный взрыв, в результате которого вся накопившаяся против пиррян злоба ударила в единственное открытое и незащищенное место – в мозг Миди. Привычка ставить ментальную защиту в подобных случаях спасла Язона от серьезного телепатического удара. Миди либо не владела этим умением, либо просто не успела ничего сделать.

Язон вытер пот со лба и вкратце пересказал Теке все, что сумел понять.

– Я думаю, что ей теперь поможет только очень сильный экстрасенс, – таков был вывод Язона.

– Долли Сейн? – спросил Тека.

– Например, Долли Сейн. Но еще лучше – тот, кого сейчас ищет Долли.

– Тогда нужно скорее выходить на связь с этой девушкой!

– Почему скорее? – заволновался Язон. – Ты можешь сказать мне как врач и честно: мы что, действительно теряем ее?

– Думаю, пока нет, насколько я могу судить о ее теперешнем состоянии, – взвешивая каждое слово, начал рассуждать Тека. – Некроза тканей не отмечено, никаких других прогрессирующих негативных явлений тоже…

– Тогда дай мне время хотя бы до утра. Я должен подумать, как и с кем выходить на связь. Видишь ли, Тека, мы не у себя дома, и для начала я должен выйти на связь с Крумелуром. Что-то он слишком надолго пропал.

– Хорошо, Язон, – согласился Тека. – Общий сбор объявим утром?

– Думаю, да.

Он резко развернулся и вышел в кольцевой коридор. У дверей стоял Арчи с безмолвным вопросом на лице.

– Мы ее спасем. Обязательно спасем. Я обещаю. А тебе пока не стоит туда ходить.

Арчи как-то рассеянно покивал и, не говоря ни слова, зашагал к себе в каюту.

«Вряд ли в ближайшие дни он сможет быть полезен для дела», – с грустью подумал Язон.


Крумелур прилетел среди ночи и даже Свампа с собою притащил. В качестве врача. Но от услуг последнего Язон вежливо отказался, не вдаваясь в подробности тяжелого состояния Миди.

Пришлось, разумеется, в мельчайших подробностях изложить фэдерам весь ход живо интересовавшей их операции «Погружение в преисподнюю». Оба совладельца планеты Моналои крепко задумались.

– Что скажете, господа? – поинтересовался Язон, уставший от их глубокомысленного молчания. – Уж не наркотики ли тоже добывают ваши подземные братья на своих раскаленных плантациях? А когда дозы на всех не хватает и у них начинается ломка, ребята лезут наверх. Ну и ведут себя здесь несколько неадекватно. Неплохая концепция? А?

При всей легковесности выдвинутых предположений задуматься стоило и над такой версией. Фэдеры и задумались. Медленно переваривая сказанное, они снова молчали. Потом Свамп произнес:

– Вы дадите нам запись для более детального изучения?

Язон кивнул.

– Спасибо, – поблагодарил Свамп. – А сейчас я бы не стал торопиться с выводами.

Язон уже привык к моналойскому тугодумству. И он не ждал от того же Свампа интересных гипотез или серьезной помощи в исследованиях. Во всем, что касалось науки, Арчи легко и уверенно опережал местных умельцев. Если не считать некоторых узкоспециальных областей, таких, например, как вулканология. Беседуя же сейчас с фэдерами, Язон мечтал лишь об одном: поймать их на вранье и заставить проболтаться, то есть выудить еще хоть кусочек скрываемой информации. Пока не получалось. Тем более что Свамп вдруг сам перехватил инициативу:

– А вам не удалось выяснить, что именно собирали под землей эти несчастные?

– Ну, – сказал Язон, – образчика породы для испытаний у нас пока нет, а вот по данным спектрального анализа – это сера в чистом виде. То есть, надо полагать, некая неизвестная нам до сих пор аллотропная модификация серы. При тамошних температурах и давлениях образуются, очевидно, сверхпрочные кристаллы. Ну вроде как алмаз из графита.

– Серные алмазы, – задумчиво проговорил Свамп.

– Мы предложили термин «алмазная сера», – сказал Язон. – По-моему, красивее.

А Крумелур решил уточнить:

– Я так понимаю, там и в атмосфере сплошная сера?

– Да, – улыбнулся Язон. – В древней мифологии считалось, что запах серы – это неизменный атрибут преисподней и ее хозяина – сатаны. А мы как раз и наведывались в гости к этому самому дьяволу. Разве не так?

– Язон, – укоризненно заметил Свамп, – вас сегодня непрерывно тянет на какие-то экстравагантные, если не сказать, шуточные гипотезы.

– Это, должно быть, нервное, – пожал плечами Язон. – На самом деле все гораздо серьезнее, чем вы можете себе представить.

И, внезапно нахмурившись, он резюмировал:

– Сегодня мы достигли значительных успехов. Можно сказать, что тайна пресловутых монстров почти разгадана. Но с другой стороны… Теперь я перехожу к главному. – Язон даже поднял вверх палец, акцентируя внимание на следующей фразе: – Пирряне начинают нести потери. А нам крайне дороги не только жизнь, но и здоровье каждого обитателя Мира Смерти. Поэтому я и хотел попросить о более активном вашем участии в дальнейших операциях.

– Ты просишь помочь тебе нашими людьми? – удивился Крумелур.

– Нет, – сказал Язон. – Ваши бойцы как таковые нас не интересуют. По двум причинам. Во-первых, мы об этом не договаривались. По меньшей мере некорректно со стороны исполнителя эксплуатировать таким образом заказчика. А во-вторых, учитывая специфическое восприятие монстрами различных людей на телепатическом уровне, не хотелось бы усложнять ситуацию, вводя в бой фигуры с иной эмоциональной окраской поведения. Я понятно излагаю?

– Вполне, – кивнул на этот раз Свамп.

Они вступали в диалог, словно актеры, разучившие заранее свои роли по сценарию. Это вызывало неуютное ощущение.

– Так вот, – продолжал Язон. – У меня к вам две просьбы. Первая. Можете ли вы поделиться секретом вашей техники смещения временных масштабов? Нам бы такое умение совсем не помешало в работе. И вторая. Я бы, будь моя воля, рискнул использовать против монстров звездолет «Оррэд». Как вы на это смотрите?

– Отвечаю по порядку, – невозмутимо начал Крумелур. – Умение двигаться в ином масштабе времени, в сущности, является нашим национальным достоянием.

Какую именно нацию имеет в виду Крумелур, Язон уточнять не стал, и только заметил, мирно кивнув понимающе:

– Охотно верю. Но вы же не станете уверять, что эта способность свойственна только моналойцам.

– Я бы погрешил против истины, говоря такое, – согласился Крумелур, непонятно почему изъясняясь столь высокопарно. – В принципе этим искусством может овладеть каждый или почти каждый индивид, достаточно хорошо подготовленный физически и развитый интеллектуально. Вопрос, сколько времени уйдет на это.

– Нет, Крумелур, – мягко возразил Язон. – Вопрос в другом: дадите вы нам инструктора по обучению этому искусству или нет?

Крумелур скривил губы, ценя настойчивость собеседника, и указал рукою на Свампа:

– Вот вам инструктор. Прошу любить и жаловать.

– Мы можем приступить прямо сейчас? – Язон брал быка за рога.

Свамп пожал плечами:

– Как вам будет угодно. Но, кажется, был еще пункт второй. Можно ответить вопросом на вопрос?

– Разумеется.

– Чем вам так понравился «Оррэд»? Может, для начала и «Сегер» сгодится? Не хотите попробовать?

– Нет, – улыбнулся Язон хитро. – «Сегер» – прекрасный научный корабль и, конечно, может служить боевой машиной в звездной войне. Но его делали люди. Пусть и лучшие в Галактике специалисты, но люди. А «Оррэд» – звездолет кетчеров. Этим он мне и симпатичен. Кетчеры, в моем понимании, некая высшая раса. Столь любезные вам монстры – боюсь, тоже. А клин, как говорится, надо клином вышибать.

– В логике тебе не откажешь, – проворчал Крумелур. – Но есть еще один встречный вопрос. Как отразится наше столь серьезное техническое участие на взаиморасчетах сторон?

– Минус десять процентов, – предложил Язон.

– Минус двадцать, – парировал Крумелур.

– Сторгуемся на пятнадцати, – сделал Язон следующий ход.

– Тогда со звездолетом пока повременим, – Крумелур был невозмутим.

– Стоп, стоп! Мы же не на рынке. У нас тут все-таки война идет. Вот если б я, например, покупал у вас «Оррэд»! А так… Предлагаю компромиссный вариант: минус пятнадцать за то, что вы предоставляете нам звездолет кетчеров для изучения. И минус двадцать, если он пойдет в дело.

– Думаю, следует согласиться, – раздумчиво заметил Свамп и тут же с откровенностью идиота добавил: – Дело в том, что кетчерским кораблем принципиально не могут пользоваться люди.

– А как же Энвис? – не мог не спросить Язон.

– Ну-у-у, это был особый случай, – протянул Крумелур многозначительно.

– И ты, недолго думая, поспешил уничтожить этот особый случай?

Ответил Свамп:

– Во-первых, старина Крум долго думал. А во-вторых, поступил совершенно правильно. В наших рядах нам не нужен агент кетчеров.

– Вот как! – только и сказал Язон.

Предлагался совсем новый для него взгляд на проблему. Было над чем призадуматься. А вот рассуждать вслух на эту тему казалось еще рановато, и Язон решил поговорить о другом:

– Что ж, откровенность за откровенность. Должен вам признаться, в нашей большой команде есть очень дотошные ребята, имеющие к тому же опыт общения с не совсем обычными звездолетами.

– Дерзайте, – равнодушно отреагировал Крумелур. – Завтра утром я посажу, точнее опущу, «Оррэд» рядом с вашим «Арго». А уж вы поторопитесь решить нашу общую проблему. Ладно? Несмотря на потери.

– Бра, – сказал Язон, усвоивший местную лексику, – договорились.

И все трое одновременно встали. Крумелур, чтобы уйти, а Свамп поинтересовался:

– Где будем заниматься?

– В гимнастическом зале.

– Пойдемте. Вот сейчас и посмотрим, на что в действительности способны пирряне…

Язон не стал рассказывать Свампу, что уже немножко владеет от природы техникой замедления времени. Ему было очень интересно послушать, какова здешняя методика обучения с нуля. И чуда не произошло. Медитативный подход по системе древних земных единоборств сочетался с новейшей гипнотехникой и… – ну, разумеется! – с химическим воздействием на организм. Если б ему еще предложили пресловутый псироцилин, он бы вообще окончательно разочаровался. Но из стратегического запаса фэдеров были извлечены жуткого вида мохнатые шарики, которые хранить полагалось в специальной жидкости, а уж название они имели такое, что лучше и не запоминать. Язон предпочел зазубрить и сохранить в памяти химическую формулу с кучей непонятных циферок, дабы потом уточнить происхождение загадочного средства у более подкованных по этой части людей. Но в общем-то без всяких консультаций было ясно: без кетчеров и тут не обошлось. Спрашивать об этом впрямую хитрого Свампа смысла, конечно, не имело. Язон решил на всякий случай пригласить еще на обучение Мету, а уж остальных он брался сам натаскать как новоиспеченный инструктор.

Свамп искренне восхитился способностями Язона и вынужден был признать, что тот и впрямь годится теперь в учителя для новичков. Сложнее оказалось с Метой. Природные ее данные тоже были неплохи, но глотать волосатый шарик она согласилась лишь после всех. То есть когда не только Язон, уже отравленный местной дрянью, но и Свамп, наркоманом не являвшийся, собственным примером подтвердил безвредность замысловатого препарата.

Обучение шло в принципе успешно, но закончено было лишь на рассвете. Свамп улетел к себе в Томхет отсыпаться, а Мета с Язоном, заранее настроившиеся на бессонную ночь, готовились теперь к новому трудовому, а – кто знает? – может, и боевому дню.

Изучение чужого звездолета – это увлекательная и достойная задача. Но оставалась еще проблема спасения Миди.

– Почему ты не хочешь сразу связаться с Зунбаром? – спросила Мета.

– Потому что наши переговоры отсюда с кем угодно обязательно перехватываются фэдерами.

– Ну и что? Они ведь прекрасно знают, что мы ищем специалиста-телепата для контакта с монстрами.

– Правильно. Но они пока не знают, где и с чьей помощью мы этого специалиста ищем. Планета Пирр известна им с самого начала, а вот Зунбар засвечивать мне до поры не хотелось бы. Что такого плохого сделал для нас Рональд Сейн, а тем более его дочка, чтобы теперь мы наводили на их богатый и в общем благополучный мир этих оголтелых бандитов?

– Ты прав, – согласилась Мета. – И с кем же мы будем говорить на Пирре?

– Ну, очевидно, с Наксой. По-моему, сложилась уже добрая традиция – выходить с ним на связь из какой-нибудь чертовой дали, если случается беда. И потом, Накса – говорун, а это почти то же самое, что телепат. Он должен лучше других понять мои тонкие намеки. Накса разыщет Долли без всякой передачи адресов по открытым каналам.


Однако все получилось еще проще. Язон не успел выйти на связь с Миром Смерти. Накса опередил его, будто услышав мысли Язона сквозь бездну космоса. Или… Или на Пирре возник более серьезный повод для разговора. А вот этого сейчас как раз и не надо!

– Что-нибудь случилось? – испуганно спросил Язон.

Уже сам факт вызова Наксой не Реса и даже не Керка, а именно Язона настораживал.

Но ответ успокоил их.

– Ничего страшного не произошло. У нас все более или менее в порядке. Просто Долли Сейн просила передать тебе: она нашла человека, о котором говорила с Миди. Действительно нашла, осталось только решить транспортную проблему.


Глава 2 | Мир Смерти и твари из преисподней | Глава 4