home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Транспортную проблему решили быстро, хоть это оказалось и не совсем просто. Мета сразу вызвалась предоставить для Виены свой супербот-невидимку – самый скоростной и мобильный из всех наличных кораблей. Теперь, когда телепатическая мощь юной пиррянки требовалась не столько для борьбы с монстрами, сколько для спасения жизни человека, дорога была каждая минута. Это понимали все, и предложение Меты приняли сразу. Только ее желание пилотировать супербот самолично подвергли суровой критике. Решительнее других возражал Язон. Не имея воможности сопровождать жену, он просто категорически воспротивился очередной разлуке, да еще столь долгой, да еще связанной с таким рискованным перелетом.

– Но ведь никто не домчит быстрее, чем я! – спорила Мета.

– У тебя мания величия! – кричал Язон. – Лиза уже давно водит корабли ничуть не хуже.

– Ну, знаешь! – Мета оскорбилась не на шутку и уже размахивала пистолетом. – Вот сейчас не стану ни с кем советоваться и улечу, как в ту ночь на шлюпке через перевал! Понял?

– Мета, успокойся, – вмешался Керк, – супербот тебе не удастся угнать так же легко. Я не позволю – уж ты поверь.

А Стэн выдвинул еще более веский аргумент:

– Куда тебя несет, подруга? Неужели непонятно, что здесь ты намного нужнее? И не только Язону, но и нам всем.

Таким образом перепалка затухала понемногу.

Масла в огонь неожиданно подлил Арчи.

– А кто-нибудь проверял, – вскинулся он вдруг, – что Язону действительно нельзя покидать планету? Может, это просто блеф местных хитрецов? Не хотите воспользоваться случаем и провести эксперимент?

Еще минут на пятнадцать разгорелся яростный спор, завершившийся неожиданно мрачной репликой Язона:

– Сейчас не время для экспериментов. И вообще, я верю Фуруху. А он говорил, что от абстиненции здесь умирают быстро, практически внезапно и незаметно. Я вроде пока еще собирался пожить немного.

И все как-то сразу вдруг осознали, что судьбу Миди будут решать не часы и минуты, затраченные на полет, а целый комплекс сложных и непредсказуемых обстоятельств.


На Мир Смерти отправилась, конечно же, Лиза в сопровождении двух молодых пиррянских бойцов. По расчетам, супербот должен был вернуться через трое суток.

Он не вернулся и через четверо. На связь никто не выходил. Уточнили у Наксы. Тот сообщил, что старт из космопорта имени Велфа состоялся точно в срок. Тревога нарастала. Наконец напряженная тишина была нарушена настоящим взрывом. На связь с Язоном вышел Крумелур.

Вдвоем с Метой он сидел в тот момент в командной рубке «Оррэда», если, конечно, они правильно догадались о назначении этого странного помещения.

Кетчерский звездолет был доставлен Крумелуром без обмана ранним утром и спущен по старинке на тросах из грузового люка гигантского транспортного корабля. Команда пиррянских специалистов сразу оккупировала этот более чем непонятный космический аппарат и увлеченно провозилась в нем с короткими перерывами на еду и сон около ста часов.

Повторное погружение в недра Моналои решили до поры отложить. Язон уверял, что на «Оррэде», коль скоро удастся его задействовать, все пройдет настолько успешно, что потом будет просто смешно вспоминать о зря потраченном времени на тщетные попытки пробивания стены лбом. Ему поверили и бросили все силы на освоение чудо-техники, но параллельно все равно разрабатывали запасной план – десантирование в высокотемпературный мир монстров бравой компании пиррянских имитационных роботов. Так называемые в просторечии имиты воспроизводили с большой точностью все реакции своих хозяев и давали полную информацию об объекте изучения. О контакте через их посредничество речь вряд ли могла идти, а вот захват пленных или хотя бы образцов добываемой серы (или не серы?) был вполне реален. В идеальном варианте предлагалось помечтать и о пленении нескольких черных шаров, которые теперь стали для эффекта называть по-шведски и в одно слово – сварткула.

Так и шли дни – в режиме непрерывного ожидания. Никто не знал и даже не догадывался, что произойдет раньше: вулкан в очередной раз выплюнет лаву, вернется Лиза вместе с Виеной или наконец заработает проклятущий кетчерский «Оррэд». На последнее рассчитывать особо не приходилось.

Большая часть систем таинственного звездолета не вызывала ровным счетом никаких ассоциаций ни у Меты, ни у Стэна, ни у Язона. Даже форма его, напоминавшая известковый домик океанского моллюска, казалась в высшей степени нерациональной. Где уж было судить наверняка, что в этой нелепой посудине является рубкой, что трюмом, а что навигационным комплексом! Однако работа кипела, и уже забрезжила надежда на понимание, на первое, робкое, но очень важное проникновение в святая святых чужого корабля… Вот тогда и грянули все вышеназванные события, закрутившиеся вокруг слепой девушки-пиррянки.

Мета, страшно переживавшая за Виену, заявила, что она не хочет больше заниматься ерундой в этой дурацкой ракушке – все равно понять ничего невозможно.

– Лучше уж я отправлюсь на помощь нашим девчонкам!

Куда именно она собиралась лететь, Язон уточнять не рискнул – боялся просто получить рукояткой пистолета по лбу, а Мета, продолжая размахивать оружием, кричала:

– Говорила я тебе, что мне самой лететь надо?! Говорила или нет?!!

У Язона терпение тоже оказалось небеспредельным, и он уже готов был ответить, что в таком случае пропала бы сама Мета, а это едва ли намного лучше. Однако сказать он ничего не успел, потому что запиликал сигнал вызова и голос Крумелура зарычал в наушниках вместо «здрасьте»:

– Проклятье!

– Опять полезли монстры? – деловито поинтересовался Язон.

– Да нет, хуже! Я нашел вашу потерявшуюся «невидимку», летевшую с Пирра.

– А почему это хуже? – почти прохрипел Язон, замирая от дурных предчувствий.

– Потому что они опять застряли на Мэхауте! – продолжал рычать Крумелур.

– Где?! – не поверил Язон.

Он даже не стал цепляться к странно неуместному в этом контексте слову «опять». Вопрос его был в общем-то риторическим, не вопрос, а так – крик удивления. Поэтому, не дожидаясь ответа, он спросил о более существенной вещи:

– Они живы?

– Живы, – успокоил Крумелур. – На планете Мэхаута так сразу не убивают. И вообще, их же похитил Риши Джах Кровавый.

Предполагалось, очевидно, что Язон не мог не слышать о некоем знаменитом на всю Галактику Риши Джахе Кровавом. Но Язон таки действительно слышал подобное имя впервые.

– Ну и что? – спросил он тупо.

– А то, что выцепить их оттуда будет очень непросто.

– Да?! – обозлился Язон. – А ты не догадываешься, что, если я прямо сейчас сообщу обо всем Керку, от вашего делового партнера на Мэхауте вряд ли останется что-нибудь, кроме облачка раскаленного газа.

– Он мне не партнер, – буркнул Крумелур. – Он – конкурент. Но горячиться в этом вопросе нельзя. Вылетайте в Томхет. Будем говорить. Считайте, что это приказ.

И Крумелур, не дожидаясь ответа, прервал разговор.

Состояние Меты после такого любезного диалога можно было себе представить. Язон и сам завелся, как пиррянин. Не думал он в этот момент о личной безопасности. Думал об одном – как успокоить нервы. И громко объявил:

– Нет, ну вот теперь я точно закурю!

А ведь не курил уже добрых полгода. Хотя пачку сигарет в качестве НЗ по старой традиции имел при себе постоянно.

Однако и закурить Язону не удалось. Для Меты его чересчур самоуверенное заявление стало последней каплей.

Да, она неплохо перевоспиталась за последние годы, да, научилась, когда нужно, владеть собой. Но такого хамства по отношению к себе Мета уже давненько не встречала. Монстры, кетчеры, фэдеры, свои же друзья-пирряне, обнаглевший заказчик Крумелур и, наконец, любимый Язон – все норовили ее обидеть, оскорбить в лучших чувствах!

Глаза пиррянки полыхнули неистовой злобой, рука с пистолетом неумолимо взлетела вверх. Язон так и не успел понять, куда именно был направлен ствол, потому что выстрела не последовало. Вместо этого на голой пустой стене тихо и мощно, как северное сияние, загорелся цветными переливами широкий экран и раздалось низкое гудение.

Звездолет кетчеров ожил.


Глава 4 | Мир Смерти и твари из преисподней | Глава 6