home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

– Ну и что же у вас случилось? – осведомился Керк, когда все расположились в удобных креслах, перевели дух и даже сделали, кто хотел, по глоточку из высоких стаканов с освежающими напитками.

– Давайте вначале посмотрим запись, – предложил Крумелур. – Я думаю, так будет правильнее. Видите ли, некоторые вещи, реально существующие во Вселенной, совершенно не поддаются описанию…

С этим трудно было не согласиться. В помещении приглушили свет, чтобы поточнее разглядеть детали на большом экране, и демонстрация началась.

Чудесный мирный ландшафт. На заднем плане – горы, ясное небо над ними, на переднем – поля, в полях работают фермеры, используют в качестве тягловой силы похожих на лошадей рогатых животных. Уборка урожая. Этакая пасторальная идиллия. Ничто не предвещает катастрофы. Потом изображение зримо дрогнуло, словно оператора, державшего камеру, кто-то толкнул в спину, и в тот же миг горы на горизонте ожили, зашевелились, словно хребты гигантских динозавров, а самый высокий пик неожиданно выплюнул в небо струю почти белого дыма, потом повалили клубы потемнее: серые, темно-серые, почти черные, и наконец сверкнуло пламя. Процесс развивался необычайно быстро. Уже через какое-нибудь мгновение потоки светящейся даже в лучах солнца лавы бежали по склонам, а еще через несколько секунд земля раскололась надвое прямо посреди поля. То есть начала она трескаться вроде бы у подножия горы, но чудовищный разлом удлинялся с фантастической скоростью. В адский провал устремлялась лава, и падали люди, не успевшие убежать, и рабочий скот, и какие-то машины непонятного назначения (поливалки, что ли?), оказавшиеся на линии трещины.

В общем, пока пиррянам показывали вполне тривиальное извержение вулкана, которому, естественно, сопутствовало сильное землетрясение. Они и у себя такого насмотрелись вдоволь. Правда, вулкан вулкану – рознь, и этот, следовало заметить, выглядел очень эффектно, да и снят был красиво. Если б не знать заранее, что смотришь документальную хронику, запросто можно решить, что перед тобой кадры из грамотно поставленного фильма-катастрофы с новейшими спецэффектами. Подобные размышления подтолкнули Язона к вопросу:

– Каким же образом вам удалось запечатлеть самое начало извержения? Вы что, знали о нем заранее? И не предупредили людей?! Вам было важнее снять фильм?!

Одна мысль догоняла другую, и Язон сыпал вопросами, не давая Крумелуру возможности ответить.

Но тот держался спокойно и был в итоге предельно лаконичен:

– Это случайная любительская съемка.

Осталось не совсем понятным, зачем какому-то любителю понадобилось снимать так долго почти неподвижную картинку, по существу просто пейзаж. Но Язон решил не тормозиться на столь незначительных подробностях. Он уже и так чувствовал, что Крумелур если и не врет, то явно чего-то не договаривает. В конце концов, это его право. Люди попали в беду и сейчас сообщали пиррянам только то, что сами считали необходимым для оказания им помощи. Разумнее всего было молча досмотреть запись до конца, тем паче что наиболее интересное ожидало впереди.

– Вот сейчас пойдут кадры, снятые специалистами, – прокомментировал Крумелур. – Они прибыли чуть позже одновременно с сотрудниками группы… – он замялся, словно подыскивая слово, – …спасения.

Плавное и, можно даже сказать, величавое течение событий на экране сменилось бессмысленным мельканием световых пятен, а затем стали быстро чередоваться плохо смонтированные крупные и средние планы. Впрочем, иногда проскакивали и общие панорамы, так что сомнения не возникало: дело происходит все в том же месте. Только теперь помимо лавы, уже не убегавшей вниз, в трещину, а, наоборот, поднимавшейся из нее на поверхность и растекавшейся по выжженной и покрытой пеплом земле, людям, еще не эвакуированным из зоны бедствия, угрожало и нечто новое. Явление это было настолько непривычным для глаза, что пирряне не сразу разглядели шевелящихся в лаве живых существ. Ну, во всяком случае, они казались именно живыми.

Конечно, им уже описали вкратце, как это должно выглядеть. Но любой нормальный человек отказывался верить своим глазам, когда видел в раскаленной лаве светящиеся тела – карминно-красные, малиновые, ярко-оранжевые, темно-бордовые. Именно тела, ведь высокотемпературные монстры были поразительно похожи на людей. Разве что роста исполинского и вместо лиц имели какие-то клювы с многочисленными прорезями. А чудовищные свои ручищи, словно солнечные протуберанцы, они выбрасывали вперед и хватали все очутившееся поблизости, все подряд: траву, кусты, животных, машины, камни, людей… Стоит ли комментировать, во что превращалось это все в их руках? И если металл и камни только дымились и плавились, то рогатые лошади и люди, обугливаясь и разваливаясь на куски, успевали еще перед смертью корчиться и испускать жуткие крики.

Это был просто настоящий ад, тот самый, в котором полагается гореть грешникам. Очевидно, по представлениям древних, придумавших в далеком прошлом преисподнюю, именно так и выглядели исчадия ада – раскаленные человекоподобные гиганты с хищными птичьими клювами.

Конечно, при появлении на экране таких созданий пистолеты пиррян дружно прыгнули в ладони. Заметив это, Крумелур улыбнулся. Не злобно, но иронично, даже снисходительно. Для того, кто едва познакомился с обитателями Мира Смерти, подобная непосредственность должна была казаться забавной. Ведь так реагируют, например, дети, вклеившиеся в видео, когда приключения настолько захватывают их, что каждый начинает воображать себя героем происходящих в фильме событий.

Язон перехватил насмешливый взгляд гостя и во избежание недоразумений счел своим долгом пояснить:

– Это такое специальное оружие, господин Крумелур, если вы не понимаете. Пистолеты управляются даже не мыслью, а чувством. Что и позволяет нам, пиррянам, опережать любого бойца в Галактике.

– Только это? – с лукавой улыбкой уточнил Крумелур.

– Так вам все и расскажи! – в той же манере отпарировал Язон.

– Хорошо, – согласился гость. – Ну а почему же у вас самого оружие не прыгнуло в руку?

– А потому что у меня и, скажем, вот у Арчи возникают сейчас немного другие чувства.

Арчи кивнул с пониманием.

– Это какие же? – удивился Крумелур.

– Любопытство, – коротко ответил Арчи.

А Язон добавил:

– Мы пока не видим прямой угрозы в этих существах. По-моему, они просто не ведают, что творят. И значит, прежде всего следует разобраться в ситуации с научной точки зрения.

Крумелур задумался. Видно было, что он пусть и по-своему, но оценил этот нетривиальный подход. Однако соглашаться с такой позицией ему не хотелось. Научные исследования обнаруженного феномена, очевидно, никаким боком не входили в ближайшие планы, а то и вообще в круг интересов жителей Моналои. И после паузы гость проговорил:

– Ладно, смотрите дальше.

А дальше стало совсем грустно. Так называемая группа спасения, больше похожая на группу захвата, лишь добавляла суеты и бестолковости в кошмарную картину катастрофы. Горе-спасатели на летательном аппарате типа вертолета явно не готовы были к сколько-нибудь серьезным действиям. И полнейшая их растерянность вылилась в итоге в принятие самого нелепого решения из всех возможных. По монстрам ударили из какого-то достаточно мощного, очевидно лазерного, а может, и плазменного орудия. Так очумевший от страха неуч начинает заливать пожар керосином. Заряд, естественно, благополучнейшим образом вернулся назад к лихим стрелкам. Вертолет вспыхнул, потерял управление и стремительно сгинул в клокочущей магме.

Единственным положительным результатом этого трагического происшествия можно было считать то, что именно спасатели и стали последними жертвами катаклизма. Сожрав вертолет, жуткие пришельцы как бы насытились и стали медленно погружаться обратно в свои разломы. Однако Язону подумалось, что это просто случайное совпадение. Такова уж природа вещей. Любое событие и любой процесс в этом мире имеют свое начало и свой конец, будь то жизнь человеческая, извержение вулкана или пришествие чертей из ада.

– Ну вот, собственно, и все, – сообщил Крумелур. – Какие будут предложения?

– Вначале несколько вопросов, – поправил Керк.

– Пожалуйста, – согласился гость.

– Это был единичный случай?

– Нет. На момент нашего отлета монстры появлялись трижды. Конечно, только во время землетрясений и извержений вулканов. Ведь они живут в глубоких недрах, в магме, и, похоже, не способны самостоятельно пробиться через планетную кору. Но в том-то и беда, что наши сейсмологи предсказывают дальнейшее увеличение вулканической активности. Мы, конечно, занимаемся сейчас эвакуацией из опасных районов. Но, во-первых, с абсолютной точностью предсказать ничего нельзя, а во-вторых, если эти твари все-таки вылезут из-под земли в достаточно большом количестве, безопасных мест на планете вообще не останется.

– А есть основания предполагать, что они выйдут на поверхность? – решил уточнить Керк.

– Они уже поднимались. В ходе своего третьего появления. Они не только умеют барахтаться в огненной лаве, но и способны ходить по земле. Мы видели это. Но запись сделать не удалось. Точнее, они ее уничтожили.

Теперь пиррянский вождь задумался, словно забыл вдруг свой следующий заранее заготовленный вопрос.

А у Язона все вертелась на языке бестактная фраза об уровне моналойской цивилизации.

Дело в том, что у представителей планет, пользующихся межзвездным транспортом и дальней связью, считалось абсолютно неприличным спрашивать, на какой стадии развития находится их цивилизация. Техническое оснащение налицо, а все остальное, что именуется, как правило, трудно определимым термином «культура», бывает порою настолько разным! Поэтому и существовал реально лишь один неписаный закон: не навязывай другим цивилизациям своего языка, своей религии, своей морали, своих представлений об этике и эстетике. Хотя в действительности именно этим и занималось большинство высокоразвитых миров, завоевывая, колонизуя, подчиняя себе другие сильно или не очень сильно отставшие народы.

И в результате войн или мирного подавления одной культуры другою возникали зачастую столь причудливые комбинации, столь невероятные сочетания безумно далеких друг от друга исторических эпох, укладов, нравов, какие при самой буйной фантазии никому бы и в голову не пришли.

Язон достаточно в своей жизни насмотрелся на подобные диковатые планеты. Поэтому теперь он сразу почувствовал, что вновь имеет дело с типичным случаем эклектичной культуры, где одни, построив математическую модель на компьютере, весьма точно прогнозируют извержения вулканов и, подключившись к галактической информационной сети, находят звездные координаты Пирра, чтоб обратиться за помощью; а другие в это же время обрабатывают землю деревянными орудиями с помощью животных, на которых сами ездят верхом, и поклоняются десяткам страшненьких богов.

Но об этом не принято рассказывать. Это – нарушение неписаных законов Галактики. Да и Лига Миров осуждает бесконтрольную колонизацию деградировавших планет. Вот только если б эта Лига еще и успевала отслеживать все случаи реального нарушения законов! А потом, отследив, наказывала провинившихся!.. О таком оставалось пока лишь мечтать, и беззаконие процветало в Галактике. Нечистые на руку люди делали что хотели. Только благородным героям-одиночкам удавалось иногда восстанавливать справедливость на всеми забытых диких планетах и возвращать их народам утраченные идеалы разума и добра.

Язона многие считали как раз таким героем. Хотя сам он в минуты откровения объяснял людям, что движет-то им, как правило, простое человеческое любопытство, да еще не иссякающая с годами жажда приключений, азарт профессионального игрока. Благодаря своему любопытству он не раз попадал в такие переплеты, из которых вылезал потом разве что чудом.

Еще давным-давно, когда Язон был просто удачливым картежником и виртуозом игры в кости, а говоря проще – талантливым шулером, он хорошенько освоил новую для себя «специальность» – рулетку – и с блеском обчистил на планете Мэхаута казино «Туманность». На кругленькую сумму. Да так, что никто и не заметил подвоха. О телекинезе тамошние жители слыхом не слыхивали, а Язон своим даром пользовался весьма виртуозно. Можно сказать, аккуратно. Шарик на большом черно-красном колесе никому в тот раз живым не показался. Язону бы и рвануть с планеты тут же – коли такая удача. Но нет, интересно ведь что-то новое для себя узнать, на людей посмотреть, с местными нравами познакомиться. А тут еще в случайном разговоре услыхал о чудесах, которые демонстрируют местные дрессировщики, о слоновьих боях и слоновьих бегах, о концертах элефант-музыки и прочих только здесь известных аттракционах и шоу. Захотелось на все это полюбоваться, а где можно, и самому поучаствовать, раз уж деньги появились. Вот и задержался. Ну и конечно, как говорят на Мэхауте, столкнулся хобот к хоботу с графом Фин-зул-Арксом, которого буквально за неделю до этого очень грубо обдурил в карточной игре на родной планете графа – Саратоге. Улетать оттуда пришлось, конечно, в условиях, приближенных к боевым. И теперь граф был искренне счастлив встретить своего обидчика. Так что вместо слоновьих бегов получились вполне тривиальные скачки наперегонки с полицией.

Ну и дальше все у Язона выходило примерно так же. Что, если не любопытство, понесло его на чудовищную планету Пирр с семнадцатью «честно заработанными» миллионами в кармане? А сколько раз, находясь на волосок от гибели, он продолжал любопытствовать, как же это выживают люди в таком неудобном мире – Мире Смерти! И потом, что, как не любопытство, забросило его на всеми позабытую Аппсалу, что, как не жажда приключений, повлекло на Счастье, и в окрестности Старой Земли, и на астероид Солвица, и в миры центра Галактики, и на пиратскую Джемейку?..

Теперь пирряне вновь собирались помогать кому-то. Словно пожарная команда, днем и ночью готовая выехать по вызову. Словно отряд галактических спасателей, больше всего на свете страдающих от безделья, покоя и безопасности. А Язон, ставший уже признанным мозговым центром этой команды, предвкушал интересные и совершенно необычные приключения. Ведь такого еще ни разу не было в его жизни. Увидеть собственными глазами неких существ, живущих в раскаленной вулканической лаве! Возможно, воевать с ними и победить. Возможно, просто изгнать с планеты. А возможно, и суметь договориться, найдя общий язык. Любой из вариантов представлялся чертовски интересным.

И только какая-то смутно знакомая деталь во всей этой истории не давала Язону покоя. Что-то страшно не нравилось ему: то ли во внешнем облике Крумелура, то ли в его манере общения, то ли в произнесенных словах. Кого-то напоминал ему этот человек. И безумно хотелось спросить, не дикари ли живут на Моналои, не первобытными ли аборигенами управляют хитрые колонисты с немалой выгодой для себя. Но это прозвучало бы неприлично, грубо, оскорбительно. И Язон все прикидывал, с какой стороны зайти, как обратиться помягче. Наконец придумал. Вот тут-то его и опередил Керк буквально с таким же самым вопросом:

– Скажите, господин Крумелур, Моналои – член Лиги Миров?

– Нет, – сказал гость и счел нужным пояснить: – Наш мир очень молод. Мы заселили планету совсем недавно. Практически она целиком аграрная. Корабли используем только для торговли продуктами, а оружие на них – для самозащиты. Все очень просто и традиционно.

– А ваша прежняя родина? – полюбопытствовала Мета.

– Простите, но мы никому не рассказываем о ней. История наших отцов слишком печальна. Они бежали с одной очень агрессивной планеты, которая участвовала во многих войнах и в конце концов погубила самою себя. Никому не нужно знать имени этого мира. Он исчез безвозвратно. И мы дали себе зарок не вспоминать о прошлом. Забыть навсегда о том, что было, – единственный способ избежать повторения ошибок прошлого.

Подобное утверждение показалось Язону весьма спорным, но он и на этот раз промолчал. А всех пиррян, даже Мету, ответ Крумелура, как ни странно, вполне устроил. Дальнейших расспросов не последовало.

Тем временем Арчи получил сообщение от своих сотрудников – предварительные данные химического анализа застывшей лавы.

– Считаю необходимым проинформировать вас, – сказал он, используя неожиданно возникшую паузу. – Метаболизм этих существ предельно далек не только от нашего с вами, но и вообще от всего, что мы можем себе представить. Я опущу для краткости промежуточные звенья собственных рассуждений и сразу преподнесу вам вывод. Судя по полученным мною данным, так называемые высокотемпературные монстры в настоящий момент не способны воспринять разницу между разумной и неразумной протоплазмой. Поэтому, чтобы вступить с ними в контакт, мы будем вынуждены поначалу просто уничтожать их. Принцип зеркального поведения как первая стадия информационного обмена. Я не слишком сложно выражаюсь?

Нет, Арчи выражался не слишком сложно. Скорее уж слишком парадоксально, даже для Язона. А Крумелур, разумеется, охотно поддержал такие выводы молодого ученого.

– Ну! – воскликнул он по-простецки. – Что ж вы нам, братцы, голову-то морочили? «Нету прямой угрозы»! «Научная оценка ситуации»!.. Я же говорю: давить их надо!

И Керк не возражал. Давить – дело привычное. Очевидно, седовласый пиррянский ветеран представил себе будущее сражение, машинально поиграл в свой прыгающий из кобуры пистолет и наконец спокойно задал очередной вопрос:

– А что вы растите на ваших полях? Почему так важно держаться именно за эту планету, если она совсем недавно освоена?

– Очень правильный вопрос! – обрадовался Крумелур, словно уже давно ждал повода похвастаться своими достижениями. – На экваториальном материке, его называют Караэли, климат совершенно потрясающий. Мало того, там и почва, и вода, и воздух обладают абсолютно уникальными характеристиками. Благодаря им и насчитывается в наших краях свыше полутысячи различных видов растений, которые не могут расти больше ни на одной из планет Галактики. Во всяком случае, так утверждают специалисты-ботаники. Из этих пятисот эндемиков Моналои не менее ста являются съедобными. Более чем съедобными. Деликатесные фрукты и овощи удивительно высоко ценятся в технически развитых мирах. Сами понимаете, столь уникальную планету необходимо тщательно охранять от всевозможных бандитских набегов. У нас неплохой военный флот чисто оборонительного характера и самые современные автоматические охранные системы. Но кто же мог предположить, что беда придет не из космоса, а из-под земли?..

Крумелур помолчал в некоторой растерянности и завершил свою речь по-деловому:

– Ну, вот теперь вы, кажется, знаете о нас все. Пора переходить к практическим договоренностям. Наша платежеспособность не вызывает, надеюсь, у вас сомнений? После всего, что я рассказал.

– Не знаю, не знаю, – задумчиво проговорил Язон. – Мы берем очень недешево за наши услуги. Вы знакомы хотя бы с порядком величин?

– Да, – кивнул Крумелур. – Нам рассказывали, что с пиррянами разговор идет, как правило, о миллиардах кредитов. Мы готовы к этому, ибо игра стоит свеч. Побываете на нашей планете и сами все поймете.

– А мы уже и так поняли, – заметил Арчи.

К нему с неожиданным энтузиазмом присоединился Бруччо.

– Много видов растений – это как раз по моей части, – поведал старейший биолог Пирра. – Я с огромным удовольствием познакомлюсь с вашей планетой.

– Да разве в растениях дело?! – удивился Стэн столь резко сменившейся теме разговора. – Мы, в смысле галактическое человечество, столкнулись с незнакомой цивилизацией, возможно, прорвавшейся к нам из иной Вселенной. Впервые в истории, друзья, обратите внимание! А вы о каких-то деликатесных овощах толкуете. Смешно, право слово!

– Каждому свое, – слегка обиженно проворчал Бруччо. – Но на самом-то деле любую проблему следует решать комплексно.

– А кстати, – спросил Язон, – сейсмологи у вас есть, биологи – тоже? Может, у вас и ксенологи найдутся?

– А это, простите, кто такие? – не понял Крумелур.

– А это как раз те, кто по долгу службы и обязан заниматься вашими монстрами, – не совсем понятно объяснил Язон. – Ладно, к этой теме мы еще вернемся. А пока… Вы правы, пора решить вопросы практические. Итак: ориентировочно я назову сумму в пятьдесят миллиардов. Такая цифра не испугает вас?

– Нет, – сказал Крумелур.

– Ну вот и славно. Операция-то намечается масштабная, и подсчитать в ней сразу все ожидаемые расходы просто не представляется реальным. Ясно только одно: потребуется аванс. Из самых общих соображений: доверие, серьезность намерений, страховка от бессмысленных затрат. Понимаете, надеюсь? Но это лишь во-первых. А во-вторых, деньги понадобятся на закупку, разработку и изготовление специального жаропрочного оборудования. Короче, процентов десять от общей суммы я попросил бы вперед.

Называемые Язоном цифры были просто убийственными для любого средней руки бизнесмена из какой угодно части Галактики. Ведь одно дело запрашивать подобные суммы у Межзвездного банка, у Лиги Миров или, скажем, у Консорциума Зеленой Ветви (как это и было однажды) и совсем другое – вводить в столь непомерный расход частное лицо, пусть даже и владеющее солидной фирмой на не самой бедной планете. По представлениям Язона, на всю Галактику нашлось бы не больше десятка фирм, имеющих хотя бы годовой оборот в таких пределах. А тем более торговцы овощами-фруктами из какой-то аграрной провинции. Да, по логике вещей, там не заработать столько и за целый век!

Однако Крумелур слушал предельно спокойно и небрежно кивал, будто речь шла о карманных деньгах. Это явилось для Язона еще одной малоприятной странностью. Ведь все непонятное таит в себе опасность. Но с другой стороны, достаточно покрутившись в высшем свете, он хорошо знал, как сильно могут различаться цены, скажем, на обычные помидоры и на голубые томаты с Гульрипши или на то же ординарное бренди и – настоящий французский коньяк со Старой Земли. Гурманы и коллекционеры во все века умели раскошеливаться. Так что на торговле деликатесами в принципе можно сколотить огромный капитал. Сравнимый, например, с доходами производителей оружия или разработчиков самого современного технологического оборудования.

– По рукам, – резюмировал Крумелур, не торгуясь. – Вот мой жетон из Межзвездного банка. Можете проверить наличие средств. И… Где у вас тут ближайший потребительский выход в галактические финансовые сети? Давайте не будем откладывать. Или вы предпочитаете наличные?

– Не обязательно, – сказал Язон.

– Тогда предлагаю поторопиться. Я хотел бы связаться с Моналои и стартовать как можно скорее.

– Погодите, – не понял Язон, – но я же объяснял, потребуется некоторое время на нашу подготовку.

– Естественно, я понимаю, что на нее уйдет несколько дней…

– Если не недель, – осторожно подправил Язон, на всякий случай давая себе фору.

– Не хотелось бы так долго, – поморщился Крумелур. – Но это ваше право. А мы в таком случае полетим раньше и станем ждать у себя. Согласитесь, после того, как аванс будет уплачен, что еще может волновать пиррян?

– Глупость какая-то, – проворчал Стэн. – Примчаться за срочной помощью через всю Галактику и улететь ни с чем! А что, если мы просто жулики? Прикарманим ваши денежки и даже пальцем не шевельнем.

– Нет, вы не жулики, – улыбнулся Крумелур. – Я уже понял. Вам же самим интересно посмотреть на все это. Разве не так?

– Нам – интересно?! – изумился Стэн ходу его мысли. – Да нас интересует только собственная планета и возможность заработать денег для борьбы с ее природой. Однако…

Его перебил Керк:

– Извини, Стэн. Я задал еще не все вопросы. Господин Крумелур, если я правильно понимаю, Лига Миров не в курсе случившегося?

– Разумеется.

– Но ведь произошло событие исключительной важности для всей Галактики. Контакт с нечеловеческой цивилизацией!! Такого же действительно никогда и нигде не было. Почему вы не информировали официальные власти?

Керк оказался на удивление многословен для столь напряженного момента. И вообще, подобный вопрос должен был задавать не Керк, а, допустим, Арчи или Язон, ну, хотя бы Стэн, на худой конец. Однако в те странные минуты в тесном рабочем кабинете начальника космопорта перепуталось все. Арчи рвался в бой. Керк интересовался научными аспектами. Язон вспоминал свое прошлое. Мету занимало прошлое гостей. Стэн вещал со взвешенной рассудительностью инопланетника. Все как будто сошли с ума. А меж тем вопрос был задан, и Язон почувствовал, что суть его действительно очень важна для дальнейшего.

Как вести себя при появлении представителей негуманоидной цивилизации? И цивилизация ли это вообще в нашем понимании? Какова реальная угроза человечеству в целом? Кто способен оценить это и, соответственно, кто должен всем этим заниматься? Вот что скрывалось за последним вопросом Керка.

А научная значимость происшедшего на Моналои не подлежала сомнению ни в каком случае. Странно, что об этом молчал Арчи. Он вообще вел себя чуднее других. Не проведя сколько-нибудь серьезных исследований, вдруг призвал всех к тотальной войне на уничтожение. Бред какой-то!..

«Но не это сейчас главное, – вдруг мысленно одернул себя Язон. – Главное – определиться практически, кого нужно поставить в известность, а с кем можно и подождать».

Как это ни странно, Язон был скорее на стороне Крумелура, а не Керка. Его старый друг, будучи официальным представителем своей планеты в Лиге, да к тому еще и членом Общества Гарантов Стабильности, с чисто пиррянской прямолинейностью стремился действовать строго по закону. Крумелур же явно предпочитал вначале извлечь из любого дела (даже из трагедии) собственную выгоду. И Язон прекрасно понимал его. Свои обязанности по отношению к официальным властям – на планете ли, в звездной ли системе или в Галактике – он тоже всегда считал минимальными.

– Почему не довели до сведения Лиги Миров? – задумчиво переспросил Крумелур. – Ну, мы ведь в общем-то не обязаны. Я же объяснял, мы там не состоим. А почему обратились к вам, а не в Специальный Корпус, допустим? Ну, мне казалось, что это не вопрос. – Крумелур растерянно развел руками. – Представьте себе на секундочку: вам изменяет жена. Вы куда обратитесь охотнее – в полицию или к частному детективу?

«Нашел кого спрашивать», – подумал Язон.

А поскольку Керк сильно напрягался, придумывая, что же ответить, Язон решил помочь пиррянскому ветерану:

– Дорогой наш Крумелур, на планете Пирр институт брака практически не развит, так что ваш пример крайне неудачен. Но лично я отлично вас понял. У меня есть жена, вот она сидит со мною рядом. Так вот, Мета никогда адюльтером не занималась, однако что такое конфиденциальность отношений между людьми, мне хорошо известно. Я только не совсем понимаю, как вы связываете всепланетную катастрофу с интимными отношениями, в частности между мужчиной и женщиной.

– Сведение счетов с врагами – не менее интимная проблема, чем супружеские ссоры, – отчеканил Крумелур неожиданно резко.

«Достойный ответ», – подумал Язон.

А вслух сказал:

– Что ж, пойдемте. Оформим наши финансовые отношения. Ты не возражаешь, Керк?

Керк, слегка помрачневший, тем не менее молча кивнул. Сумасшествие кончалось. Начиналась нормальная работа.


Глава 2 | Мир Смерти и твари из преисподней | Глава 4