home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Мете не надо было объяснять, каким образом теряются в кривопространстве сбежавшие туда корабли, если интервал между джамп-переходами беглеца и преследователя становится слишком велик. Она эту космическую акробатику проходила в своей жизни не однажды. А сейчас время было уже на пределе допустимого. Однако, перейдя в особый режим полета, навигаторы «Арго» еще успели зафиксировать остаточный всплеск, вне всяких сомнений принадлежавший кораблю Крумелура. Им повезло: никто в ближайших окрестностях не нырял в кривопространство в данный промежуток времени. Впрочем, в этой части Галактики, весьма близкой к ее центру, и не могло быть слишком много лихих любителей рискованного перемещения в космосе.

А еще пиррянам помогало то, что они совершенно определенно знали тип и мощность фэдерского корабля. Наконец, неоценимую услугу оказал Олаф. Подслушавший переговоры Крумелура со Свампом и Ре, он в принципе знал, где его бывшие друзья-бандиты намерены прятаться от пиррян. Точных координат добыть не удалось. Самым общим ориентиром служило шаровое скопление ЕС720, а также удалось выведать название планеты, на которую фэдеры держали курс. Правда, информацию эту можно было пока считать нулевой, поскольку Олаф ни в одном справочнике планеты такой не обнаружил. А вот координаты звезды он записал, но… Так записывают слова на чужом, непонятном языке. Для перевода в нормальную астрометрическую систему требовался профессиональный дешифровщик. Среди пиррян такого специалиста не было.

Поэтому Язон планировал оперативно выйти на связь с любым из обитаемых миров шарового скопления ЕС720 и именно там получить все необходимые сведения. Сейчас же главным было не упустить резонанса с остаточным всплеском и убедиться, что информация, добытая Олафом, – не подставка. Подслушивание подслушиванием, но спешить в указанное место раньше беглецов нельзя ни в коем случае, тем более теперь, когда пирряне, как хорошие ищейки, взяли след.


Рональд Сейн на легком суперботе уже мчался навстречу пиррянам. Вот ему-то пришлось дать в качестве ориентира то самое шаровое скопление. В случае ошибки совершит джамп-переход еще раз – что поделать! Маленький мобильный кораблик не был предназначен для движения через кривопространство в поисковом режиме – ему обязательно требовались четкие привязки. Рональд вез с собою всего одну коробку с ампулами антидота – только для пиррян, – остальными наркоманами можно заняться и попозже.

Собственно, это были даже не ампулы, а полностью готовые к применению универсальные аптечки со встроенным шприцем, которые пристегиваются или прилепляются к предплечью возле сгиба локтя. Ведь изобретенный Сейном антидот не являлся индивидуальным веществом – аптечки были запрограммированы на весьма сложный и очень интенсивный курс биохимической терапии. Пятнадцать различных компонентов вводились в кровь человека в строжайшей последовательности и через точно соблюдаемые интервалы времени. Процесс занимал, по расчетам Сейна и его медиков, около восьми минут, но малейшее отклонение от программы сводило на нет все старания. Конечно, Сейн уже опробовал эту штуку на себе, и успех оказался стопроцентным. Так что излечение пиррян можно было теперь считать делом техники. Вот только межзвездный перелет оказался не самой простой задачей. Ситуация стала окончательно нештатной, когда ожил джамп-передатчик и не назвавшийся толком корабль попросил о помощи. Чтобы помочь, разумеется, следовало вначале выйти в обычное пространство.

Двое телохранителей, постоянно сопровождавших хозяина одной из крупнейших фирм в Галактике, уговаривали его еще на Зунбаре никуда не лететь самому. Доставку груза можно было поручить хоть автомату, но Сейн настоял на своем. Он давно не видел друзей и хотел передать им долгожданное средство лично. Однако теперь, быть может, впервые в жизни, он чувствовал, что плохо понимает, как должен вести себя.

– Оказать помощь терпящим бедствие в космосе – наша обязанность, – полуутвердительно-полувопросительно произнес Рональд Сейн.

– А наша обязанность – оберегать вашу жизнь, – резонно возразили телохранители. – И к тому же – доставить лекарство пиррянам до того, как они вступят в бой с фэдерами. Вы сами говорили, что не знаете, какие еще гадости приготовил им коварный Крумелур.

Все это было истинной правдой. Но Сейн продолжал настаивать:

– Давайте все-таки вынырнем и посмотрим, сможем ли мы помочь этим несчастным.

– Не забывайте, у нас очень скромный по размерам и мощности, неидеально защищенный и уж совсем плохо вооруженный корабль, – напомнила охрана.

– Все равно вынырнем. Доверьтесь моей интуиции.

Телохранители предпочли довериться собственной интуиции. И вынырнули из джамп-режима «наполовину». Так это называлось на пилотском жаргоне. То есть генератор корабля устанавливался на автоматический возврат при малейшем намеке на опасную ситуацию.

А ситуация оказалась не просто опасной. Их ждал даже не пиратский корабль, от которого в принципе можно было скрыться в считаные доли секунды. Их сразу встретил целый шквал огня. И только новейшие защитные экраны и мастерство телохранителей, которые одновременно являлись пилотом и штурманом, спасли жизнь всем троим. Но о дальнейшем движении навстречу пиррянам уже не могло быть и речи. Потерявший управление супербот нуждался теперь в буксировке. А чтобы найти, кто возьмет на себя роль космического эвакуатора, прежде всего требовалось наладить поврежденную связь. И ни пилот, ни штурман не брались сказать, сколько времени уйдет на это.

«Арго» и «Конкистадор», поддерживавшие постоянную связь между собой, вышли из кривопространства в сотне километров друг от друга, и следящие приборы обоих кораблей тут же зафиксировали фэдерский крейсер, уже заходящий на посадку. Им не пришлось искать ни звезду, ни планету. Просто блестяще исполненная полицейская операция! Однако что же делать дальше? Предложение Стэна тут же расстрелять крейсер отвергли большинством голосов. Собственно, что такого сделали фэдеры? Разве они объявляли войну? Даже деньги все сполна заплатили. А то, что напоследок превратили пиррян в наркоманов, ну, извините, это так, сгоряча. Уж больно сильно расстроились, ведь услуга, оказанная пиррянами, оказалась для них слегка медвежьей. Одновременно с уходом монстров планета Моналои перестала быть идеальной тюрьмой для чумринистов. Вот и кинулись бандиты на поиски новых приключений, а пиррян на всякий случай хотели немножко проучить. Чтобы впредь помнили, с кем связались.

Так думал Язон, но концы с концами в его рассуждениях полностью не сходились. Во всей этой истории оставалась какая-то загадка. И, как всегда, хотелось разобраться досконально, а не рубить сплеча. Не говоря уже о том, что, кроме крейсера со всеми фэдерами на борту, существовала еще целая эскадра, подчиненная им, и тысячи деловых партнеров по наркобизнесу во многих мирах Галактики. Как отнесутся они к дерзкой тактике первого удара? Нет, нельзя так сразу уничтожать людей, знающих слишком много. Это опасно. Надо вступать в переговоры.

Язон сумел убедить пиррян, тем более что реальной угрозы на данный момент не ощущалось. Даже один линкор «Арго» был несравним по мощности с жалким крейсером Крумелура, а уж вместе с «Конкистадором»!.. Если, конечно, на этой неизвестной планете фэдерам не окажут военную помощь. А вот сейчас и узнаем! Так же интереснее. Подобный почти детский аргумент был, кстати, для пиррян тоже не последним по значению. В общем, решили следовать и дальше за фэдерами, а в переговоры вступить немедленно.

Но Крумелур упорно молчал. Вряд ли у них связь сломалась. Здесь явно проглядывало что-то другое.

Фэдерский корабль приземлился на старом заброшенном космодроме. Пирряне пока воздерживались от посадки. Они осторожно совершили несколько облетов вокруг планеты и убедились, что она практически необитаема. Или жители ее пытаются изобразить необитаемость. Неприятная обстановка. Настораживающая.

В этих условиях казалось особенно важным дождаться Сейна. Но тот опаздывал и на вызовы почему-то тоже не отвечал. Язон уж было подумал, что кто-то хитрым образом блокировал им все системы связи, когда эти подозрения рассеял Крумелур, самолично вызвавший Язона.

– Садитесь на планету, – попросил он. – Мы готовы поговорить с вами спокойно, но в ближайшее время не сможем подняться на орбиту. У нас проблемы с энергоблоком.

Звучало не слишком убедительно, но расспрашивать о подробностях хитрюгу фэдера – себе дороже. Только еще сильнее запутает.

– Слушай, – спросил Язон у Керка, – а почему тебе так не терпится сначала получить антидот от Сейна, а уж потом вступать в переговоры с Крумелуром?

– Ну, – задумался Керк, – логики тут особой, пожалуй, и нет, но, пока я ощущаю себя зависимым от какого-то проклятого чумрита, мне вообще неприятно общаться с людьми, тем более с врагами. Он сделал это, чтобы унизить меня и нас всех. Избавившись от заразы, я буду вновь чувствовать себя победителем. А пока, понимаешь, мне как-то неуютно…

– Но где же Сейн? – спросил Бруччо нетерпеливо. – Что он обещал тебе?

– Сейн очень обязательный человек, – проговорил Язон. – К сожалению, я вынужден предположить, что он попал в беду. Значит, придется задействовать резервный вариант…

– Какой еще резервный вариант? – спросил Керк.

Язон не успел ответить. В кают-компанию ворвалась Мета:

– У нас серьезный сбой в главном реакторе. Объявляю общую тревогу и аварийную посадку на планету.

– А может, лучше аварийную стыковку с «Конкистадором»? – предложил Керк. – Эвакуируемся туда в случае чего.

– Можем не успеть, – жестко сказала Мета.

– Настолько серьезно? – удивился Стэн.

– Более чем!

И Мета умчалась обратно в капитанскую рубку. Она даже не советовалась ни с кем – она приняла решение и действовала.

Резкий маневр швырнул всех на пол. А уже через пять минут линкор стоял на взлетном поле заброшенного, поросшего травою космопорта в полукилометре от фэдерского крейсера, и тут же рядом приземлился «Конкистадор». Другого выхода не было. Если реактор будет на грани взрыва, без помощи второго звездолета не обойтись. Язон находился рядом с Метой и на большом экране наблюдал, как под вой аварийной сигнализации и беспорядочное мигание разноцветных огоньков пирряне мечутся по кораблю в отчаянной попытке спасти ситуацию. Но люки были уже открыты, а команда «Конкистадора» готовилась встретить у себя весь экипаж «Арго».

– Отчего это могло произойти?

– Не знаю, – сказала Мета. – Но думаю, что это диверсия.

– Весело, – сказал Язон. – Значит, Крумелур и здесь успел побывать. Хорошо, что мы сразу не вступили в бой, а то, пожалуй, разлетелись бы на молекулы раньше, чем начали стрелять.

– Чушь! – огрызнулась Мета. – Как раз и надо было сразу убивать всю эту мразь. А вот сейчас, к сожалению, не до них.

– Постой, – спросил вдруг Язон. – А как называется эта планета?

– Ты что, уже был здесь когда-то? – Мета смотрела на него непонимающе.

– Возможно.

– Вечно тебя за полминуты до возможной гибели интересуют какие-то глупости! Не помню я. Олаф говорил что-то… Ах, ну да! Название еще такое простенькое – Трампа.

– Трампа? – переспросил Язон. – Или Трама? Впрочем, какая разница! Хорошо еще что не Фэлла.[6] Это было бы уж слишком откровенно!

Мета ничего не поняла, а Язон вдруг начал громко хохотать. Что еще оставалось делать в такой ситуации? Иногда знание языков бывает очень полезным. Если только успеваешь применить его своевременно. Но теперь-то это к чему?

Неожиданный приказ отдал Стэн:

– Срочно всем уходить!

Буквально через секунду распоряжение продублировал Керк. А уже на бегу, в переходе пиррянский вождь объяснил Язону:

– Стэн обнаружил бомбу, заложенную в реактор. Сумел обезвредить ее, но нет никакой уверенности в том, что это единственное устройство. Слишком много систем разладилось на «Арго» одновременно.

– Где Олаф? – спросил Язон.

– Олаф вызвался помогать как специалист по аварийным ситуациям. Первым побежал в реакторный отсек, когда мы были еще на орбите, но, как выяснилось, по дороге свернул и вылетел в пространство на универсальной шлюпке.

– Ну, тогда теперь уж точно самое время шарахнуть по фэдерскому крейсеру из главного калибра!

– Неужели я слышу это от тебя, Язон? – удивился Керк.

А на «Конкистадоре» все было в порядке. Кроме одного: все виды мало-мальски серьезного оружия оказались блокированы загадочной внешней силой. Кто бы мог подумать, что у легкого крейсера найдутся в арсенале столь хитрые и могучие средства. Или это на заброшенном космодроме скрывалась под землей какая-нибудь кетчерская гадость. Ловушка, она и есть ловушка!

Язон, конечно, еще на бегу рассказал Мете, Керку и Стэну об этой милой шутке фэдеров.

– Но мне кажется, что это и есть только шутка, – предположила Мета. – Выбрали необитаемую планету с издевательским названием и заманили нас сюда.

– А мне кажется, что все гораздо хуже, – проговорил Стэн, но объяснить свою мысль уже не успел.

Они четверо последними вбегали на «Конкистадор», и как только люки были задраены, раздался чудовищной силы взрыв.

Все-таки была на «Арго» вторая бомба! А может, и не одна.

Защитные системы линейного крейсера «Конкистадор» сработали автоматически. Не пострадал ни один человек, ни один функциональный блок, даже внешние датчики приборов остались целы. И лишь обломки «Арго», падая с высоты, на которую их подняло взрывом, гулко и грустно прогрохотали по броне. Когда же дым рассеялся, стало видно, что крейсер Крумелура уже поднимается над землей.

Связь работала без помех, и Язон вызвал по персональному коду Олафа. Предатель охотно вступил в разговор.

– Почему ты так поступил, Олаф?

– Потому что фэдеры мне больше заплатили, – последовал на удивление простой ответ. И, что любопытно, похоже, честный.

– Мы дали тебе свободу! – не удержался Язон. – И вообще, откуда ты знаешь, сколько заплатили бы мы?

– Но вы же не для меня старались, верно? – резонно возразил Олаф. – Свободу я получил бы и так, своим чередом. А по поводу денег… Язон, у тебя никогда не будет их столько, сколько имеют короли наркобизнеса. Я же говорил, по-настоящему большие деньги всегда в крови. А ты все норовишь чистеньким остаться!

– Много ты обо мне знаешь! – процедил Язон с ненавистью. – Теперь-то уж я точно не захочу остаться чистеньким. Ох, с каким удовольствием я окрасил бы твоей кровью наконечник своего боевого копья!

Это было что-то из лексикона всадников Темучина. А вспомнилось не случайно. Цивилизованные привычки только мешают при общении с подобными людьми. Чем больше ты похож на дикаря, тем выше твои шансы на победу.

– Понимаю твои эмоции, Язон. Но тебе уже никогда не дотянуться до фэдеров. Планета, на которую вы сели, действительно настоящая ловушка. Она характеризуется повышенной сейсмической активностью. Здесь происходят непрерывные вибрации земной коры. И частота их абсолютно точно совпадает с частотой прежних моналойских колебаний. Дальнейшие комментарии требуются? Магнитное поле, атмосфера, растительность – все здесь такое же, абсолютная двойняшка нашей любимой планеты. Прошу любить и жаловать. Так что, надеюсь, сообразите не кидаться за нами в погоню…

– Идиот! – зарычал ворвавшийся в разговор Крумелур.

Очевидно, он как раз рассчитывал на то, что пирряне как люди импульсивные резко стартуют, не подумав, и все умрут в один миг. Олаф – умышленно или случайно – сорвал этот план.

– Идиот! Ты вынуждаешь меня идти на крайнюю меру.

«Ах, у них еще и крайняя мера есть!» – успел подумать Язон, прежде чем их накрыла асболютная темнота и тишина.


Что могли предпринять пирряне в те короткие секунды между угрожающими словами Крумелура и залпом из неведомого орудия? Да ничего! Если бы верили в бога, успели бы помолиться, а так…

Было темно и тихо. По ощущениям, продолжалось это довольно долго, секунд тридцать, не меньше. Словно весь мир пропал. Не стало ничего: ни людей, ни звезд, ни планет, ни пространства, ни времени…

Потом все вернулось. В смысле ощущений. А в смысле материальных объектов вернулось далеко не все.

Фэдерского крейсера и след простыл. «Конкистадор» же являл собою зрелище не менее жалкое, чем «Арго» после взрыва. Какие-то оплавленные обломки вместо могучей брони. Внутренние помещения сохранились лучше, но все равно в случае приличного дождя в них вряд ли будет теперь уютно.

Пирряне ошарашенно огляделись, пересчитали друг друга, жертв не обнаружили, раненые и то отсутствовали.

– Что это такое? – тихо спросил Керк в полной растерянности.

Было с чего растеряться, в этой ситуации даже Клиф или Ронус, светлая память им, вряд ли сообразили бы, в кого стрелять.

– Что это? – переспросил Язон. – Думаю, оружие кетчеров, которое совсем не по праву досталось этим недоумкам. Мы все должны были умереть. Знаете, почему остались живы?

– Я уже догадался, – сказал Керк, оглядываясь на заваленный каким-то обгорелым хламом, но абсолютно неповрежденный звездолет «Оррэд».

– Почему же кетчерский звездолет защитил нас от оружия кетчеров? – удивился Стэн.

Объяснил Арчи:

– Все очень просто. «Девятнадцать шестьдесят один» уже много тысяч лет совсем не кетчерский звездолет. Ведь он проиграл свой последний бой и, мне кажется, до сих пор подчинен чужой воле. «Оррэд» – всего лишь новое обличье нашего старого знакомого, звездолета «Овен». Ну а «Овен», сами понимаете, Язона динАльта в обиду не даст. Люди, которые верят в бога, называют подобное явление ангелом-хранителем.

– Ну и что дальше? – вклинилась Мета в их сугубо теоретическую беседу. – Вы хоть знаете, что связь не работает? Никакая.

– Здорово! – сказал Тека. – Останемся здесь жить, что ли? Я, между прочим, посчитал, пиррянский организм способен протянуть на чумрите в полтора раза дольше обычного…

– Плохие шутки, Тека, – пожурил Керк. – Язон, Арчи, Мета! Неужели мы сдадимся? Реанимируйте «Оррэд», и вперед. Другого выхода все равно нет. Кто нас станет искать в этом захолустье?

– Ну, положим, – возразила Мета, – оставшиеся на Моналои пирряне душу вынут из фэдеров, чтобы узнать, где мы.

– Спорная мысль, – заметил Стэн. – Во-первых, фэдерам вовсе не обязательно возвращаться на Моналои, а во-вторых, они же считают, что убили нас. Неужели станут сообщать кому-либо место захоронения?

Интересный получался разговор. Они словно забыли все, что улететь-то как раз никуда и не могут. А Язон к тому же не верил в возможность реанимировать «Оррэд» как транспортное средство. Задействовать систему связи древнего звездолета было намного реальнее. Над этим он сейчас и задумался. Поэтому разгоравшуюся дискуссию слушал так, вполуха. Но наконец не выдержал:

– Да вы о чем говорите-то, друзья?! Можно, конечно, попытаться с помощью «Девятнадцать шестьдесят один» послать в пространство сигнал о помощи, но это на крайний случай. А вообще-то здесь скоро будет Долли.

– Кто? – удивилась Мета.

– Долли Сейн. Это и был наш с Рональдом запасной вариант. Я успел выйти на связь с Долли перед самой посадкой сюда, и она запеленговала наш корабль. Значит, будет искать нас именно здесь.

– А сам Рональд? – спросил Керк.

– Рональда поищем все вместе. Надеюсь, он все-таки жив, хотя теперь уже совершенно не сомневаюсь, что именно люди Крумелура перебежали Сейну дорогу.

– И почему мы не взорвали их сразу? – задал риторический вопрос Стэн. – Почему не уничтожили вместе с их проклятым Томхетом?

– Сказать, почему? – улыбнулся Язон. – Вы слишком увлеклись конкретной задачей – победой над высокотемпературными монстрами. А я вам говорил: не с теми воюете.

Стэн хотел было ответить, но тут из облаков, словно белая птица, выскочила их спасительница на шикарной прогулочной лодке класса «тукан».

«Вот легкомысленная девчонка! – подумал Язон. – В космосе бандит на бандите, а она порхает, словно бабочка с цветка на цветок. Впрочем, если чуешь врага за тысячу парсеков, как это умеет Долли, можно, наверно, и в одном скафандре от звезды к звезде перелетать. Вот только где оно было, это хваленое предвидение и предчувствие, когда флибустьеры накрыли всю твою семью?..»

Некстати вспомнил о грустном. Такая злоба охватила сразу на всех мерзавцев Вселенной, что он до боли в пальцах сжал рукоятку прыгнувшего в ладонь пистолета и чуть было не начал палить по черному от копоти, искореженному и страшному остову любимого линкора «Арго».

«Вот и сыграл ты, Солвиц, до конца свою пьесу на сюжет древней легенды! Корабль „Арго“ разрушен. И Язон динАльт должен был погибнуть под его обломками. Шиш тебе, Солвиц! В самом последнем акте я вновь тебя перехитрил».

Эта мысль вернула Язону бодрость и чувство юмора. Он повернулся в сторону Долли и крикнул:

– Привет, избавительница!

А веселая рыжая девчонка, сверкая изумрудами глаз и широко улыбаясь, шагала к ним. На вытянутых руках она держала маленький чемоданчик с распахнутой крышкой, под которой, словно пирожные, подаваемые к праздничному столу, лежали рядами розовые кругляши индивидуальных аптечек с антидотом Сейна.

Следом из лодки выбрался Робс, вооруженный до зубов, повзрослевший, солидный и теперь уже, наверно, не просто друг, а жених Долли. Он тоже улыбался и как бы виновато разводил руками. Мол, разве могу я эту дуреху куда-нибудь одну отпустить?


Глава 15 | Мир Смерти и твари из преисподней | Глава 17