home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава восьмая

Примерно в сотне метров от дома Том остановился и нахмурился. Чес, витающая в облаках, недоуменно взглянула на него.

– Судя по звукам, они перенесли вечеринку к нам домой. Вот черт, – с чувством выругался Том.

– А нельзя ли нам как-нибудь проскользнуть сзади?

Он крепче сжал ее руку.

– Слишком поздно. Нас заметили. Ты была права: это черт, а не собака!

Это снова был Лерой, скачущий через лужайку, чтобы приветствовать их, и, по меньшей мере, три десятка людей, собравшихся на веранде, обернулись, чтобы посмотреть, кого он так радостно приветствует.

– Представляю, как ужасно я выгляжу, – пробормотала Чес.

Он снова стиснул ей руку и повернул к себе.

– Ты выглядишь на миллион долларов, Афродита, – сказал он, улыбаясь. – И если тебе интересно, такого со мной еще никогда не случалось.

– О…

– Эй, вы двое! – крикнула Ванесса. – А мы тут гадаем, куда вы подевались. Присоединяйтесь к нам.

Они двинулись вперед.

– И это все, что ты можешь сказать? – спросил Том.

– Боюсь, что сейчас не время и не место говорить об этом.

– Трусиха, – мягко упрекнул он, и они вошли в круг света от веранды.

Ванесса вышла вперед, чтобы приветствовать их.

– Все, кто не знает, познакомьтесь с моим братом Томом и моим свадебным… – Она осеклась, и ее глаза расширились. – Что, бога ради, вы делали?

– Плавали, – ответил Том. – И вам советуем. Вода просто чудо.

– Но… – Харриет вышла вперед и тоже окинула их недоуменным взглядом, – …в одежде? А почему вы грязные?

– Это Лерой так развлекался. Вы извините нас? – сказал Том с очаровательной улыбкой. – Всем приятного отдыха. – И повел Чес за угол дома.

Они не могли видеть, какой ошеломленный взгляд послала Ванесса своей матери. В нем явно читалось: это то, что я думаю?

Однако каждой своей клеточкой Чес ощутила, что стала предметом размышлений и всевозможных предположений.

– Предлагаю принять душ, – сказал Том, улыбаясь при виде ее неловкости, – и встретиться в моем кабинете. Я попрошу Арнольда собрать нам что-нибудь перекусить – если, конечно, ты не хочешь пойти на вечеринку.

– Ни в коем случае! – Теперь к ее неловкости примешивался еще и ужас.

– Хорошо. До встречи.


Приняв душ в своей комнате, Чес села к зеркалу, высушила волосы и оставила их распущенными. Внимательно посмотрев на свое отражение, она подумала, что в ее глазах появилось нечто такое, что выдавало ее чувства.

Выдавало? Вообще-то обычно она умело скрывала их. Но в ее отношениях с Томом Хокингом не было ничего обычного. Он перевернул весь ее привычный, устоявшийся жизненный уклад. Весь ее мир встал с ног на голову.

Послышался короткий стук в дверь, и Том крикнул из-за двери, что ужин готов.

– Иду! – отозвалась Чес, но заставила себя еще немного посидеть, глубоко дыша.

Их уединенный ужин с открытой бутылкой шампанского стоял на кофейном столике перед камином в кабинете Тома.

– Это становится привычкой, – пробормотала Чес, принимая от него бокал.

– Хорошей привычкой. Присаживайся.

Чес села и расправила длинную юбку на коленях, оглядела столик, на котором стояли чашки с супом и тарелки с бутербродами, затем подняла глаза на Тома.

Хозяин Крессвелла стоял, прислонившись к каминной полке. Он переоделся в темно-синюю рубашку, рукава которой были закатаны, и легкие голубые брюки. Он был босиком, и его каштановые волосы были еще влажными после душа.

– Я не знаю, что сказать, – неожиданно брякнула Чес.

Он вскинул глаза, и в них она заметила смешинки и еще что-то, названия чему не могла подобрать.

– А разве нужно что-то говорить? – пробормотал он. – Хотя одно несомненно: ты чудесно выглядишь.

– Я и чувствую себя чудесно, – призналась она.

Том поставил свой бокал на полку, подошел и, потянув Чес за руку, поставил на ноги. А потом прижал к себе. Чес прислонилась к нему и закрыла глаза.

– Все равно это может быть проблемой, – сказала она.

– Как так, мисс Бартлетт? – спросил он и поцеловал ее в макушку.

– Ну, у меня есть работа, которую я должна выполнить. Осталось всего десять дней до свадьбы, а дел еще очень много. Если я не смогу оторваться от тебя и не сосредоточусь на деле, все пойдет не так.

Она щекой почувствовала, как он смеется.

– Пока что именно я не могу оторваться от тебя, – заметил он.

– Не важно. – Чес заглянула ему в глаза. – Но мне это нравится.

Он обхватил ладонями ее лицо, и ей показалось, что его настроение изменилось.

– Правда нравится?

Чес застыла на несколько долгих секунд, затем тихонько освободилась.

– Ты боишься, что я буду второй Холли Магвайер, Том?

– Нет, совсем наоборот, – сказал он довольно резко. – Но прежде всего мне нужно сказать тебе кое-что, Чес. Однако давай сначала поедим, пока суп не остыл.

Это был грибной суп домашнего приготовления. Один аромат чего стоил, но у Чес совсем не было аппетита. Она отставила свою наполовину полную чашку и взяла бокал.

– А нужно ли? Ты сказал это таким серьезным тоном.

Он поморщился, отставил свой суп и тоже взял бокал с вином.

– После свадьбы и медового месяца я собираюсь уехать из Крессвелла.

– Почему?

– О, не насовсем, просто в данное время есть одно место… один проект, над которым я хочу поработать.

Чес сглотнула, но промолчала.

– Ты… ты собираешься поставить здесь управляющих? – спросила она. – У меня такое чувство, что без тебя в Крессвелл-лодж воцарится хаос.

Том коротко улыбнулся.

– Я подумываю предложить Руперту эту работу, если он захочет.

– Руперту! А как же олимпийские надежды и все такое? Его родители и родовое гнездо?

– Лучше Крессвелла места для этого не найти. А Руперт, как никто другой, подходит для этой работы. К тому же Ванесса очень привязана к Крессвеллу и мечтает участвовать в австралийских скачках. Я хочу, чтобы у нее появился шанс.

– Это очень мило с твоей стороны, – тепло проговорила Чес.

– У меня имеется и скрытый мотив. – Том взглянул на нее. – Это освободит меня.

Чес заговорила прежде, чем успела подумать.

– Честно говоря, я думаю, тебе надо уехать отсюда. Иногда я ощущаю в тебе какое-то нетерпение и… неугомонность, что ли.

– Тебе интересно, какое отношение это имеет к тебе и мне?

Чес сглотнула.

– Это то место, о котором говорила мне Ванесса? В Кейп-Йорке?

– Да. Когда она рассказала тебе об этом?

– Сегодня, когда мы составляли план размещения гостей. – Она жестом указала на фото на каминной полке. – Твоя сестра показала мне его. Тогда я и понятия не имела, какое значение это может иметь для меня.

– Там нет спроса на свадебных консультантов. – Он поморщился. – С другой стороны, там много всяких других возможностей. Я же собираюсь не только восстановить ферму, но и изменить ее специализацию.

Чес взглянула на свой бокал.

– Том, ты же не предлагаешь мне… все бросить и поехать с тобой в Бенинди?

Он покачал головой.

– Я просто пытаюсь объяснить, что если наши отношения продолжатся, то долгое время нам придется поддерживать их на расстоянии. Конечно, я буду часто приезжать, и ты приедешь и сама все посмотришь и оценишь.

Чес задумалась.

– Ты знал все это, когда впервые поцеловал меня?

– Я уже много лет мечтаю об этом, просто не знал, как оставить маму и Ванессу. Теперь я смогу это сделать. И честно говоря, то, какой ты была сегодня, подтолкнуло меня сделать еще один шаг.

– Ты хочешь сказать «мы»?

Он улыбнулся одним уголком рта.

– Да, но не только это. Мне почему-то подумалось, что тебе понравится Бенинди. По сути дела, эта мысль пришла мне в голову, еще когда ты помогла вытащить Адама. Ты решительная и изобретательная, а именно такие качества необходимы для жизни в отдаленных, отрезанных от цивилизации местах.

Она задумчиво потерла лоб.

– Даже и не знаю, что сказать.

– Это уже второй раз за вечер.

Чес беспомощно взглянула на него. Он протянул ей руку, она помедлила, но потом вложила свою ладонь в его.

– Что ты думаешь о нашем будущем, Чес?

Молодая женщина заколебалась.

– Единственное, что я сейчас знаю, это что я не уверена, где я – на земле или на седьмом небе.

Он долгое время молчал, потом поднес ее руку к губам и поцеловал.

– Спасибо. Так значит, «даем добро»?

Чес сглотнула.

– Может, подождем до свадьбы? Мне, правда, нужно сосредоточиться, а это может добавить сложностей…

Он нахмурился.

– Думаешь, мы сможем подождать?

– Это всего лишь несколько дней, Том.

– Означает ли это, что мне не позволено будет целовать тебя в течение следующих десяти дней? – спросил он, наклонив голову.

– Нет… да… наедине, ну, в общем… – она запнулась. – Проблема в том, к чему это приведет.

– Проблема?

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, Том Хокинг!

– Понимаю, – лениво согласился он. – Всяческие наслаждения, верно?

Чес почувствовала, как ее тело тут же отреагировало. Не может быть, чтобы он действовал на нее одними только словами!

Она резко встала. Он посмотрел на нее, поднялся и протянул к ней руки.

– Том, – выдохнула Чес и остановилась.

Долгое время они просто смотрели друг на друга. Она вдыхала его чистый, мужской аромат, пробуждающий такие воспоминания, от которых голова шла кругом.

Том взял в ладони ее лицо, и желание сотрясло ее с ног до головы, но он лишь прикоснулся к ее губам легким поцелуем и отпустил.

– Даже несколько дней, – с нотками иронии проговорил он, – могут стать адом.

– Да, – прошептала Чес. – С другой стороны, потом уже ничто не будет нам мешать.

Его губы изогнулись.

– С тобой трудно спорить, Чес Бартлетт. Ну, хорошо, ты получаешь свою отсрочку. – Он повернулся и взял бутерброд.


Том вел себя очень мило и был приятным собеседником, пока они ели бутерброды и пили шампанское. Он рассказывал ей о Бенинди.

Пока Чес слушала, у нее сложилось два впечатления: некоторое время это будет довольно суровая, трудная жизнь, наполненная тяжелым трудом и испытаниями, но это именно то, чего он хочет и к чему всей душой стремится. Впрочем, это не удивляло Чес. Она знала, что Том человек действия.

Потом ему позвонили, и Том довольно резко сказал.

– Я перезвоню тебе через несколько минут, Билл.

Чес поняла намек.

– Пойду спать. Похоже, у тебя неотложные дела.

– Да, но…

– Не имеет значения. – Чес улыбнулась. – Это был длинный день, и я немного устала. – Она накрыла его ладонь своей. – Спокойной ночи.

– Чес…

Но она помахала и ушла.


На следующий день все пошло наперекосяк.

Девочка, которая должна была держать букет, и мальчик – нести шлейф невесты, двойняшки, заболели ветрянкой. Шафер, Билл Эдвардс, который должен был прилететь из Англии, позвонил и сказал, что упал с лошади и получил сложный перелом ноги, исключающий его приезд в Австралию в ближайшем будущем. Еще один субъект, помешанный на лошадях, стиснув зубы, подумала Чес.

Очень стильная деревенская гостиница, снятая целиком для размещения гостей из Великобритании, неожиданно закрыла двери по причине семейного кризиса у супругов, владеющих ею.

Невеста, услышавшая обо всем этом, мрачно заметила, что это, должно быть, дурные предзнаменования.

– Чушь, – резко сказал Том на срочно созванном семейном совете. – Среди наших друзей наверняка найдется парочка детишек примерно такого же возраста и роста. Что же касается гостиницы, можно договориться где-то в другом месте. Чес?

– Да. Я возьмусь за это немедленно.

– Руперт, остается одна проблема – твой шафер. Какие-нибудь идеи?

– Как насчет Робби Уайтлоу? – предложил граф.

Чес выронила ручку.

– Это проще, чем искать кого-то за океаном, тем более что времени осталось в обрез. К тому же он член семьи.

Член семьи?! Как это? Чес была в полном смятении.

Граф продолжил свои объяснения:

– Робби женат на нашей племяннице, дочери моего брата. Они с Рупертом стали хорошими приятелями, верно, Руп?

– Да, – подтвердил Руперт, но нахмурился. – А разве он сейчас не в Саудовской Аравии по каким-то делам, связанным с бизнесом? Разве не потому кузина Кейт приезжает одна?

– Уже нет, дорогой, – сказала Хелен. – Вчера вечером Кейт звонила мне. Они должны приехать в Брисбен за пару дней до свадьбы. О, по-моему, это замечательная идея!

Чес уставилась на свой блокнот. Да, она слышала, что Роб Уайтлоу женился и уехал жить за океан. Но чтобы его жена оказалась племянницей Уикхэмов? Это уж слишком!

– Более того, – Руперт неожиданно улыбнулся. – Робби и Билл примерно одинакового телосложения, если это та причина, по которой вы выглядите столь напуганной, Чес. Уверен, Робби подойдет костюм Билла.

– Благодарение Богу хотя бы за это, – пробормотала Чес и начеркала что-то неразборчивое в своем блокноте. Она подняла глаза и заметила, что Том очень пристально за ней наблюдает. – Э… что касается детей, – заставила она себя продолжить ровным голосом, – может, составим список возможных кандидатов?


Глава седьмая | Богиня любви | * * *



Loading...