home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЛЕСОВИК

Homo virgultis fabricatus

Существо, созданное на основе человека, для жизни и процветания в лесу умеренного климата без поддержки цивилизации, должно быть всеядным. Леса умеренного климата не столь изобильны, как джунгли. Чтобы использовать весь спектр доступных видов пищи, homo virgultis fabricatus должен быть чрезвычайно ловким и быть способным жить и на уровне земли в подлеске, и высоко на вершинах деревьев. Руки и ноги имеют схожую длину, а длинные, но гибкие пальцы, приспособленные для лазания, увеличивают их размах. Покров из тонких волос сохраняет тепло тела лесовика в условиях умеренного климата.


Человек после человека

Рацион всеядного существа нашёл отражение в строении зубов, с тяжёлыми давящими задними зубами для орехов, и тонкими передними зубами для ловли насекомых. Его рацион близок к рациону раннего человека; это также его эволюционный потенциал.


Человек после человека

Длинные цепкие пальцы ног и рук могут хватать грубую кору. Отсутствие опорного большого пальца на ногах означает, что лесовик ходит, согнувшись, но легко лазает. Это наименее специализированный, и потому наиболее легко приспосабливающийся среди генно-инженерных видов.


Человек после человека

Но это, однако, происходит внутри головы, в мозгу, где лежит наиболее фундаментальное отличие этого существа.

Что же составляет суть человека? Это сухой остаток, к которому приводит спор. Являемся ли мы людьми в большей степени, нежели андлы, из-за того, что мы больше используем технологии, а они лишь живут в дикости и выращивают свою собственную еду? Являются ли андлы в большей степени людьми, потому что они здоровее и больше похожи на наших предков? Если последнее верно, то мы могли бы утверждать, что, чем примитивнее существо, тем в большей степени оно является человеком.

В таком случае образец перед ним должен быть в большей степени человеком, чем прочие. Длинные руки и хватательные ступни позволяют ему жить и на деревьях лиственного леса, и на земле. В его формах специализация отсутствует лишь из-за того, что в лиственном лесу есть настолько много разных источников пищи, что было бы непрактично приспосабливать это существо к использованию лишь одного конкретного. Однако, вся эта пища не обязательно вкусна. Множество производимых растениями веществ ядовито для человеческого метаболизма, и могут быстро возникать болезни, которых не ожидали. Генные инженеры преуспели в решении этого вопроса и создали системы, которые могли справляться с большинством известных ядов естественного происхождения, поэтому, если что-то было упущено из вида, оно должно считаться частью естественного отбора. В результате, они создали обобщённого хищно-траво-листо-насекомоядного падальщика.

Они также создали его с низким интеллектом. Аргумент в пользу этого был таков: если он должен быть окружён пищей, то ему было бы достаточно интеллекта только для того, чтобы позволить искать её. Интеллектуальное существо может причинять неприятности, может чувствовать негодование, когда над ним проводят эксперименты, зависть из-за того, что не может жить в городах, может восстать против тех, кто создал его. И помимо того, оно может попробовать улучшить себя и построить свою собственную цивилизацию — а цивилизация, как стало очевидно теперь, не означает долго живущего и успешного вида.

В глубинах подсознания Карахудру зреет неясное предчувствие. На протяжении всего времени эволюции неспециализированные существа оказывались наиболее легко приспосабливающимися. Новый мир, который создаётся теперь, предполагается как находящийся в равновесии, с генно-инженерными существами, внедрёнными в каждый тип природной среды. Если кто-то один из них эволюционирует, чтобы вторгнуться в местообитания другого вида, каким будет долгосрочный результат этого? Возможно даже, что вновь сам по себе разовьётся разум.

Хотя это случится лишь в будущем. Карахудру резко распахивает дверь и его существо осторожно выходит в заросли папоротника орляка и ежевики в лиственном лесу. Оно сразу чувствует себя как дома. В зарослях оно бежит, полностью забыв о Карахудру в летающем корабле. Карахудру замечает лишь последний отблеск солнечного света, отбросивший пёстрый узор на его спину, прежде чем оно исчезает среди нагретой солнцем растительности.


КАРАХУДРУ И ЛЕСОВИК | Человек после человека | КЛИМАСЕН И НАЧАЛО ПЕРЕМЕН