home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16


Стечкины и впрямь нагрянули, с самого утра! Ну, не с самого, часов в одиннадцать. Камневы только за завтрак сели, всем почему-то утром спать хотелось. На улице шел густой снег, было так пасмурно, что на кухне пришлось свет зажечь - для уюта.

Только Тимка успел вслух порадоваться, что сегодня на завтрак не каша, а омлет с сыром, как раздался звонок домофона. Олег вышел в прихожую, глянул на экран и радостно крикнул:

- А я что говорил! Стечкины, всем составом!

- Ты открывай давай, потом страдать будешь! Нас уже скоро снегом занесет, - весело пожаловался с экрана Павел.

- А свой ключ куда дел? - строго спросил Олег и нажал кнопку.

Все дети Стечкиных - двое мальчишек и две девчонки - пошли в отца: такие же высокие и крупнокалиберные. Аленка, жена Павла, среди них была как березка среди дубков.

Взрослые обнимались-целовались, дети неловко мялись: уже отвыкли друг от друга.

- Добрый гость всегда к столу! - проходя на кухню, пробасил Павел.

- Батя! Слушай, чо говоришь! Тобой, чо ль, закусывать будут? - одернула его двенадцатилетняя Аринка.

- Ты, дочь, старшим не перечь! Я с собой все привез, чо выпить-закусить можно. На меня и на вас у хозяев места в животах не останется.

Младшая, Ксюшка, ровесница Тимки, смело обратилась к нему:

- Помнишь, когда вы у нас гостили, мы с тобой огро-омный белый гриб нашли?

Тимка, краснея, кивнул.

- А мы клубнику живую привезли! Много! И еще… нет, это пока нельзя говорить… - Ксюшка лукаво хихикнула.

Завтрак, обильно пополненный привезенными деликатесами и сибирскими вкусностями, затянулся. Сначала ели, потом чаевничали. Дети, вспомнив старую дружбу, убежали на улицу - лепить снеговиков.

- А вы знаете, сколько мы уже за столом? - вдруг сказала Аленка. - Больше двух часов. Давай-ка, Ланка, со стола уберем, а мужики пусть в квартирах порядок наводят. А то помощничков теперь с улицы не затащишь.

- Не переживай, Ален, у вас все чисто, и даже елка стоит. А у нас… да ладно, у нас и так сойдет. Давайте лучше поспим, а? - Лана жалобно глянула на Олега.

- Ой, боже… Да ты и впрямь чой-то такая зеленая, что аж синяя… Паш, иди, иди домой, я тут приберусь и тоже подойду! - начала тянуть из-за стола разомлевшего мужа Алена.

А Олег молча подхватил Лану на руки и унес в спальню. Уложил в так и не убранную с утра постель, укутал одеялом.

- Прости, Лань, а? Совсем из головы вон, что ты вся такая особенная сейчас…

- Ничего, все нормально, просто устала. Иди к ребятам, не позволяй Аленке посуду мыть… Гости все-таки.


Уговорив пойти отдохнуть и Аленку, Олег с Павлом быстро навели на кухне порядок и наконец-то сели покурить с комфортом.

- Павлуха, а ведь у меня есть новости по нашему делу. Пока я в Москве прохлаждался и по адвокатам ходил, мою Ланку один гад похитил.

Павел, который в это время глубоко затянулся, поперхнулся дымом и натужно раскашлялся. Откашлялся, с испугом и недоверием вытаращил глаза, хрипло спросил:

- Не шутишь??!

- Да какие уж тут шутки… Ну, ладно, про это как-нибудь в другой раз поговорим… Этот придурок письмо Ланке оставил, а в нем написано, что в лесном домике он какие-то видеоматериалы припрятал и еще что-то…

- Так чо сидим?! Ехать туда надо! - подхватился Павел.

- Куда ехать, Новый год сегодня… - растерялся Олег.

- Да успеем смотаться! Мои орлы нас мигом свезут! - Павел выхватил из кармана мобильник, быстро понажимал кнопки: - Алло, Леш, вы как там, на грудь еще не приняли? Вот и молодцы, в одно место смотаться надо…

- Да подожди, я ведь толком даже не знаю, куда ехать. Надо Васильева вызывать.

Но телефон капитана был заблокирован.

- Вот невезуха! - расстроился Олег. - Придется Матросова беспокоить, он там тоже был, на свою голову.

- Почему - на свою голову?

- Ранил его этот псих, очень тяжело… Стоп! Что ж это я!… Он же, Сергей этот, в письме дорогу подробно описал! Думал, Ланка к нему приедет - соблазнится его наследством. Сейчас…

Олег прокрался в спальню, тихо, стараясь не потревожить жену, вытащил из ящика тумбочки письмо и благополучно вернулся на кухню:

- Ну, теперь поехали…

Джип, который вез Олега и Павла с его «орлами», уже минут сорок бороздил снежную целину. Все внимательно смотрели - каждый в свое окно, - ища приметы местности, названные в письме.

- Похоже, где-то здесь повернуть надо… - сказал Павел. - Да, задачку нам задал этот твой Сережа… да еще снег этот! Ни тли зеленой не видать…

- Шеф, здесь, кажись, не так давно проехал кто-то, вон след, еще не совсем засыпало, - заметил сидящий за рулем Алексей. - И вон там тоже… Может, здесь въезжать надо?

- Давай, Леха.

Свернули и метров сто проехали по этой еле видной колее. Вдруг Алексей с коротким ругательством так резко затормозил, что джип развернуло.

- Чуть в тачку не впендюрились!

- Это не Васильева ли «жигуль»? - Олег, открыв дверцу, напряженно вгляделся сквозь снег и сумрак. - Да, он! Ребята, пошли скорее!

Олег выскочил из машины, словно в пуховую перину провалившись в свежий снег выше колена. Вывалились и остальные. Алексей, заблокировав двери, сказал:

- Шеф, стойте с Олегом Дмитриевичем здесь. - И кивнул Ивану: действуй! Тот вытащил пистолет - и короткими перебежками, если можно так назвать ковыляние в глубоком снегу, прячась за древесными стволами, направился к избушке.

Алексей тем временем осмотрелся вокруг, не отходя от «охраняемого объекта».

- Иван сигналит, - вскоре сказал он, пригляделся, махнул рукой: - Можно. Пошли.

Иван ждал их у дверей избушки.

- В доме все перевернуто и человек лежит. Кажись, того… - И он выразительно провел ребром ладони по шее.

Олег, не церемонясь, оттолкнул Ивана с пути и в полумраке увидел тело мужчины, лежащего на животе.

- Дайте фонарь… - Олег, не глядя, протянул руку назад, но кто-то из ребят уже направил луч света на лежащего. И Олегу сразу бросилось в глаза белое пятно краски на рукаве куртки… Он это пятнышко приметил, когда из Москвы ехали.

Олег бросился к капитану, но его деликатно потеснил Алексей. Присел на корточки, пощупал шею, посветил на голову - и сердито передразнил Ивана:

- Того, того… Кровь-то вон толчками идет еще! Живой он. Есть чистый платок?

Олег протянул платок, а Иван уже тащил кипу какого-тряпья. От которого на Олега пахнуло свежестью высушенного на морозе белья и еще чем-то, от чего у него сжалось сердце. Уж не в эти ли простынки пеленал маньяк его жену? Ишь заботливый какой - чистенькое прихватил…

- Давайте его на спину перевернем. Осторожно…

Раз-два!

Они перевернули капитана, и Олег со страхом вгляделся в его лицо. Лицо капитана было сплошь залито кровью. Олег вытащил из кучи белья одну простыню, попытался ее краем вытереть кровь, но только размазал. Другую простыню Иван туго свернул и осторожно подложил под голову капитана.

- В машине есть аптечка? - вспомнил Олег.

- Есть, конечно, - ответил Павел, который почему-то так и стоял у порога. - Ну-ка, орлы, быстро сгоняйте. Оба идите.

Парни вышли. Через какое-то время послышались звуки мотора.

- Чо это они, решили машину, чо ли, подогнать? - удивился Павел и вытянул из кармана телефон. - Алексей, чо там у вас?

- Преследуем преступника… - Слышно было, что Алексей говорит на бегу. - Видим его внедорожник… Буксует!

- Да фиг бы с ним, нам капитана спасать надо, - пробормотал Олег и скомандовал Павлу: - Давай тогда ты тащи!

Тот кивнул и торопливо ушел.

Васильев вдруг застонал, скрипнул зубами и - открыл глаза. Но тут же зажмурился: свет фонарика, который Олег для удобства зажал в зубах, ослепил его.

- Кто здесь? - сипло спросил Васильев.

- Я, Петрович. Камнев.

- Камнев… А… Да. Я… все… нашел. А кто-то… меня… - Капитан замолчал.

- Так ты не видел, кто?

- Нет… Пить… дай.

Дверь распахнулась, ввалился Павел:

- Нашел аптечку, и коньяк, и…

- Пить… - опять прошептал капитан.

Павел рухнул возле него, громко стукнув коленями об пол:

- Очнулся?! Ты мой хороший! На, пей, я принес как раз! - И он, торопливо открутив пробку, поднес к губам капитана бутылку с водой. - Давай, москвич, обрабатывай рану, я… м-м… кровь не переношу. - И нежно - капитану: - Пей, пей, голубчик мой! Да где ж это орлы мои?! В больницу надо скорее!

Олег меж тем промыл перекисью, оказавшейся в аптечке, рану, распаковал бинт и как умел перевязал капитану голову.

Да, надо скорей. Похоже, там трещина…

Павел, вполголоса вспомнив зеленую тлю, вытащил мобильник. Ответа долго не было, наконец отозвались:

- Возвращаемся, шеф. Бесполезняк. Ушел, твою дивизию!

- Ну, так скорей шевелитесь, тля зеленая, у нас тяжелораненый, а вы по лесу гуляете!

Он еще доругивался в трубку, когда в дверь ввалились все в снегу, как пельмени в муке, Иван и Алексей, который тоже держал телефон у уха и улыбался.

- Поулыбайся мне еще, - в телефон сказал Павел, потом сунул трубку в карман. - Давайте берите Петровича. Да осторожно!

По глубокому снегу даже вчетвером нести раненого было трудно. К тому же он опять потерял сознание.

- Может, и лучше, что он ничего сейчас не чувствует? А то еще есть такая штука, как болевой шок, - волновался Павел. - У нас, помню, в Афгане один так и помер от этого…

Когда уложили капитана в машину, он снова достал телефон и вызвал «скорую».

- Мы навстречу будем двигаться, черный «лендкрузер», номер… - грозно гудел он в трубку. - Давайте все, что у вас есть реанимационного! Самое лучшее берите!

- Одного не понимаю, - сказал Олег, когда машина уже выбралась со снежной целины на укатанную трассу. - Зачем он в одиночку туда сунулся? Почему меня не позвал?

- Ага, и чо бы могло быть, представляешь? - ткнул его пальцем в лоб Стечкин и заботливо поправил на капитане куртку, которой его укрыли. - Вот отстрою комбинат, возьму его начальником службы охраны. А может, и чего лучше придумаю… Хватит ему ноги бить и башкой рисковать! У него есть семья?

- Не знаю. Мы ведь, Паш, не на светской вечеринке с ним познакомились… Не до выяснения семейного положения было.

- Если есть семья, надо будет туда съездить. Ох ты, тля зеленая! Новый год, а он чо надумал!…

- Шеф, вон «скорая» катит! - известил Алексей.

- Давай сигналь ей и тормози…



* * * | Из жизни непродажных | * * *