home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Чет на распутье

– Пытались залезть? – словно эхо, повторил Фрэнк. – Как это произошло?

– Среди ночи раздался звонок сигнализации, – начала мисс Харди. – Я вскочила с кровати и подошла к окну. Лужайка была освещена, из кустов выбежал какой-то человек.

– Как он выглядел? – нахмурился Фрэнк.

– Я видела его только со спины, но он показался мне высоким. К счастью, все двери были на засовах. – Мисс Харди опустилась в кресло, вконец расстроенная этими воспоминаниями. – Напугал меня до смерти. Я даже боялась, что вот-вот упаду в обморок.

– Такие храбрые женщины в обморок не падают. – Джо ласково погладил ее по плечу. – Ты вызвала полицию?

– Конечно, нет. Зачем? Ведь этот человек все равно уже убежал.

Приготовив обед, тетя Гертруда поднялась наверх, чтобы прилечь, а Фрэнк и Джо, с удовольствием уплетая томатный суп, холодного цыпленка и большие куски бисквита, обсуждали ее сообщение.

– Если он был высокого роста, то, может, это тот самый, что украл наши двести долларов, – предположил Джо.

– Похоже, – кивнул Фрэнк. – Надо все-таки сообщить начальнику полиции Коллигу. И кстати узнать, известен ли им этот вор.

– К сожалению, неизвестен, – ответил по телефону начальник полиции. – Я считал, что ваш грабитель уже покинул город. Но твое сообщение, Фрэнк, проливает на это дело новый свет.

Положив телефонную трубку, Фрэнк взял карандаш и бумагу – отец внушил им, что размышление с карандашом в руках часто помогает внести ясность в запутанное дело – и записал четыре пункта, которые им с Джо предстояло выяснить:

1. Личность вора.

2. Тайна, которая окружает «Хай Хао».

3. Сведения о Чин Гоке, Джордже Ти-Мине и приходивших на пристань четырех китайцах.

4. Проблема перевозок пассажиров на джонке.

Прочитав написанное братом, Джо хмуро улыбнулся.

– Дел по горло!

– Это точно, – подтвердил Фрэнк. – Для начала давай осмотрим участок.

Братья обошли дом в поисках следов вора. Земля была мягкой, но вор, очевидно, проявил осторожность.

– Вы напрасно ищете следы, – крикнула тетя Гертруда из окна второго этажа. – Ночью прошел дождь.

Остаток дня Фрэнк и Джо провели, заменяя старую сигнализацию новой системой, которая срабатывала от приближения к дому любого человека. Они сняли проводку в кустах и установили прибор «ночного видения» с фотоэлементом. Затем убрали провода, ведущие к фонарям и сигнальному звонку, а на всех этажах поставили зуммеры. Теперь братья рассчитывали не спугнуть вора, а заманить его поближе и схватить.

– Если этот гад полезет снова, то обязательно попадется, – подытожил Фрэнк, когда они закончили работу.

– Одну вещь надо было сделать иначе – так отрегулировать систему, чтобы она срабатывала и при открытых дверях. Но сейчас уже поздно переделывать. А так все время надо следить, чтобы двери были закрыты.

Вспомнив о Джиме Фое, Фрэнк позвонил ему. Тот, узнав, что он стал совладельцем «Хай Хао», пришел в полный восторг, однако приключения на Стейтен-Айленде и в Чайнатауне показались ему крайне странными.

– Не могут ли твой дядя или двоюродный брат выяснить, кто такой Джордж Ти-Мин? – спросил Фрэнк.

– Конечно. Дядя Дэн – член Китайской благотворительной ассоциации. У них есть сведения обо всех, кто так или иначе связан с Чайнатауном. Я попрошу его все разузнать.

– Отлично!

Напоследок Фрэнк сообщил Джиму, что они будут ждать его на «Хай Хао» следующим утром, после окончания службы в церкви.

Они встретились в двенадцать тридцать; при виде джонки глаза Джима заблестели.

– Красавица! – восторженно произнес он. – По-моему, ее построили страшно давно, но она в отличном состоянии. Когда откроем свое дело?

– Как только выясним, какие формальности требуются для перевозки пассажиров, – ответил Фрэнк.

В понедельник утром, когда ребята завтракали, на грузовике строительной компании своего отца к ним заехал Тони Прито.

– Привет! Вы знаете моего двоюродного брата Ральфа, который служит в береговой охране? – спросил он. – Так вот. Вчера я узнал у него, что нужно для перевозки пассажиров.

– Молодец, – похвалил Фрэнк.

– Ну, во-первых, мы имеем право перевозить не больше шести пассажиров за рейс. Иначе возникнут серьезные неприятности.

– Не больше шести – это не страшно, – бодро сказал Джо. – Будем делать ежедневно два или три рейса туда и обратно.

– Во-вторых, нам с тобой, Фрэнк, – продолжал Тони, – надо получить свидетельство на право вождения джонки.

– А остальным? – удивился Джо.

– Остальным нельзя. Только после восемнадцати лет.

– А как получить такое свидетельство? – полюбопытствовал Фрэнк.

– Сдать письменный экзамен и представить справку о состоянии здоровья от домашнего врача либо от Службы здравоохранения, – ответил Тони. – Возьми у вашего доктора.

– О'кей. Сегодня же утром запишусь к нему на прием. А какой экзамен?

– Правила судовождения, штурманское дело, пожарная безопасность, а также оказание первой помощи и все виды навигационных знаков – буи, бакены и тому подобное.

– Смотрите не провалитесь, а то нашему бизнесу крышка, – улыбнулся Джо.

Подмигнув Тони, Фрэнк схватился за живот.

– Ой-ой! Какая ужасная боль! Только бы не аппендицит!

– Этого только не хватало, – нахмурился Тони. Он встал со стула и, хромая, заковылял по комнате. – Ничего не получится, Джо. Вряд ли я смогу вести джонку с больной ногой.

– Ладно, хватит меня разыгрывать, – усмехнулся Джо. – Лучше занимайтесь делом.

Фрэнк обещал встретиться с Тони на причале в два часа и, как только Тони ушел, позвонил доктору Бейтсу, который лечил семью Харди. В течение часа братья составляли рекламное объявление о начале пассажирских перевозок. Опубликовать его предполагалось в «Бейпорт тайме», как только будут получены лицензии.

Сестра в приемной доктора назначила его на час дня. Пройдя осмотр и получив справку о том, что со здоровьем у него все о'кей, Фрэнк отправился на пристань. Тони, уже поджидавший его со своей справкой, продемонстрировал несколько спасательных жилетов.

– Ральф посоветовал купить, – объяснил он. – Потом посчитаем, кто сколько мне должен. А ты подзубрил правила и уставы?

– Еще как!

Они отправились к инспектору береговой охраны и, без особого труда сдав письменный экзамен, получили документы, разрешающие пассажирские перевозки на «Хай Хао». После этого друзья расстались. Фрэнк поехал домой.

– Теперь можно публиковать рекламу, – с облегчением вздохнул Джо, и братья отвезли объявление в редакцию.

– Что у нас еще на повестке дня? – спросил Джо.

Фрэнк решил, что пора проинформировать всех партнеров: дело можно открывать.

– Давай начнем с Чета.

Они подъехали к ферме Нортонов, которая находилась на окраине Бейпорта. Дома была только мать Чета. Она сообщила, что Чет ушел на заброшенную ферму Тайлера попрактиковаться в чем-то, имеющем отношение к спелеологии.

– Никогда не слышал, что на этой ферме есть пещеры, – заметил Джо, когда они отъехали от дома Нортонов.

Фрэнк свернул на ухабистую, с глубокими колеями дорогу и остановился перед полуразрушенным домом. Ребята вышли из машины.

– Эй, Чет! – крикнул Джо, сложив ладони рупором.

Братья оглядывали заросшие сорняками и низким кустарником поля. Вдруг неизвестно откуда раздался резкий свист, а затем сдавленный голос:

– Помогите!

– Это Чет! – воскликнул Фрэнк. – Где он?

После недолгих поисков братья обнаружили старый высохший колодец, над которым болтался привязанный к дереву обрывок веревки. Со дна темного сруба на них жалобно смотрело круглое лицо приятеля.

– Господи! Как тебя угораздило? – крикнул в колодец Джо. – Ты жив?

– Жив. Вытащите меня!

Сбегав к машине, Джо принес веревку, и братья не без труда извлекли Чета из колодца.

– Спасибо! – произнес, тяжело дыша, Чет. Братья с изумлением смотрели на странный наряд друга, обливающегося потом.

– Надо ж такое придумать! – расхохотался Джо. – Ты куда вырядился – на Луну, что ли?

Толстяк был в необъятном зеленом комбинезоне. Тугие манжеты плотно обтягивали запястья и лодыжки, на коленях и плечах были кожаные заплаты. Из-за ворота выглядывали две толстые шерстяные рубашки в красную клетку. Рабочие перчатки, огромные туристические башмаки, толстые махровые носки и шахтерская каска с лампочкой завершали наряд Чета.

На шее его висел полицейский свисток, за плечами – непромокаемый пластиковый мешок, а вокруг того места, где у людей нормальных габаритов бывает талия, была обмотана нейлоновая веревка.

– И все это в такую погоду, – не выдержав, покачал головой Фрэнк. – Тебе, наверное, жара ударила в голову?

– Вы просто ничего не понимаете в спелеологии, – заявил Чет и с гордостью добавил: – Это слово происходит от латинского «spelunca» – «пещера».

– И тебе все это нужно только для того, чтобы осмотреть обыкновенную пещеру? – перебил его Джо.

– Конечно. Исследование пещер связано с большим риском. Надо быть готовым ко всяким случайностям, – ответил Чет.

Он открыл заплечный мешок, извлек оттуда компас, водонепроницаемый фонарик, запасные лампочки, а также батарейки, спички и свечи, лежащие в небольшом контейнере, куда не могла проникнуть влага. Кроме того, там была отражающая свет клейкая лента, несколько полосок которой он уже налепил на каску, а также похожая по форме на сигару походная аптечка, маленький нож, запас карбида, набор инструментов для ремонта лампы и две фляги.

– В одной питьевая вода, – объяснил Чет, – а в другой – запас воды для лампы.

Братья стояли, вытаращив глаза на сваленные в кучу предметы. Чет сиял от гордости, засовывая свое богатство обратно в мешок.

– Если это оснащение предназначено для исследования пещер, то какой шут занес тебя в колодец?

– Ну… я… – Чет покраснел. – Я решил вскарабкаться по отвесной стене. Есть такой способ подниматься по вертикальному узкому проходу, отталкиваясь ногами от противоположной стены и медленно продвигаясь вверх. Я спустился в колодец по веревке, но она оборвалась. А потом, когда попробовал этим манером подняться, оказалось, что колодец слишком широк. Если бы не вы, я бы там долго просидел!

– Конечно, просидел бы, если бы и наша веревка оборвалась, – засмеялся Джо. – Одного твоего веса вполне достаточно, не говоря уж о тонне всякого барахла, которое ты на себя нацепил.

– Ладно, смейтесь! – не сдавался Чет. – Вы просто не представляете себе, какую красоту можно увидеть под землей.

– Наверное, это интересно, – согласился Фрэнк. – Может, осенью, когда закончится работа на «Хай Хао», и мы займемся пещерами.

– В окрестностях Бейпорта есть потрясающие пещеры! – воскликнул Чет.

Фрэнк рассказал ему о полученной лицензии и об объявлении в газете.

– Завтра совершим пробный рейс по заливу Бармет и на Роки-Айл, – предложил он. – Подсчитаем, во сколько это обойдется, и определим цену билетов.

– Знаете, ребята, – замялся Чет, – я тут обещал кое-кому пойти вместе осматривать пещеры. Еще подумал, может, вы захотите присоединиться. Ведь я не знал, что все это будет так скоро. Я обязательно приду, если смогу, но вы меня особенно не ждите.

– О'кей.

Братья забросили Чета домой и поехали к себе. Дома тетя Гертруда принимала гостью – свою приятельницу по женскому клубу миссис Уидерспун. Поздоровавшись с ней, братья прошли на кухню выпить лимонада.

У миссис Уидерспун голос был пронзительный, и разговор из гостиной был прекрасно слышен и в кухне.

– …должна непременно рассказать вам, Гертруда, о замечательном докторе, который только что начал практиковать у нас в городе. О докторе Монтроузе.

– Правда? А какой он?

– Поразительный! Он вылечил у Коры радикулит, а миссис Притчард говорит, что после его лечения она забыла, что такое нервы. Вам следует к нему обратиться.

Еще миссис Уидерспун рассказала, что доктор Монтроуз богат, что он дает своим пациентам советы, как выгодно купить акции, и уже направил несколько женщин к своему другу – биржевому маклеру.

Проводив гостью, тетя Гертруда пришла в кухню готовить ужин.

– Ха! – воскликнула она. – По-моему, этот Монтроуз самый настоящий мошенник. Наверняка у всех его пациенток – а они сплошь вдовы – плакали денежки. Мой долг – вывести его на чистую воду.

– Для этого нужны доказательства, – заметил Фрэнк.

– Я их достану! – грозно объявила мисс Харди. – Я займусь этим делом и для начала приглашу его сюда, якобы для лечения. Я быстро выясню его намерения!


Нападение | Тайна китайской джонки | Странное предупреждение