home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Пройдясь по главным залам, рассеянно оглядывая танцующих, Корки глазами поздоровался с Денвером, который беседовал с министром правящего кабинета. Подходить к нему и тем самым компрометировать друга он не собирался. Даже кивнуть пэру означало продемонстрировать их неблаговидное знакомство.

Блеск и роскошь собрания не трогали Корки. Неотвязные мысли о Хэтти, ее жестоких словах, ее прекрасном тонком лице, так давно уже не виденном, кроме как во снах, преследовали молодого человека.

Однако со стороны он не казался рассеянным больше обычного. Выглядел он не менее, а даже более изящным, нарядным и светским, чем все остальные гости и обитатели этого дворца.

При условии соблюдения неписаных правил, заставлявших его держаться скромнее с определенными людьми и не показываться рядом с «родственниками», Корки был совершенно таким же гостем, как несколько сотен других приглашенных на это празднество.

Перекидываясь остротами с хлыщами и завсегдатаями его любимых кофеен, партнерами по карточным играм, немногими аристократами, признававшими свое знакомство с бастардом, Корки фланировал по огромным убранным свежими цветами и освещенным сотнями свечей залам, казалось, без всякой цели.

Он дошел до отдельных помещений, заставленных ломберными столами и забитых игроками. В этом блестящем собрании было немало людей, предпочитавших карты танцам.

Душные комнаты, заполненные разогретым свечами воздухом и испарениями разгоряченных тел, не могли проветриться даже благодаря распахнутым в теплую ночь окнам.

В одном из залов увлеченно играла леди Фрэнсис. Азартно поблескивая глазами, она кокетливо обмахивалась веером и обменивалась шутками с партнерами по игре, зорко следя за картами на зеленом сукне.

Ее тонкие молочно-белые руки, унизанные сверкавшими при свете многочисленных канделябров бриллиантами, порхали над столом, то и дело вызывая разочарованные возгласы игроков и восхищенные – зрителей, наблюдавших за игрой.

Бросив взгляд на Корки, неизвестно каким образом заметив его появление в многолюдном помещении, леди Фрэнсис завершила игру. Незаметно кивнув ему, она встала из-за стола.

Несколько озадаченный, он проследовал за ней, соблюдая дистанцию. Пройдя анфиладой залов, он вышел вслед за Фрэн на балкон, заставленный огромными кадками с экзотическими растениями, привезенными королеве из Вест-Индии.

– Дорогая, ты обворожительна, – начал он совершенно искренне, чем вызвал улыбку на нахмуренном было лице Фрэнсис. – Я не видел ни одной женщины в этом унылом месте, которая могла бы сравниться с тобой!

– Мальчик мой, – польщенно улыбнулась леди, кокетливо стукнув Корки веером по руке. – Хитрец! Я только хотела отчитать тебя за похищение моей кареты. Ну же, выкладывай, что у тебя за важные дела, я сгораю от нетерпения!

– Ничего особенного, право! А впрочем, я как раз хотел попросить тебя приютить одну знакомую и позаботиться о бедной девушке, как ты одна сумела бы.

– Ну ты и наглец! – возмутилась леди. – Такого еще не бывало, чтобы я присматривала за твоими девицами. Ты, верно, в уме повредился?

– Но, дорогая моя, она и ваша знакомая, уверяю вас! Никакого урона для вашей чести не будет, клянусь! Напротив, внимание, которое вы окажете подопечной лорда Энгуса, спасенной из лап отвратительных похитителей, только послужит доказательством вашей несравненной доброты, моя бесценная леди! – Корки, защищаясь, шутливо поднял руки.

– Боже, как романтично! Что за подопечная и каким боком в этой истории оказался ты? – Прекрасное лицо леди мгновенно сменило капризное выражение на заинтересованное. В этом освещении умело накрашенная женщина казалась совсем юной. Глаза сияли молодым блеском, споря с блеском драгоценностей в парике и на лилейной шее леди Фрэнсис.

– Мисс Хэтти, похищенная из замка лорда Энгуса труппой бродячих актеров во время того самого пожара, была против воли привезена в Лондон. Мне стало это известно совершенно случайно. И я подумал, что вам приятно будет оказать услугу старому знакомому, – с притворной скромностью опустив глаза, пояснил Корки, хитро покосившись на сгоравшую от любопытства леди. Немного отойти от истины, разве это не самое меньшее, что сделал бы каждый, преследуя благое дело?

– Та самая миленькая садовница? Но ведь, если не ошибаюсь, она слепа, – задумчиво произнесла Фрэнсис. – Бедная девочка, ну, разумеется, я окажу ей помощь в таком трудном положении. Теперь-то вся библиотека Энгуса будет в полном моем распоряжении! – Фрэнсис сразу же стала соображать о дивидендах доброго дела, да еще такого необременительного и к тому же сулившего новые развлечения в этом не самом интересном сезоне. Затем вдруг испытующе посмотрела Корки в глаза и спросила: – А тебе-то что за дело до несчастий слепых садовниц?

Слегка поперхнувшись, Корки отвел глаза и, поразмыслив, ответил:

– Разумеется, ради выгоды. Как же иначе. – И, пожав плечами, сорвал удивительной красоты белый цветок с невыносимо дурманящим ароматом.

– Ну, разумеется, как же иначе, – недоверчиво хмыкнула Фрэнсис. – А я думаю, что это ты такой счастливый, да на таком скучном балу.

– Ах, Фрэн, что ты выдумываешь! – оскорбился в лучших чувствах молодой человек.

– Ну-ну, дорогой, кого ты хочешь обмануть? – покровительственно покивала леди. – Я тебя насквозь вижу, поверь мне.

Корки задумчиво смотрел в густые заросли сада, начинавшегося сразу у стены. Что он видел в непроглядной темноте, этого не могла понять леди. И, вздохнув, она вошла обратно в шум и свет бальной залы, оставив погруженного в молчание Корки в прохладе ночи, густой и вязкой от ароматов молодой зелени и пения ночных птиц.

Бал подходил к завершению. Многие гости уже разъехались, пудра с бледно-серых лиц и сухих париков оставшихся гостей уже осыпалась. Свечи в канделябрах оплыли почти до конца. Утомленные музыканты устало водили смычками по струнам, вызывая заунывные звуки.

Королева, отличавшаяся болезненностью, ненадолго удостоив гостей своим посещением в начале бала, удалилась много раньше. Слуги под руки выносили гостей, перебравших вин за роскошным обедом и заснувших в креслах.

Корки по знаку Фрэнсис тоже направился вслед за ней к лестнице, к которой подъезжали кареты. Дожидаясь своей, они стояли и беседовали, обсуждая гостей, предоставивших им богатый источник для насмешливых, ироничных и откровенно саркастичных замечаний.

Леди Фрэн томно обмахивалась веером, но была так же свежа, как и в начале вечера. «И как ей это удается?» – думал Корки, с мягкой улыбкой глядя на Фрэнсис.

Вдруг гости, дожидавшиеся карет, притихли. В наступившем молчании, отчетливо звеня оружием, подошел караул с офицером во главе. Для дворцовой стражи они были чересчур серьезно вооружены.

Выискивая среди гостей нужного человека, офицер достал из кармана документы. Фрэнсис с любопытством смотрела на разворачивающееся перед ней зрелище, когда солдаты с офицером во главе подошли к ее спутнику.

Корки, высокомерно взглянув на офицера, снова повернулся к Фрэнсис и продолжил было беседовать с ней.

– Сэр, по приказу Тайного совета, вы арестованы!

– С кем, вы полагаете, в данный момент разговариваете? – надменно спросил заговорившего Корки, не удостоив его даже взглядом.

– Мистер Коркдейл, вы обвиняетесь в измене и заговоре против ее королевского величества, – не смутившись, но все же более тихим голосом настойчиво продолжал офицер. – Сдайте шпагу, сэр.

– Дорогая леди, простите, однако обстоятельства вынуждают меня отказаться от удовольствия сопровождать вас. – Корки наклонился к руке Фрэнсис. Леди сохраняла ледяное спокойствие. И только он, знавший ее слишком хорошо, заметил, как напряженно подрагивает ее тонкая изогнутая бровь и как царственная осанка стала несколько принужденной. Корки успел пожать ее руку, когда подносил ее к своим улыбающимся губам.

– Извольте, сударь, – скучающим тоном произнес Корки, со вздохом вынимая свою шпагу из ножен. – Могу я знать, когда я отправлюсь в Тауэр?

– Сударь, мне приказано сопроводить вас немедленно. – И, с небольшой заминкой, продолжил: – Но не в Тауэр, а в Ньюгейт.

Не дрогнул ни один мускул на лице Корки, но ледяной холод сковал все его внутренности при одном упоминании места, в которое его отведут сейчас в качестве узника и бесправного пленника. Не оглядываясь на Фрэнсис, он ушел, окруженный солдатами, бряцавшими оружием.

Подали карету леди Фрэнсис. Вскочив в нее, она крикнула форейтору:

– Дворец лорда Денвера, немедленно. Гони!

Карета понесла с места в карьер. Залихватски щелкая кнутом, лакей присвистывал на лошадей, которые и без того неслись по улицам Лондона с недопустимой скоростью.

Всего через несколько минут леди Фрэнсис без доклада ворвалась в гостиную, где к ней почти немедленно присоединился Дуглас.

– Лорд Денвер, я знаю, вы истинный… единственный друг Корки. Только вы можете помочь ему. Мои родственники лишь обрадуются, если избавятся наконец от этого позорного пятна на семейной чести. – Фрэнсис, не в силах совладать с волнением, вышагивала по ковру гостиной. – Если они о чем и побеспокоятся, то только о том, чтобы шума было как можно меньше.

– Огласки избежать не удастся, – сурово покачал головой Дуглас, выслушав Фрэнсис. – Если его арестовали в связи с заговором северных баронов, дело будет шумным… Но скажите, он и в самом деле связан с ними?

– Не думаю… – слегка запнувшись под пристальным взглядом Денвера, ответила Фрэнсис. – Кто-то еще арестован?

– Полагаю, теперь уже да. Единственное, чего я не понимаю, это почему Корки отправили не в Тауэр. Вы ничего не напутали? И все же странно… – Устало вздохнув, Дуглас сел в кресло у камина, внимательно глядя на всполохи огня. Но, очнувшись от мрачной задумчивости, он с состраданием взглянул на взволнованную женщину. И добавил уже значительно мягче: – Езжайте Фрэнсис, я сделаю все от меня зависящее, клянусь.

– Поклянитесь лучше, что спасете его!

– Я сделаю все, что в моих силах, – твердо повторил Денвер. – Вам следует отдохнуть. Я сейчас же еду в Тайный совет. Буду держать вас в курсе дела.

– Превосходно, – решительно встала Фрэнсис. – Тогда по дороге заедем ко мне. Я дам вам некий рескрипт. Отличный образец росписи «веселого короля».

– Вы имеете в виду Карла? [37] – нахмурился Денвер.

– Я имею в виду человека, который имеет непосредственное отношение к рождению Корки.


Глава 16 | Пепел Снежной Королевы | Глава 18