home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Со съестным расправились в два счета, потому что успели изрядно проголодаться. К шести бутылкам «Оболони», выставленным Тамарой, отнеслись вдумчиво: половину оприходовали за ужином, а остальное оставили на потом, для продления удовольствия.

Тамара, обрядившаяся по случаю пиршества в свою самую лучшую маечку цвета морской волны, немножко кокетничала, но больше слушала. Виталий тоже внимал Сергею, не забывая при этом перемалывать зубами креветки, безостановочно, подобно неутомимому агрегату, который забыли выключить. Гора розовой шелухи росла перед ним столь стремительно, словно к концу вечера он намеревался скрыться за ней с головой, как за бруствером окопа. А Сергей больше налегал на пиво, не забывая сдабривать каждый второй глоток сигаретным дымом.

– Мне видится два варианта, – рассуждал он, крутя в пальцах высокий бокал, наполненный янтарной жидкостью с шапкой пены. – Первый и наиболее привлекательный – месть.

– Это хороший вариант, – заметила Тамара тоном ведущей телеигры «Слабое звено». – Лично мне он нравится.

– Да, – согласился Сергей. – Зрелищно, эффектно, круто – как в кино. Негодяи наказаны, положительные герои, усталые, но довольные, возвращаются домой.

– Что же в этом плохого? – насторожился Виталий, не уловивший в голосе шурина ни единой оптимистической нотки. Сплошной сарказм, сдобренный язвительной иронией.

– Плохого в этом ничего нет, дорогой родственник. Проблема состоит в том, что кино и жизнь не имеют почти ничего общего. Возьмем, к примеру, ментов реальных, а не телевизионных, всенародно любимых. Так вот, голову даю на отсечение, что у доблестного майора Березюка и не менее доблестного капитана Шумахера…

– Шумихина, – подсказала Тамара. В ее глазах вспыхнули и погасли две точки, яркие, как искры.

– Пусть будет Шумихин, – согласился Сергей, неодобрительно покосившись на сестру. – Так вот, у твоих знакомых милиционеров…

– Они не мои!

– … у твоих знакомых милиционеров обязательно припрятано заведенное на тебя дело. Пусть шитое белыми нитками, пусть насквозь фальшивое, но официально законное, а потому способное искалечить твою жизнь. Стоит нам только рыпнуться против этой шайки-лейки, и бац! – пожалуйте-ка, гражданка Леднева…

– Она теперь Роднина по паспорту, – напомнил Виталий, выискивая креветку пожирнее.

– …на нары, – машинально закончил Сергей, после чего повысил голос: – Слушайте, товарищи молодожены, вы так и будете меня без конца перебивать? Если языки чешутся, то пообщайтесь между собой, а я пока подожду, пивко попью. – Он демонстративно присосался к своему бокалу.

– Молчим, молчим, – откликнулась Тамара за себя и за своего мужа. – Выкладывай свой второй вариант.

– Я еще первый не закончил, – проворчал Сергей, после чего опять сосредоточил внимание исключительно на пиве и лениво тлеющей сигарете.

Супругам, переставшим для него существовать, сделалось неуютно.

– Ну! – не выдержал Виталий, позабывший о креветочной тушке, которую так и не донес до рта. – Говори, не томи.

Ответа он дождался не раньше, чем бокал шурина был опустошен до дна, а догоревшая сигарета – самым тщательнейшим образом раздавлена в пепельнице. Покончив с этими неотложными делами, Сергей окинул взглядом притихших родственников и буднично произнес:

– Рассчитаться с Евгением и его командой нужно обязательно, но так, чтобы никто не заподозрил, что это наших рук дело. Займемся этим попозже. А сейчас наша первоочередная задача отвести наезд и сохранить квартиру. Возражения будут?

– Нет, – откликнулись супруги хором.

При этом Виталий ворошил рукой вареные трупики креветок, а Тамара больше интересовалась собственным отражением, проступившим в оконном стекле на фоне ночного неба.

– А предложения?

Супруги недоуменно переглянулись и покачали головами.

Иногда Сергею было трудно удержаться от улыбки, наблюдая за ними, но он все же предпочитал держать свои чувства при себе. Душа дана человеку не для того, чтобы постоянно держать ее нараспашку, как двери проходного подъезда. Иначе обязательно пройдутся грязными ногами, наплюют, напакостят…

– Так какой же ты видишь выход? – нарушил молчание Виталий. От даров моря остались лишь объедки, и теперь он был готов слушать шурина с удвоенным вниманием.

Сергей выдержал паузу, после чего ткнул большим пальцем через плечо и лаконично произнес:

– Выход там.

Тамара недоверчиво уставилась на гладкую кафельную поверхность за спиной брата:

– Хочешь сказать, что мы должны научиться проходить сквозь стены?

– Прятаться в навесных шкафчиках, – подсказал Виталий. – Среди банок с крупой.

Сергей улыбнулся правой половиной рта:

– Помните бумаги, которые я просматривал, когда мы сидели в гостиной?

– И что?

– Сейчас они лежат за этой стеной, – для наглядности последовал удар кулаком по фаянсовой плитке, – и ждут, когда мы удосужимся превратить их в деньги.

– Ты шутишь?

– Реже, чем хотелось бы. Но это вообще не тот случай.

– Сейчас принесу эти бумаги! – оживился Виталий.

– Сиди, родственник! – остановил его Сергей. – На такой загаженный стол даже предвыборную листовку кандидата в депутаты положить противно, не то что сверхсекретные документы.

– Сверхсекретные? – Уставившись на свое отражение в темном окне, Тамара принялась поправлять прическу. – Ой, как интересно!

– Айда в комнату, – предложил Виталий, заерзавший на своем табурете так активно, словно в запасе у него имелась еще не одна пара спортивных штанов.

– Сначала наведем порядок в кухне, – распорядился Сергей, вставая. – На твоей совести, родственник, свинарник, который ты устроил на столе. Сестренка займется посудой…

– А ты? – воскликнули супруги, и вновь их голоса прозвучали синхронно, почти в унисон.

– Я, так и быть, вынесу мусор, – сказал Сергей, показывая всем своим видом, как нелегко далось ему это мужественное решение. – Чтобы к моему возвращению тут все блестело, – широкий жест обвел кухню, – иначе будете ждать продолжения до утра. И еще одна убедительная просьба. – Обернувшись с сигаретой в зубах, Сергей взглянул на застывших посреди кухни супругов и прищурился: – Не устраивайте во время моего отсутствия брачные игрища, дождитесь ночи.

– Ха! – громко воскликнула Тамара, когда дверь за братом захлопнулась. – Ишь, командир какой выискался!

Виталий тоскливо посмотрел на ее грудь, плотно обтянутую бирюзовой материей, вздохнул, нахмурился и принялся убирать со стола.


предыдущая глава | Правильный пацан | cледующая глава