home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Всю дорогу от метро до Жениного дома Виталий едва поспевал за Сергеем, но у киоска перед поворотом во двор неожиданно поднажал, забежал вперед и приобрел себе бутылку пива.

– Ты меня совсем загонял, – сказал он в свое оправдание. – Я должен срочно восстановить баланс жидкости в организме.

– Позже восстановишь.

Отобрав у спутника бутылку, Сергей зашагал дальше.

– Эй! – возмутился Виталий. – Хватит этих диктаторских замашек!

Поскольку шурин не счел нужным ответить или хотя бы приостановиться, ему снова пришлось припустить следом, причем боль в боку чудесным образом прекратилась, а легкие работали во время марш-броска ровно и без перебоев. Наверное, второе дыхание открылось, отстраненно подумал Виталий, пристраиваясь к шурину слева, поближе к конфискованной бутылке.

Тот насмешливо покосился на спутника:

– С тобой рекламным мальчикам не пришлось бы гадать, кто пойдет за «Клинским». И так все ясно.

– А что тут такого? – бухтел Виталий. – Па-адумаешь, пиво! Во всем цивилизованном мире его пьют вместо воды, и ничего.

– Вряд ли цивилизованный человек станет благоухать пивным перегаром во время делового разговора.

– А! Так у нас уже с Евгением Онегиным деловые отношения! Мы, значит, на него произвести впечатление хотим!

Указательный палец Сергея, уткнувшийся Виталию в грудь, оказался жестким, как металлический стержень.

– Запомни, родственник, – сказал Сергей, – на встречу с врагами в подпитии являться нельзя, это наипервейшее правило, которое должно неукоснительно соблюдаться. Иначе тебя либо переиграют, либо почуют в тебе слабину и не преминут воспользоваться этим. – Убедившись, что возражений не предвидится, он подмигнул Виталию и добавил: – А за то, что на бутылку раскошелился, спасибо. Нехорошо ходить в гости с пустыми руками.

– Ты что же, этого пижона собираешься пивом угощать? – возмутился Виталий, забегая вперед и пятясь задом с таким завидным проворством, словно на протяжении всего последнего периода жизни он старательно перенимал повадки рачьего племени.

– Там будет видно, кого и чем придется угощать, – буркнул Сергей, шагая прямо на спутника.

Тому пришлось отскочить в сторону и возобновить движение параллельным курсом.

– Думаешь, могут возникнуть проблемы?

– Они уже возникли, – напомнил Сергей. – Так что держись за моей спиной и поменьше болтай языком. Говорить буду я.

– А я? – не унимался Виталий.

– Ты будешь помалкивать и наблюдать.

– Зачем же я тогда тебе вообще нужен?

– Для компании.

Сергей прошелся вдоль нужного дома, без труда вычислил Женин подъезд и решительно вошел внутрь. Здесь было очень чисто, но запах все равно стоял нехороший, не располагающий к тому, чтобы дышать полной грудью. Как будто полы на лестничных площадках мыли неразбавленной кошачьей мочой, а потом еще посыпали дустом.

– Ну и духан, – пожаловался поднимающийся первым Сергей. – Одни всякую живность разводят, другие – травят. Тут не соскучишься.

– Москва, – лаконично прокомментировал Виталий. Столичный житель, он давно свихнулся бы, если бы вздумал обращать внимание на запахи, царящие в подъездах.

Лифт отсутствовал, пришлось подниматься пешком. Надписи на стенах были не лучше здешних ароматов, так что на всем протяжении пути ноздри и глаза Сергея были сужены до предела. У нужной квартиры он остановился, прислушался, а потом поднес руку к кнопке звонка и напомнил:

– Держись сзади. Лишнего не болтай.

– Да помню я, помню, – прошипел Виталий. Он весь подобрался, напружинился и смахивал на кота, приготовившегося схватиться с ненавистной собакой. Теперь, когда перед ним вот-вот должен был возникнуть обидчик, ревность забродила в его душе с новой силой, затрудняя дыхание и разгоняя кровь в жилах до предела. Адреналина, выработавшегося в его организме, с лихвой хватило бы на две футбольные команды, исход матча между которыми зависит от серии пенальти.

Дверь распахнулась без всяких вопросов, словно в квартире не заметили, как в стране наступили лихие разбойничьи времена, когда каждый гость хуже татарина в буквальном смысле этого слова.

В дверном проеме стоял парень, волосы которого отчасти стояли дыбом, а частично падали на синие глаза, о которых упоминала Тамара. В нос Сергею пахнуло перегаром.

Подвыпившему Жене не хватило проворства, чтобы захлопнуть перед визитерами дверь. Он, правда, попытался сделать это, но мощный пинок Сергеевой ноги отбросил его назад вместе с дверью, которой он прикрывался.

Не обращая внимания на негодующий Женин вопль, Сергей с хозяйским видом переступил порог и поприветствовал хозяина квартиры:

– Ну, здорово, гаденыш! Поговорим?

– А кто ты такой? – просипел Женя, держась за живот, ушибленный дверной ручкой.

– Вопрос Паниковского, а не взрослого, самостоятельного мужчины, – заметил Сергей, брезгливо рассматривая захламленную прихожую. – Но Паниковский был старым, больным человеком, а ты молод, полон энергии и всяческих идей. Не самый лучший образец для подражания ты себе выбрал.

– Я спрашиваю, кто ты такой? – взвизгнул Женя гораздо громче и увереннее, чем в первый раз.

Сергей пропустил вопрос мимо ушей.

– При твоих доходах, – наставительно сказал он, – можно было бы сделать в квартире качественный порядок, а всю эту рухлядь сменить на что-нибудь современное, добротное, качественное.

Пьяная муть в Жениных глазах сменилась полным пониманием.

– Клим! – завопил он, продвигаясь бочком в глубь квартиры. – На нас «наезжают»!

– Наглая ложь! – провозгласил Сергей. – Люди пришли обсудить с тобой важный вопрос. Пришли пешком, а не прикатили на автомобиле. О каком наезде идет речь?

– Кто там умничает? – донеслось из-за угла. – Что за базар, я не по-ал?

Нетрудно было догадаться, что крепко сбитый парень, выкатившийся в длинный узкий коридор, и является тем самым Климом, которого позвал на выручку струхнувший хозяин квартиры. Тамара описала его двумя-тремя словами, но, что называется, в точку.

– Стой, – крикнул ему Сергей. – Можешь не подходить ближе. Я и так вижу, что губы и уши у тебя приплюснуты.

– А тебя они трахают, мои уши?

Приостановившийся было Клим вновь двинулся вперед, как бык, готовый поднять на рога любого, кто встанет у него на пути. Его колени и локти работали, как поршни, а коротко остриженные волосы щетинились, подобно шерсти разъяренного зверя.

Разумеется, Сергею не было никакого дела до конфигурации Климовых ушей, но объяснять это было некогда – противник шел на сближение не для словесной перепалки. Что называется, пер буром.

– Опля!

Подброшенная Сергеем бутылка пива кувыркнулась перед самым носом Клима и взмыла вверх, заставив его машинально задрать голову.

«Плаф-ф!» – взорвался стеклянный снаряд, врезавшийся в потолок.

– Куэк? – вырвалось у ошеломленного Клима.

Это Сергей от души врезал по его незащищенному кадыку, после чего воткнул кулак ему под ребра, вминая внутрь ожиревшую печень.

– Оугх! – Новое восклицание Клима было ничуть не осмысленнее первого, но он уже не в потолок пялился, а глядел себе под ноги, как бы выискивая место, куда будет удобнее падать.

Сергей подсобил ему, огрев локтем по затылку, и предположил:

– Кажется, всё.

Клим рухнул на колени, протестующе мотнул головой и вдруг опрокинулся навзничь, шурша оборванным лоскутом обоев, за который попытался удержаться.

– Вот теперь точно всё, – удовлетворенно произнес Сергей.

В наступившей тишине было слышно, как капает с потолка пиво да выбивают дробь зубы Жени, застывшего у стены.


предыдущая глава | Правильный пацан | cледующая глава