home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Едва только начало смеркаться, Тамара с Виталием принялись старательно зевать и тереть глаза, всячески демонстрируя накатившую на них сонливость.

– Пора, пожалуй, укладываться, – заявила Сергею сестра, упорно не замечая присутствия в квартире той, кто была для нее ничем не лучше приблудной кошки.

Притихшая Рита, скованно просидевшая все это время на самом краешке дивана, сделала попытку встать.

– Ты куда? – спросил Сергей, положив руку на ее плечо.

– Пройдусь по свежему воздуху.

– Самый свежий, конечно, на площади возле трех вокзалов, – предположил Сергей язвительно.

– Кому какое дело? – буркнула Рита. – Не думаю, что тут кто-то расстроится, если я исчезну и больше не появлюсь.

– Ты просто плохо знаешь моих родственников. Это удивительной отзывчивости люди, но, стесняясь проявить свою истинную сущность, они вынуждены скрывать ее под нелюбезными масками. – Сергей поочередно адресовал кривую улыбку сестре и свояку. – Стоит кому-то попасть в беду, и они уже тут как тут, готовые помочь, обогреть, утешить.

– Ах, какие мы остроумные! – бросила Тамара в пространство. – Какие мы добренькие! За чужой счет!

Впервые в ее голосе прорезались те самые нотки, которые со временем превращают молоденьких женщин в сварливых баб. С одними это происходит раньше, с другими позже, но процесс необратим, противоположных метаморфоз уже не бывает. Похоже, Виталий нутром почувствовал что-то такое, потому что неожиданно вмешался в разговор, приняв сторону шурина.

– Некоторые, – заговорил он, обращаясь, подобно Тамаре, не к присутствующим, а к противоположной стене, – некоторые пускают на ветер все семейные сбережения, а потом еще залезают в долги. В холодильнике после этого хоть шаром покати, и мужья этих легкомысленных особ вынуждены перебиваться с хлеба на воду, рискуя вот-вот остаться без крыши над головой. Но у этих ветреных и безответственных особ есть родственники, которые приходят им на помощь. – Монолог звучал все громче, все обличительнее. – Эти родственники добывают деньги и разрабатывают план спасения. И что же они получают в благодарность? – Тут Виталий посмотрел на прикусившую язык супругу и старательно сложил из пальцев красноречивую фигу. – Вот что они получают в благодарность. Плюс незаслуженные упреки. И я спрашиваю: справедливо ли это? Пусть мне ответят на этот простой вопрос!

– Цицерон! – хмыкнула Тамара, скрывая неловкость. – Может, тебя просто на малолеток потянуло? Так и скажи, вместо того чтобы морали мне тут читать.

– Я лучше пойду! – решительно сказала Рита, выскальзывая из-под руки Сергея. – Не надо из-за меня ругаться, пожалуйста.

Совершенно неожиданно для всех Тамара преградила девчушке дорогу и, подбоченясь, осведомилась:


– Что, на вокзал опять потянуло? Ментов обслуживать понравилось?

– Не твое дело!

Рита дикой кошкой бросилась на хозяйку, норовя не только прорваться к выходу, но и пустить в ход когти. При тех неравных весовых категориях, в которых выступали соперницы, Тамаре оказалось достаточно толкнуть Риту в грудь, чтобы та отлетела назад и рухнула на диван, где была проворно обхвачена за плечи Сергеем.

– Успокойся, – шепнул он. – Время боевых действий еще не настало. Ты же не хочешь пропустить окончание этой истории?

– В которой зло будет непременно наказано и добро восторжествует? – недоверчиво усмехнулась Рита. Вспышка ярости миновала, и теперь она опять была просто худенькой девчушкой, плечики которой были слишком хрупкими, чтобы в одиночку нести по жизни свой крест.

– Не знаю, как там насчет зла и добра, – сказал ей Сергей. – Слишком высокие материи. Но Женю и его кодлу я все же накажу в конечном итоге. Вот и все мои планы на ближайшее будущее.

– Мои тоже, – откликнулась Рита.

– Значит, пока что нам лучше держаться вместе. Кстати, завтра с утра у меня намечается небольшое дельце, и я хотел попросить тебя поучаствовать. Ты как, согласна?

– Думаешь, после того как ты ко мне отнесся, я могу сказать тебе «нет»?

Пока они негромко переговаривались таким образом, Виталий успел деликатно удалиться на кухню и чем-то там ожесточенно грюкал, бряцал, звякал. Тамара, отлучившаяся в спальню, возвратилась оттуда со стопкой чистого белья и строгим напутствием:

– Постелишь девочке матрац, Сережа, он на антресолях в прихожей. С наволочкой и простынями, думаю, она разберется сама. А это полотенце. – Тамара приподняла названный предмет так, чтобы Рите его было хорошо видно. – Хотелось бы, чтобы ты воспользовалась им, не раньше чем как следует откиснешь в горячей воде. Шампунь найдешь в шкафчике над ванной.

– У меня есть свой, – смущенно сказала Рита, – в сумке.

– И зубная щетка? – предположила Тамара.

– И зубная щетка.

– Чудненько, – бросила Тамара, направившись к двери спальни. – Всегда мечтала удочерить такую запасливую девочку. Сколько, ты говоришь, тебе лет? – Она остановилась и оглянулась через плечо.

– Скоро восемнадцать! – ответила Рита с непонятным Сергею вызовом в голосе.

– Значит, несовершеннолетняя, – удовлетворенно кивнула Тамара. – Большая просьба: не забывай об этом.

Дверь за ней захлопнулась даже чуточку громче, чем во время размолвок с Виталием.


предыдущая глава | Правильный пацан | cледующая глава