home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Виталий добрался домой первым, но, когда Сергей вошел в квартиру, свояка все еще трясло от возбуждения.

– Нет, ну ты видел? – бросился он к Сергею с порога. – Там же настоящую перестрелку устроили, как в хорошем боевике! Представляешь, что было бы с нами, если бы мы туда сунулись?

– Во-первых, никто туда соваться не собирался. Во-вторых, стреляли из одного ствола, я по звуку определил.

– В кого? – спросила бледная Тамара.

Рита держалась за ее спиной и выглядела не лучше. Сбивчивый рассказ Виталия произвел на обеих девушек неизгладимое впечатление. По его словам выходило, что в метро произошла кровавая бойня и причиной ее были четверо присутствующих. Вольно или невольно, теперь это не имело особого значения. Если из-за тебя льется невинная кровь, то любые оправдания кажутся жалкими и никому не нужными.

– Убили этого гада Клима, – сказал Сергей, проходя в комнату. Виталий и девушки последовали за ним, ловя каждое его слово. – Не более того.

– А… Женя? – не сумела скрыть разочарования Рита.

– Его, насколько мне известно, в метро не было. Зато труп Клима я видел собственными глазами, когда его выносили с эскалатора. – Закурив, Сергей невозмутимо прокомментировал: – Спекся, бандюга.

– Ты уверен, что это был он? – спросил Виталий.

– На сто пятьдесят процентов. Ему не сразу удосужились накрыть рожу.

– Так, значит, больше никто не пострадал? – начала успокаиваться Тамара.

– Был еще какой-то раненый мужик, но он самостоятельно передвигался, так что за него можно не беспокоиться.

– А что было потом? – полюбопытствовала Рита, попытавшись стянуть сигарету из пачки, которую вытащил Сергей.

Шлепнув ее по руке, он сказал:

– Потом хренова туча омоновцев привалила, выход на вокзал перекрыли, толпу оттеснили на перрон. Больше я ничего не знаю, но американцы нас эфэсбэшникам сдали, это факт. Крутились там типчики характерные, с холеными физиями, в неприметных костюмах. Их среди ментов издалека видать. Как чертополох в зарослях бурьяна.

– Кажется, твоя идея оказалась… э-э… не очень хорошей, – заметил Виталий. По его лицу было заметно, что он предпочел бы выразиться менее дипломатично.

Сергей затянулся, спалив сразу четверть сигареты, и напомнил:

– Других идей, насколько я помню, вообще не выдвигалось. Было два варианта: продать квартиру или отдать Тамару на растерзание ментовской своре. Но я предложил другой выход, и вы меня поддержали.

– Кто же знал, что так обернется, – пробормотал Виталий.

– Я.

Глаза присутствующих обратились на Сергея, который преспокойно докурил сигарету, затушил ее в пепельнице и только после этого счел нужным объясниться:

– Честно говоря, я почти не надеялся на то, что янки принесут нам деньги на блюдечке с голубой каемочкой.

Виталий хлопнул ладонями по ляжкам:

– Как же так? Ты же сам уверял меня, что все пройдет гладко!

– Разве я ошибся? – вскинул брови Сергей. – Был такой бандюган – Клим, теперь нет такого бандюгана. Осталось избавиться от его дяди, от капитана Шумахера и Евгения Онегина. Остальная нотариально-адвокатская сволочь не в счет – эти, как только запахнет жареным, моментально исчезнут с горизонта и ввязываться ни во что не станут.

– Но это же просто война какая-то получается, – растерянно пробормотала Тамара.

– Правильно, – кивнул Сергей. – Но мы победим, потому что отступать нам некуда. Теперь, когда Клим попал в подготовленную нами ловушку, Березюк и компания непременно попытаются расправиться с нами. Флаг им в руки. Пусть попро-буют.

– Сдается мне, – заговорил Виталий, – сдается мне, что ты заранее предвидел, чем закончится сегодняшняя встреча в метро, и специально подставил Клима.

Сергей удрученно всплеснул руками:

– Увы, нет! На самом деле у меня не было никакого точного расчета. Пятьдесят на пятьдесят. Либо деньги, либо засада. Но мы должны были выиграть в любом случае, прошу заметить. И выиграли.

Тамара опустилась на стул, словно ей внезапно отказали ноги.

– Получается, нас теперь вся столичная милиция ищет? И ФСБ в придачу?

– Ну, Березюк с Шумихиным пока что, слава богу, еще не вся столичная милиция, – возразил Сергей, подмигивая Рите, не сводящей с него горящих глаз. – Им огласка в этом деле ни к чему, как и нам. Так что это будет тихая война, незаметная. Просто побудем временно подпольщиками, вот и все. Считайте себя молодогвардейцами.

– А геста… то есть ФСБ? – напомнил Виталий.

– «Контора» имеет на руках лишь труп Клима, и ничего больше. Даже если тамошние спецы начнут ворошить все его связи, то нас это никак не касается. Парень захотел срубить бабки по-легкому и напоролся на неприятность. Нет, – Сергей помотал головой, – думаю, с этой стороны нам ничего не грозит. Конечно, если до Жени доберемся первыми мы, а не эфэсбэшники.

Судя по маниакально вспыхнувшему взгляду Виталия, ему эта идея понравилась. Тамара понимающе кивнула, но восторга на ее лице не появилось. Помалкивавшая все это время Рита хищно улыбнулась и сделала новую попытку завладеть сигаретой, а когда Сергей предусмотрительно спрятал пачку в карман, обиженно сказала:

– Между прочим, пока вас не было, мы с Тамарой тоже не сидели сложа руки.

– Стояли, сложа руки? – предположил Виталий. – Лежали?

Его юмор не был оценен по достоинству.

– Мы наводили порядок, – сухо сказала Тамара.

– Ужин готовили, – добавила Рита. – А некоторые даже не догадываются нас похвалить. Одни умничают, вторые трясутся за свои сигареты…

– Мужчины! – Тамара хмыкнула так, словно речь шла о несмышленышах из детского сада, воспитательницей которых она являлась. Ни упрека, ни негодования. Только бесконечная усталость и покорность судьбе.

– Ого, тут действительно все блестит и сияет, – воскликнул Сергей с запоздалым энтузиазмом.

Если до уборки квартира напоминала просто запущенный притон, то теперь в этом притоне царила относительная чистота. Виталий хотел было сказать по этому поводу какую-нибудь колкость, но прикусил язык, решив приберечь остроумие на потом, когда ужин будет подан и съеден.

Через пару минут все четверо сидели за столом, уминая макароны с сардельками. Парни забрасывали в себя нехитрую снедь как автоматы, прекращая орудовать вилками лишь для того, чтобы взять бутылочку с кетчупом или соль. Глядя на них, Рита тоже почувствовала зверский аппетит и, поднеся свою сардельку ко рту, приготовилась отхватить зубами сразу половину. Замерла. Покосилась на присутствующих. Принялась кромсать сардельку ножом, низко склонив голову. Тамара бросила на нее понимающий взгляд и вздохнула. Память – коварная штука. Иногда такую картинку подбросит, что впору под землю провалиться.

А если Страшный суд в том и заключается, что вся твоя бестолковая жизнь, эпизод за эпизодом, прокручивается в присутствии неких небесных присяжных заседателей? Чем оправдываться тогда? Куда прятать глаза?

Чтобы прогнать эти невеселые мысли, Тамара решила возобновить прерванный разговор.

– Послушайте, товарищи подпольщики, – сказала она, – война войной, но мы забыли о главном.

– Хочешь спросить, кто побежит за «Клинским»? – оживился Виталий. – Могу я. Мне не в тягость.

– Подумай о своем здоровье, – посоветовал ему Сергей. – Если ты станешь бегать за пивом всякий раз, когда это взбредет тебе в голову, то очень скоро ты себя вконец загонишь. Легкоатлет из тебя, по правде говоря, никакой.

– Я серьезно! – звякнула Тамара вилкой. – Эта злополучная боеголовка, из-за которой весь сыр-бор, она ведь действительно где-то хранится и ждет своего часа.

– Надо было все-таки снабдить Клима копиями документов, – поддержал супругу Виталий. – Сейчас бы комитетчики уже знакомились с ними и принимали меры. А так получается, что мы прикрываем террористов.

– А давайте позвоним куда следует и сообщим о боеголовке, – предложила Рита.

– Думаете, все так просто? – Сергей откинулся на спинку стула, чтобы видеть всех своих оппонентов одновременно. – А если эфэсбэшники решат, что мы знаем больше, чем готовы сообщить? Неизвестно, как что другое, а кишки на кулак мотать – это они умеют здорово. И потом, разве вас очень вдохновляет пример Клима? Он ведь якобы имел при себе копии бумаг. А его просто расстреляли на месте как изменника родины.

– И все-таки не хотел бы я, чтобы из-за нашего раздолбайства где-нибудь жахнуло, – признался Виталий, ковыряя вилкой остатки макарон. – Ни здесь, ни в Грозном.

– Мы обязательно займемся этой боеголовкой, – пообещал Сергей, вставая. – Но сначала надо побеспокоиться о том, чтобы сохранить на плечах свои собственные головки. Березюку и Шумихину не терпится их свинтить, будьте уверены. И как только им станет известно о смерти сообщника, они начнут действовать.

– Короче, за «Клинским» бежать не придется, это я понял, – мрачно констатировал Виталий. – Каковы же тогда будут наши дальнейшие планы, товарищ командующий? Устроим налет на райотдел милиции? Или сразу прижмем к ногтю все УВД, чтобы не размениваться по мелочам?

– Есть одна задумка, – признался Сергей. – Кто знает какой-нибудь круглосуточный магазин радиотоваров или что-нибудь в этом роде?

– Да их сейчас полным-полно, – сказала Тамара. – А что именно тебя интересует?

– Во-первых, нам срочно нужен мобильный телефон. Во-вторых, приличная видеокамера.

– Тогда приобрети уж заодно стиральную машинку и кухонный комбайн, – буркнула Тамара. – У нас сегодня что, ночь исполнения желаний?

– Спать хочется, – притворно зевнула Рита. Глаза у нее при этом были хитрющие-прехитрющие.

– Жаль, – скучно сказал Сергей. – Я собирался пригласить тебя на прогулку.

– Так пригласи!

– Но ты же хочешь спать?

– Значит, самое время немного проветриться, – убежденно ответила Рита. – Мне собираться?

– У тебя есть пять минут, – сказал ей Сергей.

Прислонившись к стене со скрещенными руками, он наблюдал за насупившимися родственниками и ждал от них проявлений недовольства. Они не замедлили последовать.

– Такое впечатление, что нас используют втемную, – проворчал Виталий, не глядя на шурина. – Не слишком приятно выступать в роли пешки, за которую все решается без ее ведома. Надоели мне эти тайны мадридского двора.

– Если некоторые доверяют несовершеннолетней пигалице больше, чем родной сестре, – высказалась Тамара, – то на здоровье. Никто не заплачет. – При этом уголки ее губ поползли вниз.

– Мы все подготовим и сразу заедем за вами, – пообещал Сергей с едва заметной усмешкой. – Так что отсчитай мне требуемую сумму, сестренка, и не бери дурного в голову. Видеокамера нужна мне не для того, чтобы заснять романтическую прогулку с Ритой при луне.

– Ага, – поддержала его возвратившаяся из комнаты девушка, – почему-то мне кажется, что это будет зрелище не для слабонервных. Один раз мы с Сережей по Москве уже погуляли. Сомневаюсь, что по его сценариям можно снять фильм для семейного просмотра.


предыдущая глава | Правильный пацан | cледующая глава