home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Пленники чинно лежали рядышком, смирные, как овечки, в чем-то похожие друг на друга. Руки обоих крепко-накрепко – до синевы в ногтях – связаны за спиной. Штаны и трусы опущены на щиколотки, чтобы отбить желание брыкаться или бегать по ночному парку. Все остальное тоже было отбито – в буквальном смысле.

Прежде чем позволить себя связать, Женя попытался выторговать себе свободу и теперь очень жалел об этом. Вбирать грудью воздух получалось через раз, а вместо печени образовалась сплошная опухоль, хоть плачь. Но слезы давно высохли. И кровь запеклась на разбитом лице. Эх, если бы это означало, что Женины мытарства на этом закончились! Он осторожно шмыгнул носом, полным затвердевших кровавых сгустков, и покосился на притихшего товарища по несчастью.

Лицо Шумихина, заметно увеличившееся в размерах, больше всего походило на жуткую дикарскую маску. Просто ходи и распугивай злых духов, без всяких заклинаний. Одни его усы чего стоили – черно-бурые, слипшиеся клочьями.

Похоже, Сергею зрелище тоже не слишком понравилось, потому что, окинув взглядом пленников, он попросил Риту:

– Обмой-ка им личики. Под передним сиденьем есть вода в баллоне.

– Зачем? – удивилась девушка. – Посмотри, какие красавцы!

– Страна должна знать своих героев, – пояснил Сергей. – Так что захвати камеру. Пора запечатлеть эту парочку для потомков.

– Я всегда с собой беру видеокамеру, – пропела Рита, скрывшаяся за громадой джипа.

– Что вам от нас нужно? – прошепелявил Шумихин. – Вы хоть понимаете, с кем имеете дело?

Удивительно, но он все еще пытался хорохориться.

«Идиот, – подумал Женя, закрывая глаза. – Помалкивал бы – целее будет».

– Мы имеем дело с членами преступной группировки, – спокойно произнес Сергей. – Один из них рядится в милиционера, что только усугубляет его вину. Я верно излагаю?

– Ты сам-то кто такой? – спросил Шумихин, не тратя время на отпирательства.

– Брат Тамары Ледневой, – представился Сергей. – А моя ассистентка – дочь Натальи Овсеевой. Понятия не имею, сколько там еще доверчивых баб у вас на счету, но дела это не меняет.

– Какого дела?

– Ну, не уголовного, не волнуйся, капитан. Дела такого рода не требуют ни свидетельских показаний, ни протоколов, ни судебных заседаний. – Сергей эффектно припечатал трофейный ствол к капоту джипа и подвел черту под сказанным: – Никакой юридической мороки. Пара выстрелов в упор, и все. А тот малюсенький шанс, который у вас обоих имеется, я даже упоминать не хочу.

– Почему? – вырвалось у Жени.

Сергей наградил его задумчивым взглядом.

– Потому что мне не хочется давать вам шанс. Мне хочется убить вас, и дело с концом.

– Вот и убей, – посоветовала ему Рита таким безмятежным тоном, словно речь шла не о людях, а о паре пасюков, угодивших в крысоловку.

Приблизившись к пленникам, она принялась поливать их водой из пластиковой бутылки. По ее лицу было заметно, что она предпочла бы воспользоваться бензином, а потом зажечь спичку, и рука у нее при этом не дрогнула бы.

Мокрый Шумихин заерзал, завозился на земле. Когда он заговорил, тембр его голоса перескакивал с сиплого баритона на звонкий фальцет. Как будто он себя пробовал поочередно то в роли взрослого мужчины, то в роли попавшего в беду тинейджера.

– Заправлял всем Березюк, я только выполнял его распоряжения, – говорил Шумихин, мучаясь из-за своей невнятной дикции. – Являясь моим непосредственным начальником, он обманным путем втянул меня в свои махинации, а потом шантажировал, угрожая разоблачением. Лично я неоднократно пытался убедить Березюка отказаться от преступных намерений, но…

– Погоди, – поморщился Сергей. – Не части так, капитан. Все это никому не интересно.

– Но я ведь даю показания, – заволновался Шумихин. – Добровольно.

– Разве тебя кто-нибудь об этом просил?

– Тогда что от меня требуется?

– Одна маленькая формальность, – вмешалась Рита. – Та самая, на соблюдении которой ты обычно настаивал. – Она не скрывала распирающего ее злорадного торжества. – Посмотрим, придется ли тебе по вкусу то, что ты предлагаешь другим.

– Не понимаю, о чем ты говоришь! – твердо заявил Шумихин. – Тут какая-то ошибка.

– Ты сам ошибка. Ты и тебе подобные. – Ритин голос зазвенел от негодования. – Вы даже хуже бандитов, потому что прикрываетесь милицейской формой. Весь беспредел из-за вас. Это вы вывернули законы наизнанку. Это вы готовы сгноить в тюрьме любого, кто не заплатит вам дань. А все те ублюдки, которые годами расхаживают на свободе, тоже на вашей совести!

– Я что же, за коррупцию в ответе? – возмутился Шумихин. – В общегосударственном масштабе?

– Нет, – заверил его Сергей. – Ты ответишь за себя лично, капитан. В масштабе один к одному.

– И если захочешь жить, то выполнишь ту маленькую формальность, о которой я тебе говорила, – напомнила Рита.

– С какой стати здесь распоряжается эта пигалица?

Риторический вопрос Шумихина завис в воздухе.

– Хм, – пробормотал Сергей, вертя в руках видеокамеру с откидным видеоискателем. – Где тут переключатель на ночной режим съемки?

– Я могу помочь, – скромно предложил Женя, уверовавший в то, что происходящее его никак не касается.

– Без сопливых обойдемся, – осадил его Сергей.

– О какой формальности идет речь? – нервничал Шумихин, на которого по-прежнему никто не обращал внимания. – Что вы задумали?

– Готово, – объявил Сергей, устанавливая видеокамеру на капот джипа. – Рита, посмотри, пожалуйста, попадают ли в кадр будущие кинозвезды. Если нет, то позаботься об этом. Будет обидно, если их старания пропадут даром.

– Какая формальность? – не унимался Шумихин. – Да что же это такое происходит, а? Развяжите меня! Немедленно развяжите!

– Достаточно того, что штаны с вас сняли, – бросил Сергей с кривой усмешкой.

– Вы не смеете!.. От-пус-ти-те!

Покосившись на постепенно впадающего в истерику соседа, Женя вдруг понял: сейчас произойдет нечто такое, что даже в самом жутком кошмаре не привидится. Шумихин знал, о чем идет речь. Даже бурые разводы крови не могли скрыть бледность на его лице.

Ухмылявшаяся до сих пор Рита сделалась совершенно серьезной.

– Помнишь, что ты предложил сделать Тамаре, прежде чем отпустить ее на свободу? – спросила она.

– Ничего я не помню! – заорал Шумихин. – Ничего я не знаю!

– Еще один такой вопль, – предупредил Сергей, – и ты покойник. Смотри. – Он щелкнул затворной планкой демонстративно поднятого пистолета. – Теперь в ход пойдут либо видеокамера, либо ствол. Лично я предпочитаю второй вариант. А вы?

– О чем он? – прошептал обмерший Женя.

Шумихин лишь горестно замычал, извиваясь на земле гигантской гусеницей. А когда Сергей в нескольких словах объяснил, что должны будут поочередно проделать пленники перед немигающим видеоглазом камеры, Женя тоже задергался, силясь если не освободиться от пут, то хотя бы провалиться сквозь землю.


предыдущая глава | Правильный пацан | cледующая глава