home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню





















«Только саботажник мог изготовить подобное устройство»

В конце 1941 г. танки Т-34-76 и КВ-1 были переданы американцам, которые подвергли их всестороннему изучению. Надо отметить, что испытывали они их в самый разгар войны, и, составляя соответствующий отчет, специалисты еще не подозревали, что через шестьдесят с лишним лет историки будут до посинения спорить, чьи танки лучше. В этой непредвзятости и объективности и есть главная ценность. Все-таки документы и оценки времен войны гораздо ценнее послевоенных мемуаров, воспоминаний танкистов, суждений немецких генералов-неудачников и других «источников».

По одному Т-34-76 и КВ-1 были отправлены советской стороной в США для ознакомления. При этом, учитывая наши традиции, союзникам наверняка передавали не первые попавшиеся машины, сошедшие с конвейера, а, так сказать, их экспортный вариант. Американцы провели всесторонние испытания обоих образцов в условиях, максимально приближенных к боевым. В их программу входили пробег по пересеченной местности, преодоление водных преград, стрельба и др.

Советские танки показали на испытаниях крайне низкую надежность ходовой части и двигателя. «Тридцатьчетверка» после пробега всего в 343 км полностью вышла из строя и не подлежала ремонту. Причины американцы обозначили так: «Вследствие чрезвычайно плохого воздухоочистителя на дизеле в мотор набилось очень много грязи, и произошла авария, в результате которой поршни и цилиндры разрушились до такой степени, что их невозможно отремонтировать. Танк с испытаний снят и намечено прострелять его пушкой танка KB и своей „3“ — пушкой танка М-10, после чего он будет направлен в Абердин, где его разберут и оставят как экспонат».

Что касается KB-1, то он после аналогичного пробега получил множество повреждений, а двигатель начал барахлить.


Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа

Увязший в грязи Т-34, был выпущен на заводе № 112 и оснащен двигателем М-17.


Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа

Эту «тридцатьчетверку» бросили и столкнули в кювет из-за поломки двигателя.


По итогам испытаний советскими специалистами и был составлен знаменитый отчет, никогда открыто не публиковавшийся в СССР. В нем было отражено все, от формы корпуса до гусениц. По первому пункту говорилось следующее: «Корпуса наших танков нравятся всем без исключения. Особенно хорош Т-34. Все сходятся во мнении, что форма корпуса Т-34 лучшая, чем на всех известных американцам машинах. KB — хуже, чем на любом из существующих в Америке танков».

Качество брони, естественно, вызвало массу нареканий: «Химический анализ брони показал, что на обоих танках броневые плиты имеют неглубокую поверхностную закалку, тогда как основная масса броневой плиты представляет собой мягкую сталь. В связи с этим американцы считают, что, изменив технологию закалки броневых плит, можно значительно уменьшить толщину ее, оставив ту же стойкость на пробиваемость. В результате этого танки могут быть облегчены по весу на 8-10 % со всеми вытекающими отсюда последствиями (увеличение скорости, уменьшение удельного давления и т. д.)».

Таким образом, подтверждался факт, что сама по себе толщина брони еще ни о чем не говорит. Качество сварки корпуса тоже оказалось никуда не годным: «Основным недостатком является водопроницаемость как нижней части при преодолении водных преград, так и верхней части во время дождя. В сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования и даже боеприпасов».

Пушка Ф-34, с одной стороны, показалась американцам «простой, безотказной и удобной», но, с другой, как оказалось, имела значительно меньшую начальную скорость снаряда (385 м/с) по сравнению с 75-мм пушкой М3 американского «Шермана» (560 м/с). Что касается прицела, то американцы сообщили взаимоисключающие вещи, мол, «по конструкции лучший в мире», но при этом качество оптики плохое. Что толку от прекрасного прицела, если в него ничего не видно? Да и насчет пассажа «лучший в мире», вероятно, следует иметь в виду некорректный перевод. Сомнительно, чтобы у испытателей имелись в распоряжении все танковые прицелы мира.

Впрочем, «простота и безотказность» пушки Ф-34 с «лучшим прицелом» с лихвой компенсировались неудачной конструкцией самой башни: «Основной недостаток — очень тесная. Американцы не могут понять, каким образом наши танкисты могут в ней помещаться зимой, когда носят полушубки. Очень плохой электромеханизм поворота башни. Мотор слаб, очень перегружен и страшно искрит, в результате выгорают сопротивления регулировки скоростей поворота, крошатся зубья шестеренок».

Изучение советских гусениц дало аналогичные результаты, то есть хорошая идея с плохим воплощением в действительность: «Идея стального трака очень нравится американцам. Но они считают, что пока не будут получены отзывы о сравнительных результатах применения стальных и резиновых гусениц на американских танках в Тунисе и других активных фронтах, нет оснований отказываться от своей идеи — резиновых.

Недостатком нашей гусеницы, с их точки зрения, является легкость ее конструкции. Может быть легко повреждена снарядами малых калибров и минами. Пальцы чрезвычайно плохо калены и сделаны из плохой стали, в результате очень быстро срабатываются и гусеница часто рвется. Идея забивания пальцев об упор на корпусе танка вначале очень понравилась, но во время эксплуатации, после некоторой сработки пальцев, их начало гнуть об упор, что вело к очень частым обрывам гусениц. Считают, что за счет уменьшения толщины брони следует утяжелить гусеницы».

Что касается подвески, то она в свое время была заимствована у американского же танка типа «Кристи» и давно была признана негодной. В отчете говорилось: «На нашем танке она, из-за плохой стали на пружинах, очень быстро проседает и в результате заметно уменьшается клиренс». Подвеска же у «Клима Ворошилова» американцами оценивалась гораздо выше.

Сам по себе факт использования дизельного двигателя понравился американцам: «Дизель хороший, легкий. Идея применения на танках дизелей целиком разделяется американскими специалистами и военными, но, к сожалению, все дизельные моторы, выпускаемые заводами США, забирает Военно-Морской флот, и поэтому армия лишена возможностей устанавливать дизели на своих танках».

Однако любой дизель требовал хорошего воздухоочистителя, а вот его советская промышленность изготовить была не в состоянии. Американцы сказали, что «только саботажник мог сконструировать подобное устройство». Кроме того, союзники высказали недоумение, почему в русском наставлении фильтр называли «масляным». Испытания в лаборатории показали, что воздухоочиститель не только вообще не очищал воздуха, попадающего в мотор, но, наоборот, из-за низкой пропускной способности задерживал приток необходимого количества воздуха даже при работе мотора вхолостую. В результате этого «мотор не развивает полной мощности и попадающая в цилиндры пыль ведет к очень быстрому срабатыванию их, падает компрессия, и мотор теряет еще больше мощности».


Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа

И все же американцы стали выпускать танки с дизельными двигателями. На фото «Шерман» М4А2, оснащенный дизелем фирмы «Дженерал электрик» и вооруженный 75-мм пушкой М-3.


Изготовлен фильтр с механической точки зрения был «чрезвычайно примитивно»: в местах точечной электросварки металл был прожжен, что неизбежно вело к вытеканию масла и т. д. На тяжелом танке KB-1 фильтр был изготовлен несколько лучше, но и он не обеспечивал притока в достаточном количестве нормально очищенного воздуха.

Кроме того, союзников поразило низкое качество стартеров: «маломощные и ненадежной конструкции». Но особенно американских испытателей удивила ужасная трансмиссия советских танков: «Работавший по ремонту трансмиссии танка KB был поражен тем, что она очень похожа на те трансмиссии, с которыми он работал 12–15 лет тому назад. Была запрошена фирма. Фирма прислала чертежи своей трансмиссии типа А-23. К всеобщему удивлению, чертежи нашей трансмиссии оказались копией присланных. Поразило американцев не то, что мы скопировали их конструкцию, а то, что была скопирована конструкция, от которой они отказались 15–20 лет тому назад. Американцы считают, что со стороны конструктора, поставившего ее в танк, проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям (трудно работать). На танке Т-34 трансмиссия также очень плохая. Во время ее эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на всех шестернях). Химический анализ зубьев шестерен показал, что термическая обработка их очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам для подобных частей механизмов.

Бортовые фрикционы вне всякой критики — плохие. В Америке от установки фрикционов, даже на тракторах, отказались несколько лет тому назад (не говоря уже о танках)».

Американцы просто не догадывались об условиях работы советских конструкторов. От не имевших серьезного опыта и образования людей требовали любой ценой дать то, чего они создать были не в состоянии. А не сделаешь — расстрел! Поэтому брали и использовали то, что было под рукой, что удалось украсть или купить. Пускай старое, лишь бы работало. Когда же промышленность с огромным трудом и затратами осваивала конструкцию, то быстро менять ее на новую, пусть и гораздо более совершенную, не было смысла и времени. О танкистах никто не думал, свою бы шкуру сохранить. Но вернемся в Абердин.

Кроме порочности самого принципа, советские фрикционы имели чрезвычайно небрежную механическую обработку и изготовлялись из плохих сортов стали, что вело к быстрому износу, облегчало проникновение грязи в барабаны и ни в коем случае не обеспечивало их надежной работы. Танки, с американской точки зрения, оказались весьма тихоходными. И «маневренный» Т-34 и уж тем более КВ-1 преодолевали склоны хуже, чем любой из американских танков.

Сварка броневых плит была чрезвычайно грубая и небрежная.

Механическая обработка деталей оборудования и частей за редким исключением очень плохая. Особенно американцев возмутила безобразная конструкция и чрезвычайно плохая работа коробки передач у «тридцатьчетверки». Они еще не знали, что в боевых условиях рычаг КПП переключали сразу два человека — механик-водитель и радист! После долгих и бесплодных мучений они сделали свою, новую коробку передач, и заменили ею русскую. Все механизмы танков требовали чрезвычайно много регулировок.

На основании проведенных испытаний американцы внесли ряд ценных и полезных предложений по совершенствованию конструкции: изменить технологию закалки броневых плит, утяжелить гусеницы, заменить существующую трансмиссию устаревшей конструкции американской фирмы «Финал драйв» и отказаться от применения бортовых фрикционов, упростить конструкцию мелких деталей, повысить их надежность и максимально уменьшить необходимость большого количества регулировок.

Кроме того, в отчете говорилось следующее: «Сравнивая американские и русские танки — очевидно, что вождение последних значительно труднее. От русского водителя требуется виртуозность при переключении передач на ходу, особый опыт в пользовании бортовыми фрикционами, большой опыт механика и умение поддерживать танк в ходовом состоянии (регулировка и ремонт непрерывно выходящих из строя деталей), что сильно усложняет подготовку танкистов-водителей… Судя по образцам, русские при производстве танков мало уделяют внимания тщательности обработки, отделке и технологии мелких частей и деталей, что приводит к потере всех преимуществ, вытекающих из хорошо в общем-то продуманной конструкции танков».

Общий же вывод был для наших танковых патриотов просто убийственным: «Несмотря на преимущества применения дизеля, хороших контуров танков, толстой брони, хорошего и надежного вооружения, удачной конструкции гусениц и т. д., русские танки значительно уступают американским по простоте вождения, маневренности, силе огня, скорости хода, надежности механических конструкций и простоте регулировок».

Неудивительно, что немецкие легкие танки Pz.II проходили в среднем по 11 500 км, а средние Pz.IV — по 11 000. Наиболее надежными оказались использовавшиеся в Вермахте трофейные машины Pz.35(t), пробег которых достигал 12 500 км! В это же время средний пробег Т-34 до полного выхода из строя составлял не более 1000 км.

Подводя итог всему вышесказанному, можно сказать следующее. Без сомнения, средний танк Т-34 не только не являлся лучшим танком войны, но и вообще не представлял собой чего-то выдающегося в техническом отношении. Двигатель М-17 т (BMW VI), устанавливавшийся на многих машинах, был создан еще в середине 20-х годов и мало подходил для бронетанковой техники. А подвеска и трансмиссия Т-34 являлись устаревшими уже на момент создания танка.

Фактически «тридцатьчетверка» представляла собой не гармоничную конструкцию, а сборную солянку из узлов и деталей, собранных с миру по нитке: ходовая часть от американского танка типа «Кристи», мотор от немецких самолетов, пушка с малой начальной скоростью снаряда, навязанная КБ Грабина, и т. д. и т. д.

Другое дело, что сталинская промышленность была просто не в состоянии создавать и выпускать современную технику. И танк Т-34, по сути, созданный и производившийся методом импровизации, — это лучшее, что она могла дать армии. И какая бы она ни была, это все равно наша, русская «тридцатьчетверка»!

Что же касается самого двигателя BMW VI, то его судьба стала поистине уникальной, в пору отдельную книгу писать. Пройдя путь от допотопных бипланов конца 20-х годов до тяжелых бомбардировщиков, он успел «повоевать» на средних и тяжелых танках, созданных в 30-е годы для устрашения «империалистов», а закончил свою боевую карьеру уже на «тридцатьчетверке».


Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа

Советские «Шерманы».


Как закалялась броня | Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа | Глава 2 Как создавалось советское химическое оружие