home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Мария положила в стакан с виски кусочек льда и, поставив стакан на поднос, постучалась к Луису Альберто, где в это время находилась донья Елена.

– Кто там? – послышался голос доньи Елены.

– Это я, сеньора.

– Войди, Мария, спасибо.

– Что еще прикажете?

– Благодарю, больше ничего, – ответила, как всегда спокойно и ласково донья Елена. Она была счастлива, что может побыть с сыном. Радость светилась на ее красивом, еще молодом лице.

– Итак, мама, что же это за девушка, в которой отец души не чает, – язвительно усмехаясь, спросил Луис Альберто. – И вообще объясни, что происходит? Кстати, прикажи снять эти занавески, они слишком мрачные.

– Хорошо, как скажешь.

– Я слушаю тебя, мама.

– Я думаю, не придавай этому значения, сынок, – донья Елена с нежностью посмотрела на сына. Ей не хотелось в такой счастливый день говорить о неприятном.

Но Луис Альберто не отставал.

– Не придавать значения? – с досадой переспросил он. – Но ты подумай только, что вытворяет отец. Выставляет напоказ эту неотесанную, деревенскую девушку, заставляет нас сидеть с ней за одним столом. – Луис Альберто нервно зашагал по комнате. Он привык, что все потакают ему и не мог смириться с тем, что отец не обращает на него внимания.

– Прости, папа не совсем здоров, – извиняющимся тоном произнесла донья Елена.

– Но если у него мания величия, своди его к доктору, – безапелляционно заявил Луис Альберто, усевшись в небрежной позе на тахту.

– Разве можно так говорить об отце, сынок? – с легким укором сказала донья Елена.

– Ах, мама, не надо меня учить, – Луис Альберто все больше и больше раздражался. – Кстати, как она попала к нам в дом, эта замухрышка?

– Ее привел падре Адриан.

– Понятно. Монах привел в дом черта в юбке.

– Нет, нет, он не виноват, сынок. Когда падре рассказал, что она круглая сирота и у нее нет родных, я, как христианка, согласилась взять ее, надеялась сделать из нее хорошую служанку.

– Ну, и что дальше? – Луис Альберто снова заходил по комнате.

– Дальше? – донья Елена подумала и решительно ответила: – Твой отец стал ее опекать, не велит ей прислуживать и сидеть за столом вместе со слугами. А главное, – донья Елена покраснела от возмущения, что редко с ней случалось, – не желает чтобы ее воспитывали, и все ей разрешает.

– Видно, старику захотелось иметь в доме зверушку. Но зачем?

– Не знаю, – донья Елена опустила глаза.

– Знаешь, но не говоришь. Тогда я скажу. Отец хочет мне досадить. Думает, я не выдержу такого соседства и сбегу. Неизвестно только, что еще взбредет ему в голову!

– Ради бога, сынок, не пугай меня.

– А, мама, всего ты боишься. Лучше бы старик поберег себя, это может ему дорого обойтись.

– Что ты хочешь сказать?

– Да так, ничего. А пока распорядись, чтобы еду мне подавали в комнату. Не желаю сидеть за столом в таком обществе!

– Нет, нет, сынок, за стол надо садиться всем вместе, – взволнованно проговорила донья Елена. В ее представлении традиции семьи имели большое значение, особенно семьи аристократической.

– Это глупо, мама, даже смешно, – с легким презрением возразил Луис Альберто. – А отцу передай, что я буду жить, как хочу, и не позволю ему вмешиваться в мою жизнь.

С того дня, как дон де ла Парра навестил Ирму и сказал ей, что отец оставил завещание в пользу Марианны, вдова Леонардо лишилась покоя и то и дело заводила об этом разговор со своим кузеном.

– Надо во что бы то ни стало найти Марианну. Другого выхода нет, Диего.

– Выбрось из головы эту бредовую мысль, – с досадой ответил Диего. – Ведь это абсурд!

– А не абсурд потерять такое богатство? Ведь здесь куда больше, чем мы думали. Взгляни на банковские счета! – В глазах Ирмы сверкнул хищный огонек. После смерти мужа Ирме уже не надо было прикидываться нищей. Она стала следить за своей внешностью, наряжаться, к ней вернулась прежняя привлекательность.

– Да, богатство огромное, – согласился Диего. – Надо бороться за него, но не избавляться от Марианны.

– Представь себе, что Луис де ла Парра отыщет Марианну, и она получит наследство. Как она с нами поступит? – спросила Ирма, подходя к кузену, сидевшему с озабоченным видом.

– Выгонит отсюда и все, – бросил Диего.

– Вот именно. И что мы тогда будем делать?

– Ладно, посмотрим.

– Будем работать ради куска хлеба? – не унималась Ирма. – Я наймусь секретаршей. А ты? Тоже найдешь работу? Станешь жить на жалованье, чтобы как-то прокормиться, кое-как одеться, иногда сходить в кино или ресторан? Нравится тебе такая жизнь? – Ирма в упор посмотрела на кузена.

– Весело. Что и говорить! – с унылым видом произнес Диего.

– Надо быть полоумным, чтобы ради каких-то предрассудков отказаться от денег! Да и с какой стати! Сколько лет мы работали на этом проклятом ранчо? Этому дряхлому пьянице я отдала свою молодость. Ранчо по заслугам принадлежит нам и несправедливо отдавать его этой дуре! Ну, что молчишь? – Ирма была настроена решительно и не собиралась сдаваться.

– Да, да, да, ты права! – взволнованно воскликнул Диего. – Только в одном я с тобой не согласен.

– А это предоставь мне – примирительно сказала Ирма. – Главное – найди ее! Договорились?

– Хороша задачка! – Диего был растерян. Ведь в стране шестьдесять миллионов жителей.

– Я понимаю, что это нелегко, – продолжала уговаривать Ирма, ласково заглядывая Диего в глаза. – Но Луису де ла Парра еще труднее, чем тебе. Первым делом расспроси о ней в деревне, в билетной кассе. Скорее всего она уехала в Мехико.

– Думаешь там ее легко найти?

– Нет, нет, дорогой, – я не буду тебя торопить, дам много денег. Сколько потребуется. Но ты должен ее найти. Непременно. Согласен?

– Ради тебя я готов на все.

Марианна любила по утрам выходить в сад. Здесь никто ей не докучал. Так приятно было поразмышлять в одиночестве!

Неожиданно раздался голос дона Альберто:

– Эй, Марианна! Доброе утро! Что ты там делаешь?

– Доброе утро, дон Альберто! Поливаю цветы.

– Смотри, не лей много воды! Ночью прошел сильный дождь!

– Земля уже высохла.

– Ты завтракала?

– Нет, пока не хочу.

– Громче, не слышу!

– Я говорю, что еще не завтракала. – Не кричите так, сын ваш проснется!

– Вот и хорошо! Давно пора!

– Он разозлится, а потом на мне отыграется!

– Защищайся! Смелее! После обеда пойдем по магазинам.

– Вы и я?

– Ну, да, вдвоем.

– На распродажу?

– Нет, в хороший магазин. Купим тебе красивое платье, и ты больше не будешь носить это тряпье. Одену тебя, как настоящую сеньориту.

Их разговор прервала донья Елена.

– Альбсрто, что ты кричишь? Весь дом поднял на ноги. Такого прежде с тобой не бывало, – донья Елена укоризненно покачала головой. – К тому же не забывай, что ребенок, я хочу сказать, Луис Альберто, дома. Он не любит, когда шумят по утрам.

– Ребенок? Ему уже тридцать два года! В это время он должен уже идти на работу, или же по делам. Значит, ты пришла попросить, чтобы я не мешал ребенку спать?

– Нет, нет, не за этим. Но согласись, кричат только люди невоспитанные.

– И те, кому надоели условности. Хочешь, чтобы в доме была тишина, как на кладбище? И все ради Луиса Альберто? На сей раз, Елена, ничего у тебя не выйдет.

– Хочешь все делать назло?

– Конечно. А сейчас, прости, я продолжу разговор с этой симпатичной девушкой. – Дон Альберто снова подошел к окну.

– Марианна! – крикнул он. – Значит, договорились? После обеда идем по магазинам?

Донья Елена спустилась в гостиную, где в это время хлопотала Мария.

– Что делать, Мария? – спросила она с отчаянием в голосе, устало опустившись на стул. – Он сошел с ума.

– Наберитесь терпенья, сеньора, – мягко ответила Мария, с сочувствием поглядев на свою госпожу.

В это время из своей комнаты вышел Луис Альберто, заспанный, с опухшим лицом.

– В чем дело, мама? Что за шум?

– Иди к себе, жизнь моя, это отец беседует с той девушкой. Сейчас я тебе все объясню.

– Да, мне только и остается, что быть терпеливым, даже эту оборванку я вынужден терпеть!

Они поднялись в комнату Луиса Альберто.

– Если отец помешался, – в сердцах сказал Луис Альберто, покрутив пальцем у виска, – отправь его в сумасшедший дом. Я приехал отдохнуть и не намерен терпеть подобные выходки.

– Да, да, сынок, знаю, но клянусь, я ничего не могу с ним сделать. Иди еще поспи, дорогой.

– Теперь не усну, ты же знаешь я страдаю бессонницей, мне надо спать хотя бы до обеда.

Пока происходил этот разговор, Марианна вернулась из сада и, увидев Марию, сказала:

– Теперь донья Елена опять рассердится на меня, и молодой сеньор тоже. Но разве я виновата?

– Конечно нет, малышка.

– Не пойму, почему они живут как кошка с собакой? Ведь все у них есть, и деньги, и здоровье. Ну, а этот балбес… – глаза Марианны гневно сверкнули.

– Марианна!

– Чем он занимается?

– Ничем.

– Как я?

– Почти.

– Зачем они меня держат, если работать не дают? Кормят, одевают, комнату дали. Но мне так не нравится. Старик вроде любит меня, хочет сделать из меня сеньору, такую, как Эстер. Но для остальных я мячик, бросают туда-сюда. Разве не так, Мария?

– Не знаю, Марианна. Во всяком случае тебе лучше держаться подальше от сеньоры и молодого господина. И не лезь на рожон. Помалкивай.

Донья Елена сидела в гостиной, когда зазвонил телефон.

– Это вы, падре Адриан? Знаете, вчера приехал Луис Альбсрто, – радостно сообщила она.

– Почему же вы сразу мне не позвонили?

– Я хотела, но не до этого было. В доме такое творится! – Счастливое перед тем лицо доньи Елены омрачилось печалью.

– А что, что случилось?

– С того дня, как в доме появилась эта Марианна, дона Альберто не узнать. И Луис Альберто очень расстроен.

Вечером в библиотеке падре Адриан пытался вызвать дона Альберто на откровенный разговор.

– Проблемы с Марианной? – спросил Адриан друга.

– Проблем много. Но не она виновата, уверяю тебя. – Дон Альберто выглядел усталым и немного расстроенным. Он помолчал некоторое время, потом снова заговорил:

– Тогда ты рассказал про Марианну в самых общих чертах, а мне хотелось бы о ней узнать поподробнее.

Падре провел рукой по волосам, слегка пожал плечами и ответил:

– Мне тоже мало что известно. Девочка была немногословна, мне показалось, что это неспроста, но расспрашивать я не стал. Марианна живет у тебя в доме и тебе проще это сделать. Мудрый священник понимал, что, сам того не ведая, создал для дома кучу проблем.

Дон Альберто сказал, что не хочет волновать Марианну. Если она об этом заговорит, тогда дело другое. В одном дон Альберто был уверен: Марианна не из семьи бедняков. Падре подтвердил, что, кажется, у отца Марианны было ранчо, но отец спился и умер, так сказала девушка. Говорить об этом раньше падре не хотелось, боялся, что донья Елена откажется принять в дом дочь пьяницы. А девушка ведь славная!

– Ну, что ты, Адриан. – У доньи Елены сын пьяница, опустившийся человек, – с болью произнес дон Альберто, – а она обожает его.

– Не говори так, Альберто, – возразил падре, – твой сын не пьяница. Ну выпьет иногда бокал, другой. Тебе это не нравится, я понимаю.

– Послушай, Адриан, много лет назад я совершил ошибку. Все безобразные выходки сына списывал на его молодость, неопытность. Он и тогда был взбалмошным, но я надеялся, что с годами это пройдет. – Дону Альберто было тяжело и он хотел излить душу старому другу.

– Так и будет, Альберто, вот увидишь!

– Нет, нет, Адриан. Если к тридцати годам он не стал человеком, только что-то из ряда вон выходящее может его изменить.

Падре с сомнением покачал головой.

– Ладно, пусть будет по-твоему. Но при чем тут Марианна?

– Она должна повлиять на Луиса Альберто, противопоставить себя ему.

– Противопоставить?

– Да. Слишком долго все потакали капризам Луиса Альберто. Да и я тоже. Это развратило его, превратило в страшного эгоиста. Кто-то юный, сильный, кого не повергнут в уныние насмешки и дикие выходки моего сына, может вступить с ним в борьбу и выиграть.

– И ты эту роль отвел Марианне? – глаза падре округлились от удивления.

– Да, ей. Я, как бы это сказать, уравняю их в правах. Буду относиться к Марианне, как к дочери. – В голосе дона Альберто звучала решимость.

– И что из этого получится? – Падре с недоумением смотрел на дона Альберто, не понимая чего тот добивается.

Дон Альберто помолчал немного и уверенно заявил:

– Либо Луис Альберто изменит свою жизнь, либо ему придется покинуть дом.

– Покинуть дом?

– Да. И тогда он будет вынужден зарабатывать себе на жизнь, потому что я не дам ни гроша. Он уже знает об этом.

– Но ты бросаешь вызов судьбе, Альберто! Между твоим сыном и этой несчастной девушкой начнется настоящая война. – Священник не мог скрыть своего волнения и подошел к другу.

Смущение появилось на лице дона Альберто.

– Я уже думал об этом. Ведь Марианна такая робкая, так болезненно реагирует на обиды. А я подставляю ее под удар!

– Знаешь, Альберто, я не совсем понимаю. – Священнику не нравилась затея его друга и он спросил, какие у него планы насчет Марианны. Падре чувствовал себя в ответе за судьбу девушки.

– Не беспокойся, Адриан, ничего плохого с ней не случится. Я привязался к Марианне и может быть удочерю ее.

– Бог с тобой, Альберто. Поговорив еще немного, они расстались.

К вечеру появилась Эстер. Красивая, элегантная и очень уверенная в себе.

– Эстерсита, – стала жаловаться донья Елена. – Я так несчастна.

– В чем дело, тетя? Что-нибудь с кузеном?

– Нет, на сей раз с Альберто. Он сошел с ума.

– За одну ночь?

– Да, да, именно так. В шесть утра он поднялся, подошел к окну и стал громко разговаривать с этой девчонкой. Она была в саду. Можешь себе представить, как это взбесило Луиса Альберто. Да и меня, и всех остальных тоже.

– Ну и что ты сказала дяде?

– Спросила бы лучше, что он ответил.

– Что же он ответил?

– Сказал, что ему надоела тишина в доме. А кому шум мешает, пусть убирается. Это он имел в виду Луиса Альберто. Хочет избавиться от него. Выгнать вон. Не ожидала я, что дон Альберто возненавидит родного сына.

– Ах, тетушка, – Эстер кокетливо закатила глаза. – И это тебя так расстроило? Не обращай внимания.

– Но сын мой не вынесет подобного отношения. Что делать, Эстер?

– Здравствуй, дядя! – Эстер встала, навстречу вошедшему дону Альберто.

– Здравствуй, Эстер! Сплетничаете тут с тетушкой? Дон Альберто велел Марии позвать Марианну и, когда она спустилась в гостиную, спросил:

– Ты готова?

– Конечно, сеньор.

– Увидишь как отлично мы проведем время, – дон Альберто ласково улыбнулся.

– Спасибо, дон Альберто, ведь сегодня день моего рождения!

– В самом деле? Что же, позволь тебя поздравить. Дон Альберто нежно поцеловал девушку.

– Благодарю вас!

– Я куплю тебе, все, что захочешь, я вечером устроим настоящий праздник, будем пить шампанское.

– Это вы здорово придумали! – обрадовалась Марианна и ее обычно грустные глаза сверкнули веселым огоньком.

– Пойдем же, дочка!

Как только дон Альберто и Марианна скрылись за дверью, Эстер подошла к донье Елене и коснувшись ее руки, язвительно спросила:

– Что за новый каприз у дядюшки?

– Это переходит всякие границы, – не в силах скрыть раздражения, произнесла донья Елена.

– Ты права, тетя. Но во всем виноват Луис Альберто. Он просто невыносим. Капризный, раздражительный. И ведет себя недостойно. Вот дядя и нашел себе дочку. – В голосе Эстер звучала злая ирония.

– Но ведь сын нездоров. В таком возрасте стал настоящим неврастеником, – с болью в голосе произнесла донья Елена. – Отец должен ему посочувствовать. На то он и отец.

– Нет, тетя. Луис Альберто не болен. Он ведет себя, как ему нравится. Вот и все. Но я постараюсь вам помочь, – вкрадчиво сказала Эстер, коснувшись губами щеки доньи Елены. – Ему и тебе. Где он сейчас?

– У себя в комнате, девочка.

– Давай нагрянем к нему.

– Нет, подожди. Надо его предупредить. Может быть, он не одет? Думаю, он будет рад увидеть тебя.


Глава 9 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 11



Loading...