home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Театр! Нарядные женщины! Подумаешь, она тоже постарается не ударить лицом в грязь. Девушка выложила на кровать весь свой гардероб. Для начала примерила платье Пачиты, которое та одолжила ей ради такого случая. Натянув на себя яркое – красное с лиловыми цветами – платье, Марианна посмотрелась в зеркало.

– Да… не очень. Пожалуй, что-нибудь другое. Вспомнив, в каких нарядных платьях приходила Эстер, она сразу отвергла брюки и юбку с кофтой, и, сменив несколько платьев, выбрала то, которое показалось ей самым подходящим для театра: синее, с белым воротничком и длинной молнией на спине.

Гораздо больших трудов стоило ей справиться с косметикой. Вспомнив Эстер и тех женщин, которых она видела на улицах Мехико, Марианна накрасила губы, слегка, как ей казалось, нарумянила щеки и даже приклеила ресницы. Однако, взглянув на себя в зеркало, она ахнула.

– Накрашенная дура, вот ты кто! – сказала она себе. Она начала стирать краску с лица и на щеках появились яркие полосы. Отклеились ресницы… Марианна пришла в отчаяние:

– Вот Эстер посмеется надо мной. Да и он тоже. Она подбежала к раковине, схватила полотенце и, намочив его, стерла с лица всю краску. Затем вернулась к зеркалу, быстро провела помадой по губам, подкрасила пушистые ресницы. Это ей понравилось – глаза стали больше и даже ярче. Ну что еще? Да, туфли, Она надела новые красивые туфли на высоком, каблуке. Боже! Как же она будет в них ходить?..

Нарядная, благоухающая духами Эстер вошла в гостиную дома Сальватьерра. Донья Елена уже ждала ее. Конечно, разговор зашел о том, что больше всего волновало обеих женщин.

– Как ему взбрело в голову пригласить эту идиотку? – удивилась Эстер.

– Между отцом и сыном идет война. А Марианна стала невинной жертвой этой войны.

– Не надо ей сочувствовать, тетя. – На красивом лице Эстер появилась злая гримаса. – В ее гады – какая уж там невинность. Она не выглядит такой неискушенной.

Несмотря на сложные отношения, донья Елена все же сочувствовала Марианне – наивной девушке, которую сын хочет выставить посмешищем.

– Это все ужасно, Луис Альберто зашел слишком далеко.

– Допустим, это так, тетя. А почему ты не хочешь пойти с нами и не допустить скандала?

– Нет, нет, нет. Упаси боже, я, не могу показаться с ней на людях.

В гостиную вошел уже одетый для поездки: в театр Луис Альберто.

– О, Эстерсша, ты очаровательна. Впрочем, как всегда, – сказал он, насмешливо улыбаясь.

– Неужели? Спасибо за комплимент.

– А, а что наша любимица? – спросил он с той же усмешкой.

– Наносит последний штрих на свое чудесное личико, – язвительно сказала Эстер.

– Сынок, может, вы не возьмете Марианну? – еще раз спросила донья Елена.

– Почему же? Это будет ее первый выход в свет.

– А тебе не будет стыдно, если ее примут за твою родственницу?

– Ну и что же? Я, как и Дарвин, считаю, что человек произошел от обезьяны, и мне нечего стыдиться своих предков.

– Ах, Луис Альберто, прошу тебя, – донья Елена умоляюще посмотрела на сына.

– О, прости, мама, прости. Молчу. Впрочем, некоторые поговаривают, что мы произошли от инопланетян.

– Сынок, перестань дурачиться.

– Слушаюсь и повинуюсь, мама.

В гостиной, с трудом ковыляя на каблуках, показалась Марианна.

– Ой, какая ты красивая! – приветствовал ее Луис Альберто. – А я то думал, ты будешь в свитере. Смотри, не простудись.

– В свитере? – переспросила Марианна. – Он же старый, некрасивый.

– Ты даже подкрасилась, – не отставал от иве Луис Альберто.

– Так, чуть-чуть, – ответила Марианна, ошеломленная градом насмешек, обрушившимся на нее. А Луис Альберто, казалось, не мот остановиться.

– Пойдем наверх, добавим, – пошутил он.

– Луис Альберто, вы опоздаете, – строго сказала донья Елена.

– Ну, мама, уж и пошутить нельзя. Марианна наконец пришла в себя:

– А я уж испугалась, что опять стану посмешищем для – всех. А так, смотрю, мы на равных: служанка в богатом платье и ее подвыпивший хозяин, – неплохая пара.

– Позвольте предложить вам руку, Марианна, – не унимался Луис Альберто.

– Большое спасибо, а то я на этих каблуках долго не продержусь, – раскланялась Марианна. – Ну что, идем? – поторопила она Луиса Альберто.

– Луис Альберто, ты сошел с ума? – не выдержала донья Елена.

– Тетя, надо называешь вещи своими именами: он не рехнулся, а напился, – сказала Эстер.

– Нет, и я полном порядке.

– Ты пригласил меня сюда, чтобы паясничать, не так ли? – Эстер с трудом сдерживалась, чтобы не повысить колос.

– Нет, нет. Эхо ты, ты меня пригласила. (Если тебе не хочется идти, давай билеты, я пойду с Марианной.

Эстер растерялась, но быстро взяла себя в руки и ласково сказала:

– Ну что ты, я с радостью пойду с вами. Как давно я ждала этого дня!

Марианна оторвала руки от спинки стула.

– Ну до свидания, – произнесла она. – Я пошла. Ой, зачем я только надела эти туфли.

– Боже мой, – глядя им в след, сказала Елена.

В семь часов вечера сеньор Баскес сидел в кресле напротив Альберто Сальватьерра. Баскесу казалось, что эта встреча не даст ему никаких результатов: сеньор Сальватьерра опять начал свои расспросы:

– Расскажите мне все – от «а» до «я». Кто разыскивает эту девушку и для чего? Иначе я ничего не скажу.

И сеньор Баскес повторил почти то же, что сказал дону Альберту по телефону:

– Одним из наших правил является сохранение в тайне фамилии клиента. Могу вам только сказать, что это – настоящий сеньор и человек богатый.

– В таком случае, – предложил сеньор Сальватьерра, – поговорите со своим клиентом: пусть он мне позвонит, в любое время, когда ему будет удобно.

После этого сеньору Баскесу ничего не оставалось, как попрощаться и покинуть дом Сальватьерра.

Театр превзошел все ожидания, – Марианна даже забыла на время о своих кошмарных туфлях. Из их ложи хорошо был виден зал: нарядная публика, блеск украшений, великолепие люстр, роскошный занавес, ни на что не похожий театральный гул – ошеломили девушку.

– Как много народу! – восхищенно произнесла она.

– И все смотрят на нас. Наверное, думают: что за странная компания, – съязвила Эстер.

– Почему? – удивилась Марианна.

– Ты еще спрашиваешь?

– Ой, погас свет? – испуганно воскликнула Марианна. – Электричество кончилось?

– Сейчас начнется представление. Садись и смотри на сцену, – прошептал ей на ухо Луис Альберто.

Действие на сцене захватило Марианну, но она не могла молчать: нужно было выяснить еще множество вещей.

– Что там за люди, ну те, что поют на сцене? А почему они так непонятно поют? Что, здесь и говорить громко нельзя?

Луис Альберто не смотрел на сцену: его внимание целиком сосредоточилось на Марианне. Эти горящие глаза, полные восторга… Это полное растворение в присходящем… Приглашая ее в театр, он надеялся получить удовольствие совсем от другого. Но видя, как потрясена девушка, Луис Альберто почувствовал вдруг себя счастливым: он давно никому не дарил радость.

– Смотрите, они же их связали! Какие негодяи! Сделайте что-нибудь для этих несчастных! – неожиданно вскрикнула Марианна.

На них зашикали, кто-то засмеялся. Это было слишком.

– Идиотка! – прошипела Эстер.

– Сама ты идиотка, – в голос сказала Марианна. Терпение Эстер лопнуло.

– Я ухожу, больше я не могу, – побледнев от ярости, она отодвинула свое кресло. Луис Альберто тоже поднялся. Похоже, Марианне для первого раза достаточно.

– Пойдем, Марианна, пойдем, – и он потянул девушку за руку. При этом Луис Альберто не заметил пары новых туфель на высоких каблуках, которые Марианна поставила на край ложи. Но зато теперь на них обратил внимание чуть ли не весь зал – туфли Марианны эффектно полетели вниз…

После ухода Баскеса донья Елена решила еще раз поговорить со своим мужем:

– Послушай, Альберто, зачем нам эта девчонка? У нас достаточно проблем с родным сыном – сказала она.

– Это уже его проблемы, я достаточно о нем заботился. Ты сама видишь. И хватит об одном и том же, черт возьми! Я не собираюсь выгонять Марианну, мне она не мешает, – дон Альберто был по-настоящему взволнован.

– Но она мешает мне. Как ты этого не понимаешь? Мне! Я в постоянном напряжении. Вдруг эта девчонка сделает что-то скверное, обидит или оскорбит кого-нибудь, Луиса Альберто особенно.

– Неужели и это тоже для него проблема?

– Не понимаю, откуда у тебя эта неприязнь к сыну, объясни мне, пожалуйста. Ты его не любишь.

– Что тебе сказать? Как сына – люблю. Но как человека – презираю.

Телефонный звонок прервал их разговор.

– Слушаю. Да. Когда это случилось? – тревожно спросил дон Альберто. – Да, да, немедленно выезжаю. Большое спасибо.

– В чем дело, Альберто?

– У Луиса обширный инфаркт.

– У Луиса де ла Парра?

– Да, я еду в больницу.

И дон Альберто поспешил к выходу.

И все-таки дон Альберто опоздал. Когда он приехал в больницу, медсестра сообщила ему, что сеньор де ла Парра только что скончался.

Попрощавшись с умершим другом, дон Альберто вышел в коридор и с удивлением увидел сеньора Баскеса.

– А вы что здесь делаете? – спросил дон Альберто.

– Видите ли, сеньор де ла Парра был моим клиентом. После встречи с вами я позвонил ему, чтобы рассказать о нашем разговоре, но мне ответили, что он в больнице. И вот я здесь…

– Значит, Луис…

– Да, да… Луис де ла Парра просил меня разыскать сеньориту Вилъяреаль.

– С какой целью он это делал? Для «его он се разыскивал?

– Не могу вам сказать. Знаю только, что она была дочерью его покойного друга и ему нужно было как можно быстрее ее найти. Значит, вы знаете, где эта девушка, сеньор Сальватьерра?

– Марианна?

– Да.

– Она живет в моем доме.

– Как жаль, что я не мог сообщить ему об этом раньше… – с сожалением сказал сеньор Баскес. Они помолчали и распрощались, чтобы отправиться по своим делам.

Марианну сильно огорчила потеря туфель. И, вернувшись из театра, она продолжала говорить об этой потере.

– Такие красивые туфли… Ваш папа подумает, что я неблагодарная, что я растяпа и не дорожу его подарками.

Луис Альберто встал, подошел к буфету, налил себе бокал вина.

– Во рту пересохло, – сказал он.

– Ладно, – Марианна махнула рукой, – пойду спать.

– Нет, подожди, – воспротивился Луис Альберто. – Побудь со мной.

– Зачем?

– Просто так. Тебе налить?

– Нет, мне не нравится, когда пьют.

– Ничего ты в этом не понимаешь.

– Я устала. И хотела бы лечь.

– Ты что, боишься меня? – Луис Альберто взял ее за плечи, посмотрел в глаза.

– Эй, послушайте, что это вы делаете? – возмутилась Марианна.

– Ничего, ничего, дурочка, хотел рассмотреть, какие у тебя глаза. Ну-ка, скажи, много у тебя было ухажеров?

– Да ни одного.

– Ни одного?

– Ни одного.

– Ну это нехорошо. – Луис Альберто подвел девушку к креслу, усадил ее. – Тебе ведь восемнадцать?

– Да.

– В твои годы можно быть и посмелее. Разве ты не хотела бы стать свободной, уверенной в себе, элегантной, как Эстер?

– Хотела бы.

– У Эстер было много друзей, поэтому она так и уверена в себе. А тебе хотелось бы иметь друга?

– Не знаю.

– Я могу помочь тебе, – Луис Альберто слегка запнулся, – стать настоящей женщиной.

– Нет уж, не надо мне помогать, – сказала Марианна, решительно поднимаясь с кресла.

– А ну-ка сядь.

– Зачем мне садиться, если я этого не хочу? И мне не нравится, как вы говорите со мной. Я не позволю так со мной обращаться. Хоть вы и сын хозяина.

– Да, да, ты абсолютно права. Я, кажется, выпил больше, чем следовало. Иначе бы не тратил время на такую дуреху, как ты»

Но разговор остался неоконченным. Пришел дон Альберто с известием о смерти Луиса де ла Парра.

– Вы сказали, Луис де ла Парра? – переспросила Марианна. Это же друг моего отца!

В комнате повисла тишина. Дон Альберто недоумевающе смотрел на Марианну.

– Почему же ты раньше не рассказала мне об этом?

– Не знаю, дон Альберто. Не было случая. Ведь я приехала в Мехико, чтобы найти его. Папа перед смертью сказал, чтобы я непременно отыскала Луиса де ла Парра, он обязательно мне поможет.

Дон Альберто взволнованно прошелся по комнате.

– Он тоже пытался разыскать тебя. Дал объявление в газету, нанял детектива, но почему-то ни разу не назвал твоего имени, как ни разу не встретил тебя здесь.

– Очень жаль его, правда? Он был добрым… Папа так обрадовался, когда он приехал к нам…

– Ты не знаешь, зачем он разыскивал тебя?

– Наверное, узнал, что я осталась одна, хотел помочь.

– Послушай, Марианна. Луис де ла Парра был моим другом. Близким другом. К сожалению, я поздно приехал в больницу, не успел с ним поговорить. Но я уверен, будь он еще жив, обязательно попросил бы меня найти тебя и приютить. Поэтому теперь ты должна войти в нашу семью. Впрочем, уже поздно. Ложись спать.


Глава 18 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 20



Loading...