home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Дом сеньоров Сальватьерра почти ничем не отличался от других богатых, утопающих в зелени домов столицы. Стоял на уединенной тихой улице, куда не доносились шум и разнообразные голоса многомиллионного Мехико. На первом этаже дома просторный холл, дышащая уютом, со вкусом обставленная гостиная, столовая, библиотека, служебные помещения, кухня. На втором этаже спальни домочадцев, комнаты для гостей, обставленные в соответствии со вкусом тех кто там живет. И всюду цветы, цветы. Они являлись предметом постоянной заботы старшей горничной Марии, которая рано утром срезала их, еще свежие от росы, и к приходу хозяев к завтраку расставляла в вазе причудливой формы. Наверх вала лестница, а на стенах, поднимаясь на второй этаж, можно было вблизи полюбоваться на великолепные портреты хозяев – дона Алъберто, его жены доньи Елены и сына Луиса Альберто. Особенно часто останавливалась у портрета сына донья Елена: Луис Альберто, горячо любимый ею, вот уже несколько месяцев отсутствовал, и весь дом ждал его приезда: донья Елена как любящая мать – с нетерпением. Ее муж – в предчувствии потери покоя: Луис Альберто не отличался усидчивостью, приверженностью делу, которому посвятил свою жизнь дон Альберто. А ведь ему уже за тридцать! Прислуга вполголоса обменивалась на кухне информацией: все меньше дней оставалось до возвращения Луиса Альберто и, несмотря на долгое его отсутствие, всем были памятны его ночные загулы, и ночные, в подпитии, возвращения из казино или ресторана. Поздние, далеко за полдень, вставания с постели с головными болями, дурным настроением.

Луис Альберто был баловнем матери. Нередко отец упрекал жену в том, что она, потакая капризам великовозрастного бездельника, вконец испортила его: неспособный ни к какому упорному труду, он многое перепробовал, за многое брался, но, увы, к прискорбию дона Альберто, у которого с сыном никогда не было взаимопонимания, ничем определенным так и не занялся. Донья Елена, жалея великовозрастного «ребенка», нередко ссужала его деньгами втайне от отца: тот никогда этого не одобрял. Сам дон Альберто работал много, возглавляя солидную строительную компанию. Много лет назад мечтал, что передаст дело единственному сыну – наследнику. Но судьба распорядилась иначе.

В тот вечер дон Альберто по дороге домой зашел к падре Адриану, исповеднику и другу семьи Сальватьерра. Его озабоченности и беспокойства не мог не заметить проницательный священник.

– Что привело тебя в святую обитель, Альберто? – как всегда располагающим к откровению голосом спросил он.

– Я пришел за советом, падре. Мне хотелось бы услышать голос беспристрастный и добрый, который бы успокоил меня хоть немного.

– Речь пойдет о вашем сыне? Я не ошибаюсь?

– Да, падре. Он меня по-прежнему очень огорчает. Он моя вечная забота и беспокойство. Я никогда не знаю, где он, откуда вернется завтра. Знаю только, что проматывает деньги… Посоветуй, что мне делать с сыном.

– Полагаю, что это дурное влияние какой-нибудь женщины. Не иначе…

– Но, думаю, девушка ли, женщина ли, ни в чем не виноваты. Для него это всего лишь оправдание распущенности и бессмысленного существования. Он человек ни на что негодный.

– Будьте терпеливы, Альберто. Придет время ваш сын одумается. Знаете, мне кажется его давно пора привлечь к делам твоей фирмы, пусть он поживет заботами делового человека. Ты же знаешь: безделье мать всех пороков.

– Но именно этого я всю жизнь и желал. Как только не пытался увлечь его! Но поверь, мой сын бездельник и, кроме развлечений, ему ничего не интересно. Если бы не моя милая супруга, я давно бы выгнал его из дома и заставил бы самого зарабатывать на хлеб.

– На все воля божья, Альберто. Бывает, помощь приходит оттуда, откуда ее меньше всего ждешь.

– Наверное, я виноват, падре. Доверил воспитание Елене. Она была молода, я любил ее, потакал всем ее прихотям. И вот результат: сами видите, в кого превратился мой сын. Самоуверенный, капризный, бездельник… А, да что говорить. Порой Елена целыми днями льет слезы, пытаясь убедить сына изменить образ жизни. Да куда там! Все бесполезно.

– Уповай на милостью божью, Альберто. Все в его руках. Я на днях загляну к вам.

Падре Адриан в раздумье прикрыл глаза. Молился. Он близко к сердцу принимал горести своих прихожан. Как помочь честному порядочному сеньору Сальватьерра и его жене? И в самом деле, такой сын – божеское наказанье.

Мехико оглушил Марианну. Сойдя с поезда, она очутилась в густой многоликой толпе, двигающейся в одном направлении к выходу. Очутившись на привокзальной площади, девушка робко обратилась к мужчине, стоящему около груды чемоданов.

– Простите сеньор, извините, я первый раз в городе, не подскажете, как мне добраться до… – Она взглянула на маленькую визитную карточку, зажатую в руке и выговорила: – до улицы Сан-Хи-ро-ни-ма.

– Самое лучшее, что ты можешь сделать, милая девушка, это взять тут, у вокзала такси. А можно и автобусом добраться… Как тебе лучше? Автобусом? Тогда вон туда…

Мужчина стал подробно объяснять, как добраться до нужной улицы.

– Поняла?

– Ой, поняла. Спасибо, сеньор.

На исходе дня Марианна добралась наконец до нужной улицы, поднялась на третий этаж дома, и выйдя из лифта, увидела на площадке перед квартирой целующуюся парочку. Опустив глаза, спросила:

– Здесь живет сеньор де ла Парра?

– Нет, не здесь! – грубо оборвала ее женщина, не стремясь освободиться от объятий, что еще более смутило девушку.

– Не здесь, сеньора? – засомневалась она. – Как же так?.. Вот и адрес… на карточке…

– Я же ясно тебе сказала, – вышла из себя сеньора, здесь такие не проживают! Или ты не понимаешь что я тебе говорю?

– Извините, а вам случайно не нужна служанка, я все умею делать! – Честное слово!

– Не нужна! Господи, да уберешься ли ты наконец? Я же все тебе сказала!

Девушка моментально исчезла в пролете лестницы, ее словно ветром сдуло.

– Слушай, не понимаю, почему ты сказала, что этот сеньор, ну твой хозяин, тут не живет? – ухмыльнулся ее кавалер.

– Почему, почему… Да потому, что эта девчонка меня до смерти перепугала. Потом обязательно насплетничала бы хозяину, что видела нас вместе с тобой.

– А если эта девушка хотела ему сказать что-то важное? Как тогда?

– Да что она может такое необыкновенное сказать? Подумаешь, в служанки пришла наниматься.

И они снова неподвижно застыли в объятьях друг друга.

Едва переведя дыхание после непривычного бега по лестнице городского дома, Марианна в изнеможении прислонилась к агаве, растущей возле входной двери. Темнело. Куда идти, что предпринять? Надо же случиться такому именно с ней: несчастье за несчастьем, а она так надеялась на помощь этого сеньора, друга отца.

Прижав узелок к груди, Марианна закрыла на мгновение глаза и почувствовала такую неимоверную усталость во всем теле, особенно в ногах, что едва слышно застонала сквозь зубы. Проходящий мимо парень в недоумении остановился.

– Что с тобой, девушка? Ты плачешь?

– Отстань, – испугалась Марианна.

– Ничего плохого я тебе не сделаю, не бойся. Что случилось?

После минутного колебания Марианна прошептала сквозь слезы:

– Мне некуда идти и денег ни песо.

– Ты не местная, да? Откуда-то приехала?

– Я из Гуанахуато.

Молодой человек озадаченно присвистнул.

– Ну, если у тебя ни денег, ни жилья, что ж ты собираешься делать?

– Не знаю, – прикусила губу Марианна.

– Ладно, что-нибудь придумаем. Вот, пока возьми это, поешь. – И он протянул ей пирожок. – Будет мало, я еще принесу. Не стесняйся!

Неловко потоптавшись около девушки, представился:

– Меня зовут Паскуаль. А вообще-то все называют просто Пато. Я не богач, но и не нищий. Милостыню не прошу, честно зарабатываю свой хлеб. А как твое имя?

Марианна едва слышно ответила.

– Слушай, если тебе некуда идти, пойдем ко мне, – в смущении предложил юноша. – Я живу тут поблизости.

У меня домик. Ну это, конечно, не дом, а так, хибарка. Я парашютист. Небось не слыхала о таких?

– Парашютист? – в недоумении переспросила девушка.

– Да, но я с самолета не прыгаю. Нас так прозвали за самостоятельный захват городских пустырей. Там я и подобные мне построили маленькие домики, – Пато перевел дух. – Так идешь ты со мной, Марианна, или нет? Нехорошо ночью девушке в незнакомом городе оставаться на улице. Особенно приехавшей из деревни. У тебя по крайней мере будет на первое время крыша над головой… от души предлагаю! Поверь! А потом подыщешь работу… Ну, если, конечно, не доверяешь…

Колебания Марианны отразились на ее лице. Это видел Пато, потому и не торопил: пусть сама думает, не маленькая.

И вдруг девушка доверчиво притронулась к его руке.

– Спасибо, Пато. Я верю тебе.

– Ну, наконец-то, решилась! – засмеялся парень. – Так идем, а то совсем скоро стемнеет.


Глава 1 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 3



Loading...