home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Слегка покачиваясь, в самом радужном настроении, Луис Альберто вошел в спящий дом. «Такой вечерок неплохо бы и продолжить, – подумал он. – Но ехать еще куда-то… Бр-р… Лучше уж лечь спать». Он поднялся по лестнице, это стоило ему некоторых усилий, и направился к себе в комнату. Проходя мимо комнаты Марианны, он вдруг остановился и громко застучал в дверь.

– Марианна! Марианна! Это я, Луис Альберто. Открой.

– Ой, что вам надо? – откликнулся из-за двери заспанный голос.

– Открой, я на секундочку! Мне нужно увидеть тебя! – громко требовал Луис Альберто.

– Сейчас, – девушка слегка приоткрыла дверь. – Что вы хотите?

– Поговорить с тобой.

– Уже поздно, давайте завтра, – пыталась урезонить его Марианна.

– Но, но… – Луис Альберто запнулся, подбирая подходящие слова. – Это очень важно.

– А до утра нельзя подождать?

Не дожидаясь ответа, он надавил на дверь и просунул голову в комнату. Марианна резко толкнула дверь со своей стороны, так что голова Луиса Альберто застряла в дверях. Но, несмотря на это, он продолжал настаивать:

– Ну, Марианна, мы будем говорить шепотом. Да приоткрой же дверь, голову защемило!

– Ладно, – согласилась девушка. – Вот только что-нибудь на себя наброшу..

Довольный результатом переговоров, освободив, наконец, голову, Луис Альберто спотыкаясь, побрел вниз, бормоча на ходу:

– Кто сказал, что она пугливая? И совсем она не пугливая… Ой, ой, не толкайся, – сказал он столику. – Не надо…

Увидев Марианну, Луис Альберто широким жестом пригласил ее сесть.

– Может, свет зажечь? – спросила девушка.

– Не надо, если увидят свет, то подумают, что здесь кто-то есть. Полумрак – это лучше. Подожди. – Неуверенно двигаясь, он подошел к буфету, наполнил вином два стакана и, подойдя к Марианне, протянул ей один стакан. – На, выпей за здоровье падре Адриана.

– Я не пью, – отвела Марианна его руку.

– Что? Не хочешь выпить за здоровье падре Адриана?

– Я никогда не пью. А почему вы вдруг вспомнили падре Адриана?

– Потому что он сотворил чудо, и ты появилась в нашем доме, – медленно, с пьяной убежденностью произнес Луис Альберто.

– Значит, я вас больше не раздражаю?

– Не-ет, что ты. Без тебя здесь было как в могиле. Скука.

– Как будто вам и сегодня было скучно – с вашей кузиной? – заметила Марианна.

– Что ты, мне так тебя не хватало, – продолжал твердить Луис Альберто.

– А вы танцевали? – в голосе Марианны прозвучала легкая зависть.

– Сидели за столиком и пили до одури, потому что было действительно скучно.

– А когда танцуют – это, наверное, здорово? – сон у Марианны прошел. Она подумала: как это, наверное, здорово – танцевать. Может быть, это еще интереснее, чем в театре.

– Что ты говоришь? Если бы я знал, что тебе хочется потанцевать, я пригласил бы тебя, а не эту глупую Эстер.

– Да я и танцевать не умею.

– Ну это не проблема. С завтрашнего дня мы введем урок танцев, – сказал Луис Альберто, выпивая свой стакан.

– Перестаньте пить.

– А ты не хочешь? – Он снова протянул девушке стакан.

– Я же сказала, что не пью, – ответила Марианна.

– Ну тогда я выпью и его, – и он залпом опрокинул стакан.

Марианна поежилась: под утро в комнате было прохладно.

– Тебе холодно?

– Немного.

– Ну сейчас тебе станет теплей. – Он обнял девушку, нежно привлек ее к себе. – Так теплее? А теперь продолжим наши занятия, моя сеньорита.

– Да, но я… я не знаю…

У Пачиты раскалывалась голова. Она встала, взяла таблетку и направилась на кухню, чтобы налить воды. У входа в гостиную она остановилась. Оттуда доносились какие-то муки. Похоже, там кто-то разговаривал. Перепуганная Пачита бросилась к комнату Максима.

– Максимо, Максимо. Максимо, в доме кто-то есть.

– Что значит – «кто-то есть»? – недовольно проворчал Максиме.

– Мне кажется, воры, вставай же скорей!

– Где они?

– В гостиной.

– Ты уверена, что это не сеньора? – спросил Максимо.

– Не-ет. Они шепотом говорят и свет не зажигают.

– Черт. Hy, ладно, подожди, я сейчас.

Максимо быстро оделся, вышел из комнаты. У дверей его поджидала нерепуганная Пачнта. На всякий случай Максимо решил вооружиться. Он прошел на кухню к взял тяжелые каминные щипцы. Пачита следовала за ним по пятам.

– Включи свет, Пачита, – прошептал он ей на ухо. Пачита нащупала выключатель. Ошеломленный яркой вспышкой, Максимо закричал:

– Руки вверх! – И почти тут же услышал:

– Что тебе надо, идиот? Ты с ума сошел? Максимо окаменел. Придя в себя, ок растерянно забормотал:

– Мы услышали, кто-то разговаривает… А света не было… Вот мы и подумали: может, это воры…

– Убирайся к стае в комнату. Не мешай, нам! – крикнул Дуне Альберта.

Разбуженные шумом, в гостиную спустились дон Альберто и донья Елена.

– Что происходит? – удивленно спросил дон Альберто.

– Ничего, папа, – поторопился успокоить его протрезвевший Луис Альберто. – Мы с Марианной разговаривали:, к вдруг этот ненормальный ворвался сюда с этими щипцами…

– Мы подумали, что здесь воры, сеньор, – объяснил Максимо.

– Вот именно, – вмешалась Пачита, – потому что в комнате было темно.

– Не понимаю, что вы здесь делали ночью, в темноте? – недоумевающе спросила донья Елена.

– Идите стать, – дон Альберто отпустил слуг. – Иди и ты в свою комнату, Марианна. А с гобой, Луис Альберто, – он повернулся к сыну, – нам надо поговорить. Как ты оказался здесь с этой девочкой?

– Оказался? Мы просто разговаривали.

– В темноте, ночью?

– Папа, я прошу тебя, не надо меня допрашивать. Я уже не ребенок. До завтра, – и Луис Альберто твердой походкой направился к себе в комнату.

– Теперь ты убедился, Альберто, что твоя любимица не так уж наивна, как мы думали? – спросила донья Елена.

– Я уверен, что виновата не она. Это Луис Альберто под каким-то предлогом заставил ее спуститься.

– Конечно… И заставил ее пять вместе с собой… Видишь два стакана и оба тсустяе? – возмущенно сказала донья Елена. – Только этого нам не хватало. Альберто, пойми, всему этому надо когда-то положить конец.

– Елена, я же сказал, что обязательно приму меры.

– И чем быстрее, тем лучше. Иначе я сойду с ума. Перед тем, как разойтись но своим комнатам, Пачита и Максиме немного поговорили.

– Видишь, все-таки я была права. Молодой сеньор уже обнимает ее.

– Ну, если их отношения так далеко зашли, боюсь, что скоро она будет нами командовать.

– Мне жаль ее. Несчастная девушка, – Пачита вздохнула, но тут же оживилась: – А тебе не кажется, что Луис Альберто влюбился в нее?

– Похоже, что да, но кто его знает.

Максимо хотелось спать. Гораздо больше, чем обсуждать хозяйские дела.

Утром донья Елена заглянула на кухню и попросила Пачиту подробно рассказать о том, что случилось ночью. Она молча слушала взволнованный рассказ девушки, но когда та произнесла: «Я зажгла свет и увидела, что они обнимаются…», – донья Едена не выдержала:

– Боже мой! Ты уверена? – донья Елена в смятения стала перебирать бусины жемчужного ожерелья.

– Да, сеньора, мы же не слепые.

– Хорошо, – донья Елена на секунду задумалась, – подай завтрак сеньору Альберто.

Она вошла в столовую и, поправив скатерть, седа рядом с мужем.

– А где Марианна? – спросил он.

– Она еще у себя в комнате. Надеюсь, ты отреагируешь на вчерашнее?

– Разумеется, я ее предупрежу.

– Предупредишь? – переспросила донья Елена. – И больше ничего? Все намного серьезнее, Альберто. Они обнимались.

– Что ты несешь? – непривычно грубо оборвал он донью Елену.

– Это правда, – коротко сказала донья Елена. Только появившийся на щеках румянец выдавал ее гнев. – Пачита мне все рассказала.

Взглянув на жену, дон Альберто нервно скомкал салфетку и встал из-за стола. Он решил немедленно поговорить с Марианной.

– Объясни мне, пожалуйста, что произошло сегодня ночью, – сказал он, войдя к ней в комнату.

– Понимаете, я проснулась от того, что кто-то постучал в дверь. Это был Луис Альберто, он хотел поговорить со мной. Я попросила его уйти, потому что поговорить можно и утром. Но он настаивал и сказал, что это очень важно. Я спустилась вниз. Он ведь мог поднять шум, и я испугалась…

– Так что же он собирался тебе сказать?

– Мне показалось, он хотел меня о чем-то попросить. Но скорее всего, ему просто не спалось.

– Ты пила с ним?

– Нет, нет… сеньор, я вообще не пью, – заволновалась девушка.

– Там было два стакана…

– Он оба и выпил.

– Не нравится мне все это. Я пришел потому, что доверяю тебе, и не хочу в тебе разочаровываться. Марианна, скажи мне правду. Слуги говорят, что, когда они зажгли свет, вы с Луисом Альберто сидели обнявшись. Это правда?

Марианна подняла глаза на дона Альберто, увидела его суровый, требовательный взгляд и – разрыдалась.

– Да, – тихо сказала она сквозь рыдания.

– Значит, ты не отрицаешь…

– Просто мне было холодно, – рыдала девушка, – он положил мне руку на плечо… Клянусь, мы ничего плохого не делали… Даю вам слово. Боже, я ни о чем даже и не думала…

– Успокойся, слышишь? – Дон Альберто погладил девушку по голове. – Я верю тебе.

Но обещай мне, что это больше не повторится. Такой поступок может вызвать разговоры среди прислуги, а мне бы этого не хотелось. Да и Елена нервничает…

– Простите меня, пожалуйста, я вас умоляю. Никогда больше не буду вас огорчать, дон Альберто. Ведь вы единственный, кто хорошо ко мне относится. Я вам очень, очень благодарна, я вас так… я вас так люблю… – рыдала девушка.

– Я тоже тебя люблю, Марианна, потому что знаю, что ты честная и искренняя девушка. Но будь осторожнее. Иногда добро оборачивается злом.

– Я не знала, я никогда бы не подумала, что вы…

– Ну хватит, хватит… Давай все забудем и пойдем завтракать.

– Нет, я не голодна.

– Как хочешь, дочка. До свидания.

У дона Альберто словно камень с души свалился – он не обманулся в этой девочке.

Донья Елена с нетерпением ждала мужа.

– Ну что, ты поставил ее на место? – спросила она, как только дон Альберто появился в гостиной.

– Я сделал ей замечание, хотя и знаю, что она не виновата.

– Ах, Альберто, Альберто, сколько можно быть добрым? – Донья Елена покачала головой. – Ведь слуги видели, как они обнимались. Не хочешь ли ты сказать, что виноват наш сын? Я больше не верю в ее невиновность.

– А у меня другое мнение. Я слишком хорошо знаю Луиса Альберто. Это его очередной маневр. Обмануть эту девочку ничего не стоит. У нее открытое сердце и, стремясь сделать добро, она соглашается на все, что предлагает этот бездельник.

– Я так и знала – ты опять будешь защищать эту бесстыжую девчонку. Прости, Альберто…

– Хватит, Елена, хватит… Хочешь убедиться, что прав все-таки я? Тогда позови сюда Луиса Альберто, я с ним поговорю. Ты сама все поймешь.

– Что ты ему скажешь? – забеспокоилась Елена. Их разговор прервал телефонный звонок. К телефону просили Марианну. Дон Альберто насторожился.

– С кем я разговариваю? – спросил он.

– Это друг Марианны, мне нужно с ней поговорить.

– А кто ее спрашивает? – В трубке молчали.

– Значит, Марианны сейчас нет? – спросил через некоторое время тот же голос.

– Нет, – коротко ответил дон Альберто.

– Альберто, кто звонил? – осведомилась донья Елена.

– Да так, номер перепутали, – дон Альберто решил не беспокоить понапрасну жену.

Пока он разговаривал по телефону, в комнату вошел Луис Альберто.

– Луис Альберто, до сих пор я старался не обращать внимания на твою бессмысленную, беспорядочную жизнь.

Ко то, что ты собираешься сделать, это уже слишком.

Марианна почти ребенок. По своей наивности она может совершить любой, самим необдуманный поступок.

– Альберто, – взволнованно сказала донья Елена, – почему ты обвиняешь только сына? Марианна виновата не меньше, чем он. Единственное, что мы можем сделать, – попросить падре Адриана устроить ее в другой дом.

– Нет, сеньора, Марианна отсюда никуда не уйдет, – отрезая доя Альберто.

– Со мной здесь уже никто не считается, – тихо, с обидой произнесла донья Елена.

– Подождите, пожалуйста, хватят спорить, – вмешался Луис Альберто. – Марианна ни в чем не виновата: это я, наверное, ошибся – если можно так выразиться. Я был навеселе, постучал в ее дверь и попросил сойти вниз. Мае хотелось просто поговорить. У меня не было дурных намерений. Что ты себе вообразил?

– Я рад, если эхо только моя чрезмерная подозрительность, – сказал дон Альберто.

– Напрасно ты беспокоишься, папа. Я знаю, Марианна – девушка порядочная, таких я раньше не встречал. Мне нравится общаться с ней, разговаривать…

– Но вовсе не обязательно обнимать человека, с которым разговариваешь, – заметил дон Альберто.

– Хорошо, хорошо, может я и увлекся. Больше не повторится… – каялся Луис Альберто.

– Надеюсь. Но хочу предупредить тебя, Луис Альберто, – один неправильный шаг, и я выгоню тебя из дома. Мне пора. Прощайте.

Когда мать и сын остались одни, донья Елена, нежно глядя на сына, спросила:

– Скажи, сынок, чем тебе нравится эта девушка? Мне кажется, куда приятнее разговаривать с Эстер, человеком нашего круга.

Луис Альберто решил не отступать or своего прежнего объяснения.

– Ах, мама, – сказал он, – занимаясь с Марианной, я преследую одну цель – накопить побольше впечатлений и потом изложить ях в книге. Так что, пожалуйста, не мешай мне, это сложный творческий процесс.

– Хорошо, сынок, тебе виднее, – согласилась донья Елена.

– Я сейчас вернусь, – заторопился Луне Альберто. – Да, скажи, пусть принесут мне завтрак, я голоден как волк.

Вскоре приехала Эстер и, поздоровавшись, заговорила с притворным оживлением.

– Ой, тетя, я такая счастливая… Вчера вечером Луис Альберто был очень внимателен ко мне. У меня появилась надежда! А ты говорила с дядей, ну, чтобы отправить куда-нибудь эту девчонку? – неожиданно спросила она.

– Да, да, говорила, но он не согласен.

– Обидно. – Эстер выпрямилась, улыбка сбежала с ее лица. – Нужно как-то убедить его, тетя, – сухо сказала она.

– Кого это нужно убедить? – спросил шутливо Луис Альберто, входя в гостиную.

– А, привет, Луис Альберто. Мы с тетей разговариваем о проблемах, которые создает прислуга.

– Я пойду принесу тебе завтрак, сынок. – И донья Елена быстро вышла.

– Вчера был прекрасный вечер, Луис Альберто, не правда ли?

– Да, неплохой, очень неплохой… – ответил он, усмехаясь.

– Но сегодня у меня предложение поинтереснее. Почему бы нам не провести денек в загородном доме твоих родителей? Можно искупаться, вкусно поесть ж просто побыть вдвоем.

– Очень жаль, но у меня столько всяких дед…

– Каких дел? – заинтересовалась Эстер.

– Всяких. У меня родился один сюжет, я должен его обдумать, а для этого мне нужно побыть одному. Ясно?

– Одному или с этой?..

– Я не собираюсь отчитываться перед тобой, – холодно сказал он.

– Послушай, Луис Альберто…

Но Луис Альберто уже не слышал, что говорила ему Эстер. Заметив спускавшуюся по лестнице Марианну, он окликнул ее:

– Марианна, ты куда? Марианна…

Эстер пожала плечами, бросила на него презрительный взгляд.

– Ты просто смешон. Какое унижение – спрашивать служанку, куда она пошла! Какая тебе разница?

Луис Альберто быстро повернулся к Эстер, посмотрел на нее ненавидящим взглядом и процедил сквозь зубы:

– Отстань от меня. Я больше не хочу ни видеть, ни слышать тебя. Иди и болтай с моей мамой.

– Ладно, я уйду, но больше не вернусь, кретин, грубиян, дурак… – в ее голосе послышались слезы, но Луис Альберто уже вышел из комнаты. Быстро догнав девушку, он спросил ее:

– Марианна, в чем дело? Ты на меня сердишься?

– А вы как думаете? Из-за вас я чуть не поссорилась с доном Альберто, – не глядя на него, сказала Марианна.

– Марианна, папа просто сразу не разобрался, но он же не глупый, понимает, что ты порядочная девушка. Во всем виноват я, и об этом я ему сказал.

– Но к вам в комнату я все равно больше не пойду, – твердо сказала девушка.

– Почему?

– Не хочу. Мне не интересно то, чему вы меня учите.

– Но, Марианна, зачем ты так? Разве нам вдвоем было плохо? Мы разговаривали, смеялись, ты узнавала что-то полезное…

– Я же сказала – нет.

– Ну нет – значит, нет. – Рассердился Луис Альберто. – Ты меня больше не интересуешь, оставайся такой же дурой, как была. – И он зашагал прочь.

Аппетит у него пропал. Завидя донью Елену с подносом в руках, он бросил:

– Чтоб больше я Эстер здесь не видел, а придет – выгони. – И, перепрыгивая через две ступеньки, побежал в свою комнату.

Отчаявшись найти Марианну, Диего обратился за помощью к Фернандо. Он рассказал ему о смерти Луиса де ла Парра, о своих безуспешных поисках Марианны, а также о предположении, что девушка находится в доме сеньора Сальватьерра.

– Я вот что думаю, – разглагольствовал Диего. – Когда отец этой девчонки умер, де ла Парра разыскал ее и устроил в дом Сальватьерра. Хотел прикарманить ее денежки. Он ведь знал, что Марианна получила от отца большое наследство.

– Ну, а ты-то что собираешься делать? – спросил Фернандо. Темные проницательные глаза буравили Диего, тяжелый взгляд как будто гипнотизировал. Сначала Диего не собирался выкладывать Фернандо все свои планы. Так… чуть-чуть намекнуть – чтобы поскорее помог познакомиться с Луисом Альберто. Да вот не устоял – выложил ему все.

– Понимаешь, – сказал Диего, – Ирма прислала меня, чтоб расправиться с девчонкой. А я не хочу марать руки. Да и неизвестно еще, достанутся ли Ирме эти деньги. Вот я и решил – лучше жениться на этой простушке. А когда она станет моей женой, узнаю, как составлено завещание, где оно хранится, и стану богатым человеком.

– Теперь понятно, почему тебе хочется поближе познакомиться с Луисом Альберто Сальватьерра. Ты думаешь, что так будет легче добраться до этой девушки и жениться на ней?

– Вот именно, – ответил Диего.

– Послушай, – Фернандо наклонился к Диего, понизил голос. – Я тебе вот что посоветую. Найди подходящий момент, когда этот сеньор будет навеселе, и… действуй.

Чтобы рассеять неприятные воспоминания о разговоре с Марианной, Луис Альберто отправился в клуб «Две тысячи». Едва он показался в дверях, как к нему, сияя улыбкой, устремился Фернандо. Новое дельце, о котором они только разговаривали с Диего, сулило хорошие барыши. Поэтому Фернандо был сегодня особенно любезен. Усаживаясь за карточный столик, он даже сказал:

– Сегодня напитки за мой счет. – А это случалось нечасто.


Глава 25 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 27



Loading...