home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

Когда Рамона, неся поднос с чаем, вошла в спальню, она увидела, что Эстер плачет. Нежно положив руку ей на плечо, она сказала:

– Выпей чаю, девочка, и тебе станет легче. Чай хорошо успокаивает нервы.

Эстер, продолжая рыдать, сбросила руку Рамоны. Но Рамона снова склонилась над плачущей Эстер.

– Ты ничего не говоришь, но я давно чувствую: у тебя что-то случилось.

– Да что ты чувствуешь? Так хочется послать все к черту, особенно эту ненормальную, эту идиотку…

– Ты о ком сейчас говоришь?

– О Марианне, о ком же еще? У меня в голове не укладывается, как это мой кузен может столько времени проводить с этой необразованной девчонкой. Ему с ней гораздо интереснее, чем со мной.

– Успокойся, это еще ни о чем не говорит.

– Нет, Рамона, я должна смотреть на вещи реально, чтобы понять, что мне делать дальше.

Рамона осторожно присела на стул.

– Значит, ты до сих пор хочешь выйти замуж за Луиса Альберто?

– Что за вопрос? Конечно, хочу. У Луиса Альберто есть все, что мне нужно для счастья. И я не собираюсь отказываться от своих планов только из-за того, что на моем пути встала служанка.

– И что же ты собираешься делать, Эстерсита? Знаешь, попроси помочь донью Елену.

– Ах, моя тетя ни на что не способна, в ее жилах течет не кровь, а вода. Она в последнее время только и старается всем угодить. Нет, на нее рассчитывать нельзя.

Эстер встала, уселась перед зеркалом, недовольно разглядывая опухшее от слез лицо. Рамона молча смотрела на нее темными пронзительными глазами, потом, словно на что-то решившись, сказала:

– А хочешь, я тебе помогу?

– Ты? Как же! Я не верю в колдовство.

– Ты можешь и не верить, Эстер, но существуют такие силы, которые могут заставить нас поступать против собственной воли, повинуясь только их желанию.

– Чушь какая-то! В это верят только необразованные люди, вроде тебя.

– Ты недооцениваешь всемогущие силы, девочка.

– Сказки, бред!.. Если ты умеешь влиять на волю людей, то давно нашла бы себе хорошего мужа. Или ты такая некрасивая, что даже колдовство не в силах тебе помочь? – Эстер была безжалостна.

– Не будем сейчас говорить обо мне, дочка. Я хочу помочь тебе и я могу это сделать. Послушай: купи ленту красного цвета, ровно шестьдесят сантиметров, а когда будешь ее покупать, думай о нем.

– Ладно, если ты веришь в эту ерунду, я куплю. Но не думай, что я буду сидеть сложа руки и ждать. Нужно что-то придумать, что-то такое, против чего он не сможет устоять. Я выйду замуж за Луиса Альберто, чего бы мне это не стоило. – И, полная решимости, она начала одеваться.

Было далеко за полночь. На столе валялись разбросанные карты. Фернандо ушел, чтобы отдать последние на сегодняшний день распоряжения.

– Да, сегодня Фернандо здорово повезло, – заметил Луис Альберто.

– Печально, во что поделаешь, – вздохнул Диего. – Сегодня везет одному, завтра повезет другому. Надо больше брать с собой денег. А может, выпьем?

– Нет, нет, мне хватит, – сказал Луис Альберто. Но Диего воскликнул:

– Всего один бокал – за нашу дружбу.

– За нашу… что? – удивился Луис Альберто.

– Просто мне захотелось с вами подружиться. Я чувствую себя здесь очень одиноко. Ведь я только недавно приехал в столицу. А до приезда жил на ранчо.

– Это и видно, – заметил Луис Альберто.

– А что вы имеете против тех, кто приехал с ранчо? – обиделся Диего.

– Ничего. Одна такая даже живет у нас в доме.

– Одна – кто? – Диего притворился, что не понял.

– Девушка с ранчо.

– А… служанка?

– Нет, я бы не сказал. Девушка очень молодая, но подающая надежды.

– А как ее имя?

Луис Альберто недоумевающе посмотрел на Диего. «Что он себе позволяет, эта деревенщина», – подумал Луис Альберто.

– Все, я пошел, – сказал он, вставая.

– Послушайте, куда же вы так торопитесь? Вы мне не ответили… Подождите же, выпьем по последнему бокалу, мне было так интересно с вами разговаривать… – суетился Диего.

Луис Альберто, не отвечая, молча направился к выходу.

В эту ночь Марианна почти не спала. Снова и снова всплывали в ее памяти несправедливые, горькие обвинения донья Елены, оскорбительные намеки Эстер, звучали в ушах обидные слова Луиса Альберто: «Ты меня больше не интересуешь…». Под утро Марианна тверда решила: ни за что на свете она не останется в этом доме. Уйти! Куда угодно, но только поскорее уйти отсюда. Но куда? В эхом большом непонятном городе у нее было только два человека, к которым она смогла бы обратиться: Паш и падре Адриан. Она вспомнила, что недавно падре Адриан просил ее зайти к нему. Как кстати пришлось это приглашение.

Она торопливо оделась, кое-как пригладила волосы и, разыскав донью Елену, попросила у нес разрешения навестить падре Адриана.

Падре Адриан сидел за столом, под распятием, и что-то писал. Он обрадовался Марианне, усадил рядом с собой и ласково спросил ее:

– Ну как твои дела, девочка?

– Плохо, падре, очень плохо. Я хочу уйти из дома сеньора Сальватьерра.

– Что случилось? – озабоченно спросил падре Адриан. – Расскажи мне все по порядку Марианна, волнуясь, рассказала обо всем, что произошло в доме дона Альберто.

– Донья Елена больше мне не доверяет, – закончила она свой рассказ, – вот поэтому, я и не хочу у них оставаться. Помогите найти мне работу.

Падре Адриан не знал, на что решиться: с одной стороны, он не сомневался – Марианна говорила правду, но, с другой стороны, если это так, почему ей не поверила донья Елена? Что-то тут было непонятное. Вот почему падре Адриан сказал девушке:

– Завтра же я поговорю с доньей Еленой. Я хочу послушать, что думают обо всем донья Елена и Альберто.

Выходя от священника, Марианна нос к носу столкнулась с Пато. Вот так встреча! Юноша, соскучившись, забросал ее вопросами, что да как? Марианна слово за слово рассказала приятелю о последних событиях в доме. Пато внимательно слушал, и лицо его заметно грустнело: он отчетливо понял: Марианна влюблена в молодого хозяина!

Донья Елена начала беспокоиться. Скоро полдень, а сын еще не выходил из комнаты. Может быть, с ним что-нибудь случилось? Попросив Марию принести Луису Альберто стакан апельсинового сока, – донья Елена считала, что апельсиновый сок улучшает аппетит, – она поднялась к сыну. Повернув к матери помятое заспанное лицо, он сказал:

– Ты разве не видишь? Я сплю.

– Сынок, но ведь уже поздно, – мягко напомнила донья Елена.

– Знаешь, во сколько я вчера вернулся? – вызывающе спросил он.

– Нет, могу только представить, – сказала вздохнув донья Елена. – И наверное, нетрезвый, – тихо добавила она.

– А что же еще вы прикажете мне делать? – усмехаясь, спросил Луис Альберто. – Когда я ухожу веселиться с друзьями, вы сердитесь. Если я остаюсь дома в начинаю заниматься делом, которое мне по душе, вам почему-то это тоже не нравится. Чего же вы хотите, мама?

– Ты имеешь в виду эту историю с Марианной? – спросила донья Елена.

Луис Альберто неторопливо спустил ноги с кровати, потер глаза.

– Конечно, ее, – коротко ответил он.

– Ну, Луис Альберто, мы с отцом довольны, что ты пишешь. Пожалуйста, пищи, если тебе в радость. Но почему бы тебе не написать про Эстерситу?

– Аи, мама…

– Она же просится в роман: интеллигентная, образованная, красивая – вот материал для твоей книги.

– Эстер – пустышка и ничего более. Она мне совершенно неинтересна.

– А Марианна интересна? – удивилась донья Елена.

– Марианна во всем отличается от Эстер, мама. – Она редкая девушка и, поэтому представляет большой интерес для создания литературного образа. Но вы напугали ее, и теперь она меня избегает.

Донье Елене было больно слышать несправедливые упреки сына. Стараясь говорить как можно убедительнее, она сказала:

– Я не пугала ее, сынок. Это она меня пугает, за ее невинностью, чувствуя сердцем, кроется что-то нехорошее.

– Ай-яй, соблазнить меня хочет, – насмешливо заметил Луис Альберто. – Хватит, мама, не говори ерунды. Разве этой восемнадцатилетней девушке такое под силу? Да ты вспомни, сколько мне лет… Думаю, у Марианны даже и мысли такой не было. Слушай, – вдруг оживился он, – уж не Эстер ли подкинула тебе эту идею?

– Эстерсита тут ни при чем, – быстро сказала донья Елена.

Разговор с сыном как всегда, взволновал донью Елену. Как всегда захотелось с кем-нибудь поделиться, облегчить душу. Но, как назло, сегодня Эстер почему-то задерживалась. А может, она и вовсе не придет?.. Донья Елена набрала номер телефона своей племянницы.

– Я хочу поговорить с тобой, Эстер, – сказала она. – Я ужасно расстроена.

– И все это, конечно, связано с Марианной? – вкрадчиво спросила Эстер.

– Да, и с Луисом Альберто. Вчера вечером он поздно вернулся и, к сожалению, не очень трезвый.

– Прости, но разве для тебя это новость, тетя? – голос Эстер стал еще более вкрадчивым.

– Нет, но перед этим он два дня не пил, и я подумала… Лучше приходи сюда, поговорим подробней.

Эстер помолчала, потом, как бы раздумывая, произнесла:

– Хорошо, тетя, но я приду только ради тебя, и, надеюсь, Луис Альберто все-таки попросит у меня прощения за вчерашнее.

Эстер положила трубку, немного подумала и вслух сказала:

– Значит, Луис Альберто снова взялся за старое… Это просто замечательно…

– Почему, Эстерсита? – спросила ее Рамона.

– А ты не вмешивайся, занимайся лучше своим колдовством. Вдруг да поможет. А у меня свой план…

И Эстер, довольно улыбаясь, начала собираться. Донья Елена взволнованно пересказала Эстер все события, происшедшие в доме.

– И после всего этого вы оставили ее в доме? – возмутилась Эстер. – Чего вы дожидаетесь? Конечно, мой кузен за нее горой. Он не позволит, чтобы у него отобрали игрушку. Но у девушки-то должна быть гордость…

– Да, – согласилась донья Елена, – Марианна для него кукла, которой он просто играет. Кроме того, он говорит, что задумал написать книгу об этой девушке.

– Какую книгу? – протянула Эстер. – До каких же пор вы будете терпеть все причуды Луиса Альберто, тетя? Книга – всего лишь предлог, чтоб ничего не делать.

– Нет, нет, – возразила донья Елена, – моему мальчику всегда нравилось писать, может быть, в этом его настоящее призвание.

– Луис Альберто всю жизнь был бездельником, таким он и останется.

– Эстер… – укоризненно произнесла донья Елена. Эстер поняла, что зашла в своих обвинениях слишком далеко.

– Простите, тетя, я просто очень расстроена. Как быть? Вы же знаете, как я люблю Луиса Альберто, поэтому меня так и раздражает эта девушка.

– Послушай, дорогая, я хочу попросить тебя: потерпи еще немного, – старалась успокоить ее донья Елена. – Я думаю, когда Марианна уедет учиться, Луис Альберто постепенно привыкнет к тому, что ее нет, и со временем забудет о ней.

– И еще, тетя, – добавила Эстер, – ей надо познакомиться с каким-нибудь парнем.

– А пока будь особенно терпелива, внимательна к Луису Альберто и постарайся не ссориться с Марианной, – наставляла ее донья Елена.

Идея понравилась Эстер. И она сделала первый шаг к осуществлению своего плана:

– А ты не хочешь пригласить меня пожить у вас несколько дней? Нам ведь нужно почаще встречаться с Луисом Альберто, побольше быть рядом. К тому же у меня и комната своя есть.

– Да, но…

– Что?

– Нет, нет, я не против, – поторопилась успокоить ее донья Елена, – только вот комната твоя сейчас занята. Ты не против, если поживешь в комнате для гостей.

– Ты сказала, занята? – удивилась Эстер.

– Понимаешь, твой дядя настоял, чтобы там жила Марианна.

Эстер не поверила своим ушам.

– Марианна? – переспросила она. – Это неслыханно, тетя. Неужели я для вас ничего не значу?

Теперь, когда Марианна отказалась с ним заниматься, день казался Луису Альберто бесконечным. Вспомнив о приглашении падре Адриана, он решил его навестить. Однако, подходя к дому, он увидел Марианну, стоявшую с каким-то парнем. Луис Альберто постоял на другой стороне улицы, и, дождавшись, пока они распрощаются, подошел к девушке:

– С кем это ты разговаривала? – спросил он, неожиданно вырастая перед ней.

Марианна растерялась и, может быть, поэтому сказала просто и бесхитростно:

– С другом.

– Но у тебя, кажется, не было друзей. Марианна уже пришла в себя.

– А какое вам дело? – спросила она, обходя Луиса Альберто и направляясь к дому.

– Подожди, Марианна, я не хотел тебя обидеть, а ты опять рассердилась. Прости, это я во всем виноват.

– Хорошо. Прощаю. Что еще?

– Тогда можем продолжить занятия?

– Нет.

– Почему?

– Потому что. – Девушка ускорила шаг.

– Но как же так? – недоумевающе говорил Луис Альберто, шагая рядом с девушкой. – Эти занятия нравились и тебе, и мне, и родители ничего не имеют против, я все им объяснил…

– Да что вы ко мне пристали, оставьте меня покое, – сказала девушка, не поднимая головы.

– Неужели не понятно, что ты мне нравишься?

– То же самое вы говорили и своей дорогой кузине?

– Ты меня к ней ревнуешь? – удивился Луис Альберто.

– Вот еще! Ревную! Что мне, делать нечего?

– Черт возьми, ну и дела! – расхохотался Луис Альберто. У него на душе вдруг стало очень легко, и он решил, что сегодня может обойтись без утешений мудрого падре Адриана.


Глава 26 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 28



Loading...