home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 35

– Я не помешаю? – Марианна переступила порог комнаты дона Альберте. Ему все еще нездоровилось, болело сердце, а, точнее сказать, душа.

– Ты никогда мне ве мешаешь. Садись, дочка, – дон Альберте ласков(R) улыбнулся. – Я и сам хотел позвать тебя и поговорить об этом человеке, Диего, кажется. Он утверждает, что не виноват, что пытался защитить тебя от мачехи.

– Да, так оно и было. Он даже дал мне денег на дорогу. Диего дучше Ирмы, но тоже не очень порядочный, – Марианна вспомнила, как вел себя Диего с ней, когда она жила на ранчо. – Послушайте, дон Альберто, почему женщины хуже мужчин? – Марианна высказала вслух внезапно пришедшую ей в голову мысль.

– Кого ты имеешь в виду?

– Мою мачеху.

– А еще кого?

– Вашу племянницу, Эстер. Ведь я все знаю про нее и Луиса Альберто!

– Откуда?

– Луис Альберто поделился со мной.

– Как он посмел!

– Прошу вас, дон Альберто, не горячитесь! Ваш сын в отчаянии! Ему надо было излить душу, найти хоть у кого-нибудь поддержку. – Марианна говорила так истово, словно молилась.

Марианна долго убеждала дона Альберто поверить сыну, говорила о том, что он изменился к лучшему.

– Вы же сами хотели, чтобы мы с Луисом Альберто стали друзьями! – сказала она, наконец. – И я не хочу, чтобы он страдал. То, что он не узнал Диего, ничего не значит. В тот раз могло быть совсем по-другому. Я сердцем чувствую, что Луис Альберто говорит правду. Не заставляйте его жениться на Эстер!

– Мне жаль, Марианна, что вся эта история так тебя расстроила, но Луис Альберто должен выполнить свой долг.

Впервые Марианна почувствовала на себе непреклонную твердость характера ее доброго покровителя. Все ее мольбы были безрезультатны: дои Альберто принял решение.

Визит Диего взбудоражил весь дом. Уже который раз приставал Максиме с расспросами к старшей горничной.

– Здесь чего-то не так, Мария. На следующий день после смерти дона Луиса де ла Парра этот господия приходил сюда, чтобы узнать его адрес.

– И ты дал?

– К сожалению. Ему надо было срочно увидеть родственницу, которая работала тоща у дона Луиса.

– Но почему он пришел сюда? – удивилась Мария. – Разве он знал, что наш хозяин и дон Луис были друзьями?

– Нет, он сказал, что наш адрес ему дали в похоронном бюро. Но важно другое. Этот парень почему-то сделал вид, что не узнал меня, и заявил, что он здесь впервые. А я его хорошо запомнил. К тому же, он оказался родственником Марианны.

– К чему ты клонишь, Максиме?

– Не знаю, но дело запутанное. Надо рассказать молодому хозяину. Ведь этот господин его друг.

– Аи, Максима, у Луиса Альберто итак хватает забот.

– Тогда дону Альберто!

– С него уже достаточно, итак не встает с постели…

На следующий день Луис Альберто, как и было уставлено, отправился к падре Адриану и, поздоровавшись, сразу заговорил о том, что сейчас его больше всего волновало, и ради чего он пришел.

– Знаете, падре, – с отчаянием в голосе говорил Луис Альберто, – чего бы я ни отдал, чтобы мне поверили.

– Я понимаю, Луис Альберто, неприятно, когда вмешиваются в твою личную жизнь, – сказал падре, мягко и кротко, – но иногда человек посторонний может оказаться самым беспристрастным судьей. К сожалению, слишком много фактов против тебя.

– Вы имеете в виду мой образ жизни?

– Да, – веска сказал падре. – Был бы ты другим, родители непременно поверили бы тебе.

– А вы что обо всем этом думаете? – с надеждой спросил молодей человек.

– У меня, Луис Альберто, есть веские причины усомниться в твоей виновности. Налить тебе чего-нибудь?

– Кофе, с удовольствием.

Падре пошел на кухню и вскоре вернулся, неся на подносе кофейник и чашки. Налив Луиса Альберто чашку ароматного, крепкого кофе, падре продолжил начатый разговор.

– Так вот, Луис Альберто, я знаю, что произошло вчера у вас за обедом.

– Вы имеете в виду друга, которого я пригласил, а потом забыл?

– Вот именно. Но я не считаю это аргументом против тебя.

– И я тоже. Конечно, падре, иногда я вел себя с Эстер легкомысленно, но она давала повод. Однако никогда, даже в состоянии сильного опьянения, я не мог сделать того, в чем меня обвиняют, потому что знал, что это неизбежно приведет к женитьбе, о которой всегда мечтала Эстер.

– Но может быть это был минутный порыв?

– Нет, падре. Кроме того, вам не кажется странным, что я помню до мельчайших подробностей все, что произошло той ночью, кроме одного. Помню, как вернулся домой и застал Эстер в гостиной, как она предложила отвести меня в спальню, как я упал на кровать. Я крепко уснул, а утром проснулся одетый. А ведь из ночного клуба, где меня встретил Диего, я пришел вообще в невменяемом состоянии, не знаю, как добрался до дому. И ничего удивительного нет в том, что я забыл о злосчастном приглашении к обеду.

Падре Адриан очень внимательно выслушал Луиса Альберто.

– Послушай, я не могу сказать, что ты меня убедил. Но мне кажется просто невероятным, что девушка, с которой такое случилось, на следующий день бежит об этом рассказывать, и не кому-нибудь, а матери виновника. – Падре пожал плечами.

– Как хорошо, что я пришел, к вам, падре! Помогите мне! Убедите родителей, что это неправда.

– Но я не могу просто так принять твою сторону, – сочувственно глядя на Луиса Альберто, возразил падре. Ему было жаль его. Он выглядел таким потерянным. И немудрено! Жениться без любви! Мало того, на девушке, которую ненавидишь. Все эти мысли роились в голове у падре, когда он сказал:

– Мой тебе совет, поговори с Эстер по-хорошему, объясни, что ваш брак будет несчастьем для обоих. Что плохо началось, добром не кончится! Убеди ее в этом, Луис Альберто.

– Вы не знаете Эстер, падре, – упавшим голосом произнес Луис Альберто. – Она долго искала возможность поймать меня в ловушку. И, наконец, нашла, с самого детства мечтала женить меня на себе.

– Значит, она влюблена в тебя?

– Нет, нет, ей нужны деньги моего отца! – с презрением крикнул Луис Альберто.

– Тогда придется ее уговорить, это единственный выход.

– Да, падре, единственный!

«Падре прав, это – выход», – с надеждой думал Луис Альберто, добираясь до дома Эстер. Он решил переговорить с ней немедленно.

Эстер обрадовалась его приходу, предложила выпить.

– Нет, нет, спасибо. Я пришел с тобой поговорить. Послушай Эстер, брак – вещь серьезная. Муж и жена должны очень любить друг друга, чтобы постоянно быть рядом. Первые месяцы после свадьбы быстро пролетают и начинаются будни.

– Я знаю – невозмутимо ответила Эстер.

– Все бывает хорошо, когда супруги питают друг к другу доверие, нежность и уважение. Но, между нами ничего этого нет.

– Но я люблю тебя, Луис Альберто! – притворившись взволнованной, прощебетала Эстер.

– Прошу тебя, – Луис Альберто поморщился, – никогда не говори мне об этом.

– Я понимаю, мужчины все безрассудны и ведут себя так, как перед концом света, – пустилась в рассуждения Эстер. – Ничего особенного в этом нет. Но со временем они могут остепениться.

– Я уверен, Эстер, между нами ничего не было. А главное, я тебя не люблю. Характером ни ты, ни я не можем похвастаться. Какая нас ждет жизнь, подумай об этом?

– Я буду к тебе нежна, добра, снисходительна, и ты со временем полюбишь меня, вот увидишь!

– А, если не полюблю, а, напротив, возненавижу? Что тогда?

– Не стоит думать о плохом.

– Но именно так и будет, если я женюсь на тебе против собственной воли. Твоя жизнь станет невыносимой.

– Надо было об этом раньше подумать.

– Раньше? Но ты же знаешь, что между нами ничего не было. Что все это фарс, ложь.

– Нет, дорогой, прости, ты просто не помнишь! Возмущение, презрение, ненависть – все смешалось в душе несчастного Луиса Альберто. «Надо же дойти до такой наглости», думал он, едва сдерживаясь, чтобы в пылу гнева не ударить кузину.

– Ты еще раскаешься в содеянном, Эстер, клянусь! – воскликнул Луис Альберто.

– Ты тоже, если откажешься жениться на мне! Тебя сочтут негодяем, обманувшим бедную девушку.

– Единственное, что тебе остается, Эстер, сказать правду моим родителям! – Даже не попрощавшись, Луис Альберто выбежал из комнаты, оглушительно хлопнув дверью.

Эстер, поразмыслив, решила посоветоваться, и как можно скорее, с тетушкой. Ее встретила Мария, – донья Елена повезла мужа к доктору. Эстер по-хозяйски расположилась в гостиной, где ее застала Марианна.

Увидав девушку, Эстер язвительно сказала:

– Тебе не мешало бы собрать чемодан.

– Прежде, чем вы принесете свой?

– А значит, ты уже знаешь! – ехидно усмехнулась Эстер, бросив на девушку злобный взгляд.

– Если бы вы знали, как я вас презираю! – воскликнула девушка. – Расставить ловушку мужчине! Неужели вы не способны иначе его покорить!

– Мне все равно, что ты думаешь обо мне, – заявила Эстер, поглубже усаживаясь в кресло. – Только запомни: как только мы с Луисом Альберто поженимся, йоги твоей здесь больше не будет!

– Рано обрадовались, – с презрением проговорила Марианна. – Еще неизвестно, как обернется дело.

– В любом случае, тебе лучше убраться вовремя, если не хочешь чтобы тебя вышвырнули. Уж я постараюсь, чтобы ты здесь не задержалась.

– А я возьму и расскажу дону Альберто, что вы мне говорили. Ведь вы сами сказали, что любой ценой жените на себе Луиса Альберто!

– Да кто тебе поверит? – рассмеялась Эстер. – Кажется, они уже вернулись. Иди, говори!

– И скажу, можете не сомневаться!

Донья Елена ласково обняла Эстер, которая поднялась ей навстречу.

– Как ты, Эстерсита?

– Нормально. – Эстер подставила щеку для поцелуя. – А ты дядя, как себя чувствуешь?

– Спасибо, хорошо. Очень устал, пойду к себе, – сдержанно ответил дон Альберто и поднялся в библиотеку.

– Нам надо поговорить, тетя. Дело в том, что ко мне приходкя Луис Альберто, – сказала Эстер и, когда они сели, передала донье Елене свой разговор с кузеном.

– Что делать, тетя? Время так быстро летит, боюсь, будет поздно, – Эстер готова была заплакать.

– Нет, нет, не волнуйся. Я сейчас же поговорю с Луисом Альберто. Дядю беспокоить пока не хочу. Ему нездоровится. Только не говори, пожалуйста, Луису Альберто, что приходила, – попросила Эстер своим щебечущим голоском, так не вязавшимся с ее жестоким характером.

– Не скажу, – рассмеялась донья Елена, – не беспокойся!

Она поднялась в комнату Луиса Альберто и глазам своим не поверила. Ни сына, ни его вещей там не оказалось.

– Луис Альберто, Луис Альберто! О, боже! Он ушел из дома! – донья Елена разрыдалась. – Луис Альберто покинул дом, никому ничего не сказав…

Эстер пришла в бешенство.

– Сбежал, как самый настоящий трус! – кричала она. – Кто мог себе такое представить? Что теперь будет со мной?

Донья Елена была безутешна, слезы катились по ее бледным щекам.

– Ах, тетя, слезами делу не поможешь, надо его найти и заставить вернуться! Сейчас же расскажи дяде Альберто! – приказала Эстер.

– Пойми, Эстер, – вытирая слезы, слабым голосом сказала донья Елена, – доктор сказал, что его нельзя волновать. У него слабое сердце! Подождем день другой.

– А вдруг эта ненормальная что-нибудь знает.

– Ты о ком?

– О Марианне, конечно.

Но Марианна, как выяснилось, тоже ничего не знала. Сказала лишь, что Луис Альберто ходил все время печальный и хмурый, но о том, что собирается уйти из дома, не говорил.

– А, ты не врешь? Отвечай! – в ярости крикнула Эстер.

– Если бы я что-то знала, непременно сказала бы вашей тете. – Марианна даже не взглянула на Эстер и держалась с достоинством.

– Смотри, не вздумай от нас скрывать, – с угрозой в голосе проговорила Эстер.

– Я никогда не вру! – резко ответила Марианна.

– Прошу не ссорьтесь, – с мольбой произнесла донья Елена. И ничего не говори дону Альберто, Марианна. Пожалуйста!

– Хорошо, сеньора.

Через некоторое время дон Альберто почувствовал себя лучше и подумал о том, что весь день не видел сына.

– Я тоже его не видела, – ответила на вопрос дона Альберто Марианна. Дон Альберто собрался позвонить падре Адриану, чтобы узнать, чем закончился его разговор с Луисом Альберто, но Мария доложила, что пришла сеньорита Мартинас, учительница Марианны.

– Иди сюда, девочка! – позвал дон Альберто Марианну и, когда она пришла, обратился к сеньорите Мартинас.

– Это Марианна, ваша будущая ученица.

– Я думала, что буду учить маленькую девочку, а ты настоящая сеньорита, – улыбнулась Мартинас.

– Да, ей восемнадцать лет, – сказал дон Альберто. – Проходите, пожалуйста, сеньорита Мартинас, садитесь. Мария! Позови донью Елену!

– Сколько классов окончила Марианна? – спросила учительница.

Марианна ответила, что никогда не ходила в школу, и едва умеет читать и писать.

– Ничего, – подбодрил девушку дон Альберто. – Марианна способная, понятливая и я не сомневаюсь в ее успехах.

Вошла донья Елена и, поздоровавшись с сеньоритой Мартинас, присоединилась к разговору.

– Я вижу вы уже познакомились с Марианной? Так вот, мне хотелось бы, чтобы вы занимались с ней, скажем, раза два в неделю.

– Нет, нет, каждый день, – возразил дон Альберто.

– Хорошо, – согласилась донья Елена.

– За исключением субботы и воскресенья, конечно.

– Марианне надо побыстрее поступить в какое-нибудь училище и получить профессию, швеи или секретарши…

– Нет, нет, Елена, – снова возразил дон Альберто. Марианна нам как родная дочь, и я надеюсь, сеньорита Мартинас, вы сделаете из нее образованную воспитанную девушку, научите всему, что в ваших силах. Чтобы потом она смогла выбрать себе подходящую профессию, и сделать карьеру. Ты согласна, Елена?

– Конечно, дорогой, решай сам.

– А ты что на это скажешь? – обратился дон Альберто к Марианне.

– Вы плохого не предложите, дон Альберто, – сияя от радости, проговорила Марианна.

– Итак, – сказала Елена, обращаясь к сеньорите Мартинас, – вы будете приходить каждый день, как решил мой муж. Начнем с завтрашнего дня, после четырех. Вы согласны?

– Согласна. – Учительница сказала несколько добрых слов Марианне и попрощалась.

Как только сеньорита Мартинас ушла, дон Альберто позвонил падре Адриану и от него узнал, что Луис Альберто собирается говорить с Эстер.

– Этот разговор уже состоялся, – в ответ на сообщение мужа сказала донья Елена.

– И какой результат?

– Никакого?

– Попроси сына зайти ко мне.

– Его нет дома, – опустив голову, ответила донья Елена.

– Куда же он ушел?

– Не знаю. Он совсем ушел. Еще вчера, – не выдержав, зарыдала сеньора.


Глава 34 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 36



Loading...