home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 44

В тот вечер Луис Альберто еще долго сидел в холле, неподвижно уставившись взглядом в пролет лестницы, по которой ушла Марианна. Потом полистал забытый ею учебник английского, тетрадку, благоговейно подержал в руках ее авторучку. И ушел к себе глубоко за полночь. А утром столкнулся с Марианной на том же месте.

– Почему ты сегодня не пошла в контору с папой? Марианна, дорогая, прости за вчерашнее… Я не хотел тебя обидеть.

– Господи, пусть даже и хотел, – равнодушно отвернулась она к стене.

– Неужели мы не можем хоть раз поговорить? Как старые добрые друзья.

– Друзья не обижают друг друга, как ты вчера обидел меня. Может быть, у меня много недостатков, но я стараюсь никого не обижать.

– Видно, я просто ревную. Потому что люблю тебя.

– Если ты правда любишь меня, то оставь в покое, прошу, Луис Альберто! Наверное, впервые в жизни, получилось не по-твоему? Ведь так?

– Может быть, ты и права. Но я не могу примириться с этим. Чувствую, что хочу быть рядом с тобой, видеть, разговаривать…

– Ты, ты, ты – всегда ты! Только о себе и думаешь! Тебя совершенно не интересует, как думают остальные.

– Марианна, пойми меня, пожалуйста. Ты единственная, кто знает что со мной творится.

– А ты знаешь что происходит со мной? Я ведь тоже страдаю. И по твоей вине, между прочим, Луис Альберто.

– Я хочу, чтобы мы остались друзьями, чтобы хоть иногда разговаривали. У меня на душе становится теплее, когда я вижу тебя.

– А у меня нет. Я уже много раз тебе говорила, что между нами все кончено. Поищи, с кем ты будешь разговаривать…

– Марианна, прошу тебя…

– Подумай серьезно, хоть раз в жизни, ты женат и у тебя скоро появится ребенок.

– А я люблю тебя, Марианна, не будь жестокой. Я этого не вынесу.

Уж на что донья Елена была благожелательным человеком, добрым, стремящимся уладить у себя в доме все тихо и мирно, ей это последнее время не удавалось: слишком тяжелый нрав оказался у новых домочадцев – Эстер и ее кормилицы Рамоны. Не было настроения беседовать с Рамоной и на этот раз, но темные, недоверчивые глаза той смотрели на сеньору проницательно и строго. Рамона, усевшись напротив хозяйки и поджав свои тонкие губы, роняла слова, от которых донье Елене становилось дурно. Кормилица считала, что во всем виновата Марианна. Что Луис Альберто будет вести себя в отношении Эстер по-другому, если Марианна станет жить в другом месте. Неважно – где, важно – не в этом доме, под одной крышей с молодыми. И, наконец, Рамона, оказывается, своими собственными глазами видела, как Марианна обнималась на днях с молодым сеньором. Это уж слишком, – подумала донья Елена, – и тут же пошла в комнату Марианны, которая, кажется, уже вернулась из конторы.

Девушка, разумеется, все отрицала. Не было объятий. Не было поцелуев. Они просто разговаривали. Как было много раз до того, как Луис Альберто женился. И что дальше? Ах, с трудом верится, но, оказывается, Марианна говорила ему, что надо подумать о жене о будущем ребенке. – Что ж, трогательно! Ну, да ладно. Донья Елена на первый раз поверит. Она так и сказала Марианне, если узнает, что та солгала ей, все: немедленно покинет дом. Марианна клялась, что никогда никому не говорила слова неправды…

Тем временем Эстерсита решила действовать. Сколько можно все терпеть?!

Эстер не могла предположить, как непредсказуемо повернется вся ее жизнь. Вместо веселых, обольстительных и радостных перемен, которые должна была принести ей замужняя жизнь, – скучное, унылое существование. Никакого общества, кроме доньи Елены и Рамоны. Отчужденность и злая неприязнь мужа. Ограничение действий во всем – отсутствие наличных денег, унизительные просьбы перед доньей Еленой одолжить какие-то суммы на мелкие покупки. А о выезде в театр, о гостях… О, об этом и мечтать не приходилось вовсе. Лицо Эстер с каждым днем делалось на глазах все менее привлекательным; у нее пропадало желание одеваться, нравиться. Она была на грани отчаяния и все отчетливее перед нею вырисовывалась причина всех ее несчастий: Марианна. Сначала она думала, что эта деревенская простушка решила подразнить ее, но, похоже, это не совсем так. Луис Альберто и в самом деле влюблен в эту дурочку…

Эстер без стука открыла дверь комнаты Марианны, грубо бросила с порога:

– В чем дело? Слезы льешь, поверить не можешь, что Луис Альберто на мне все-таки женился?

– Плачу потому, что вы его не стоите. Потому что, кроме меня, никто не знает, какой он на самом деле. Вы всех обманули, заставили его жениться на себе!

– Так вот, Марианна, если ты хочешь остаться жить в этом доме, научись относиться ко мне с уважением. Потому что теперь я, – да, я – супруга Луиса Альберто.

– Вы, наверное, забыли, но чтобы стать женой, недостаточно поставить только подпись под документом, надо еще стать любимой.

– А кто тебе сказал, что Луис Альберто меня не любит? Болтаешь бог знает что, потому что завидуешь мне!

– Я завидую, но не больше чем вы завидуете мне.

– Я тебе? Да как ты смеешь?

– Я уверена, достаточно только одного моего слова, чтобы Луис Альберто дал мне то, чего никогда не даст вам. Потому что он любит меня. Меня! Вы это понимаете? – безжалостно отрубила Марианна. Их громкие голоса были отчетливо слышны внизу, и в комнату тотчас заглянула донья Елена, привлеченная последними словами Марианны.

– Да что ты говоришь, Марианна? Как ты смеешь? – И после этого ты хочешь, чтобы к тебе хорошо относились? – негодованию доньи Елены не было предела.

– Мама! Мама! Что тут происходит? – Луис Альберто вошел в комнату и непонимающе смотрел на разгоряченных женщин.

– Марианна только что сказала, нечто ужасное, сын!

– Что именно?

– Эта несчастная всегда пытается меня унизить, – Эстер готова была разрыдаться.

– Вы обе выйдете. Прошу, и Марианна, и Эстер. – Луис Альберто закрыл за ними дверь.

– Что случилось, мама? Скажи!

– Марианна здесь призналась, что ты влюблен в нее, она сказала, это самой Эстер. Я не могу в это поверить!

– Это правда, мама!

– Ты в своем уме, Луис Альберто?

– Да, мама. Я люблю ее.

– Луис Альберто, ты ведь женат, опомнись, твоя жена живет в одном доме с тобой.

– Что ты предлагаешь? Я люблю Марианну, и ничего не могу поделать с собой.

– Но это невозможно! – Донья Елена с ужасом смотрела на сына, – Марианна невоспитанная, необразованная, к тому же она не нашего круга. Что у вас с нею общего? Как ты мог полюбить такую девушку?

– Ты ошибаешься! Она замечательная, добрая! Она понимает меня и ценит, несмотря ни на что. Я люблю ее, потому что в ней есть все, что мне нравится в женщине.

– По-моему, ты совершаешь очередную ошибку, Луис Альберто! А, может быть, это каприз?

– Если бы, мама! Я впервые чувствую такое. Помнишь, я вернулся и обещал начать новую жизнь… – Я решил сделать все это ради нее. Более того, – я мечтал жениться на Марианне…

– Боюсь, ты все нафантазировал и убедил себя в этом. Все не так!

– Но что ты знаешь обо мне, мама?..

– Что бы там ни было, у тебя есть жена, Луис Альберто! И только ее одну ты должен любить. Остальное забудь, раз так получилось, а Марианна покинет наш дом.

– Я больше не намерен, мама, с тобой спорить. Но запомни одно: единственная причина, по которой я все еще живу здесь, – это Марианна.

– И ты смеешь такое говорить, мне? Своей матери?

– Да, скажу более. Если ты посмеешь выгнать ее, я уйду из дома. И ты больше никогда в жизни меня не увидишь. Ты поняла? Никогда!

– Но Луис Альберто, ты говоришь сейчас такие ужасные вещи! Как ты можешь?

– Почему ужасные? – С Марианной у нас ничего не было. Но мне достаточно только видеть ее. Для меня она – единственное утешение в этом аду, где я живу. И если ты меня еще любишь, мама, не надо у меня отнимать этой радости. Не надо, мама!

Эстер сгорала от любопытства, и, едва Луис Альберто и донья Елена разошлись по своим комнатам, она тотчас же постучалась к ней.

– Можно, тетя?

– Входи, дорогая, входи! – пригласила донья Елена.

– Нет, тетя, я все еще не могу поверить…

– Это слова Луиса Альберто! Я бы и сама никогда не поверила тому, что Марианна болтала.

– Но она об этом говорит не в первый раз. – Ты не хочешь рассказать об этом дяде Альберто? И теперь не выгонишь ее отсюда? Да?

– Твой дядя болен, ему ничего не надо говорить, беспокоить по пустякам. Сами разберемся!

– Как ты можешь так говорить, тетя? Я вижу тебе безразлично, что под одной крышей с згой женщиной буду жить я, жена твоего сына. Это уж слишком, тетя!

– А что тут особенного? Между Марианной и Луксом Альберто ничего нет. А вообще я скажу тебе, каждой девушке хочется нравиться, привлечь к себе внимание. Знаешь же по себе! Дорогая, ты сама во многом виновата, – до сих пор не можешь добиться любви сына. Вот ты и сделала его несчастным.

– А мои чувства? Он растоптал их, и ты его оправдываешь, защищаешь. Ты прощаешь все этому бездельнику, пьянице!

– Эстер, мне не нравится, как ты говоришь о Луисе Альберто, он твой муж. А мне он сын. Понятно? Не забывай об этом!

– Прости меня, тетя, – Эстер поубавила пылу. – Но ты ведь знаешь в каком я состоянии. Если бы не ребенок, которого я жду от Луиса Альберто, меня бы давно уже здесь не было.

– Я понимаю, Эстер, именно из-за этого ребенка тебе нужно быть терпеливее. Теплее относиться к Луису Альберто, быть с ним нежнее и внимательней.

– Легко сказать, – вздохнула женщина. – Но когда под одной крышей с тобой живет другая, которая хочет его отнять… Она виновата в том, что муж равнодушен ко мне! Она! – в сердцах выдохнула Эстер.

– Все изменится к лучшему, как только появится ребенок, – успокаивала сеньора. – Я прошу, потерпи немного, твой муж поймет, наконец, что был с тобой несправедлив.

Марианна зарылась головой в подушку. Ей хотелось только покоя. Казалось, что внутри нее нет места, которое не болело. Кто-то постучал в дверь. «Меня нет» – решила Марианна, но услышав за дверью голос Луиса Альберто, не выдержала:

– Кто там?

– Это я, можно войти?

– Нет… Не надо, нет… – И все же открыла дверь. Они постояли секунду, жадно глядя друг на друга.

– Я пришел сказать, что тебе больше не о чем беспокоиться, Марианна. Я поговорил с мамой, все улажено. Никто ни о чем расспрашивать тебя не будет.

– Сейчас мне мешает только одно – наши отношения. Но я постараюсь забыть обо всем.

– Не обижай меня, Марианна. Хорошо? Ты первая заговорила об этом с Эстер?

– Нет. Твоя жена заговорила первой и делает все, чтобы обидеть меня. Находит любой способ придраться. Господи, да оставьте вы все меня в покое! Все! Оставьте!

Донья Елена очень не хотела расстраивать мужа и смолчала о разразившемся очередном скандале, но Эстер все же решила по-своему, ибо ее, как всегда волновали лишь собственные проблемы.

– Дядя, послушай, я тебе хочу кое-что сказать. Я вижу, что ты занят, но… удели мне немного времени.

– В чем дело, Эстер; – дон Альберто внимательно посмотрел на невестку.

– Дело в том, что я поняла, почему Луис Альберто относится ко мне так плохо: между нами стоит другая женщина.

– Кто же это?

– Марианна.

– Марианна? Что за выдумка?

– Ах, если бы это была только выдумка! Луис Альберто увлечен ей. И Марианна тоже в него влюблена. И, знаешь, она не скрывает, что хочет отнять его у меня.

– Как ты можешь так говорить, откуда ты знаешь?

– Она мне сама сказала, и тетя Елена была при этом. Потом тетя говорила с Луисом Альберто, но, конечно, он абсолютно все отрицал… Я думаю, дальше так продолжаться не может, дядя. Прошу тебя, ради нашего общего блага, – Марианна должна уйти из дома, иначе нам с Луисом Альберто придется это сделать самим.

Дон Альберто побледнел и незаметно стал поглаживать левый бок, потом вдруг громко крикнул жене.

– Где сейчас Луис Альберто?

– Думаю наверху, в своей комнате, – спокойно ответила Елена. – Ты хочешь с ним поговорить, Альберто?

– Да, и тебе хорошо известно, о чем. Мне не нравится, когда от меня что-то скрывают. Я просил…

– Никто ничего не скрывает, – удивилась Елена.

– А как насчет того, что Луис Альберто сильно увлекается Марианной?

– Это Эстер тебе сказала? Но ведь тут нет и капли правды! Марианна и Эстер поспорили, и в запале наговорили дерзостей друг другу… Марианна сказала, что Луис Альберто ее любит. Эстер бросилась защищать семью… Ну, и потом Луис Альберто женат, и неужели ты думаешь, что он может увлечься Марианной?

– Эта девушка, может вызвать интерес любого мужчины, – дон Альберто все поставил на свои места. Но его жена не унималась:

– Да, я с этим согласна. Но только не у Луиса Альберто. Разве не так? И то, что сказала Марианна, это глупость! И слышать ничего не хочу! Луис Альберто любит ее как сестру, не более того, я уверена.

Постучавший в дверь и вошедший к родителям Луис Альберто не отверг с порога услышанное, и на сообщение о том, что его супруга выразила желание переселиться в другое место, ответил согласием.

– Но вместе с тобой, – добавил, к его досаде, отец.

– Тогда нет, мне нечем платить ни за ее расходы, ни за мои.

– Я дам денег на все, как давал до сих пор, – покорно обещал отец.

– Спасибо тебе, папа. Но я с тобой не согласен.

– Хочешь ты того или нет, но вам придется уехать. Я не желаю жить под одной крышей ни с тобой, ни с твоей женой.

– Не стоит настаивать, папа, я все равно никуда не уеду.

– Тогда я вышвырну вас обоих! – терпению сеньора приходил конец, и он не видел смысла в дальнейших выяснениях отношений.

– Альберто, Альберто, я прошу это ведь наш сын! Нельзя так, – молила тем временем жена. – Я уверена, что он ни в чем не виноват.

– Я не уйду, отец. Как бы ты ни хотел этого. Потому что мне нравится жить здесь, дома.

– Знаю, ты ни перед чем не остановишься, Луис Альберто, пока не добьешься своего. И я принял твердое решение: уходишь или ты, или Марианна.

– Ни то, ни другое, я никуда не уйду. И Марианна тоже! – упорно твердил сын.

– Кажется, Луис Альберто, ты добиваешься, чтобы нас с матерью отправили в сумасшедший дом.

– Это я туда отправлюсь прежде вас! – закричал Луис Альберто. Вы обрекли меня на адские муки, заставив жениться на женщине, которую я ненавижу. Я один виноват, что согласился на этот брак. А Марианна – ни в чем не виновата!..

Эстер и Рамона прислушивались к тому, что происходило рядом в комнате, но смысла уловить так и не могли: стены дома сеньоров Сальватьерра были возведены на совесть. Более осторожная и многоопытная Рамона старалась предостеречь свою молодую сеньору от опрометчивых поступков, заклинала ее вести себя осторожней с родителями мужа.

– Зачем ты сказала, что собираешься уйти?

– Затем, Рамона, чтобы дядя наконец выгнал из дома эту мерзавку. Только так можно разлучить Луиса Альберто с нею.

– Я считала, дорогая, что ты хочешь остаться здесь, – высказала она предположение.

– Да, ты права, хочу. Но мы уедем ненадолго. Когда Луис Альберто забудет о своем увлечении, мы вернемся обратно. Уверена, что это его мимолетный каприз, не более.

– Все же, Эстер, ты очень неосторожна. Скажи, что ты будешь делать дальше с несуществующей беременностью?

– Не знаю. Но уверена: что-нибудь да придумаю. – Но в глазах Эстер не было такой уверенности, как в ее словах.

Несмотря на недомогание, дон Альберто продолжал ездить в офис, правда, возвращался раньше обычного: уставал. Немного отдохнув, отправлялся в библиотеку просматривать бумаги, взятые с работы, созваниваться с клиентами по телефону. И Марианна, забежав в библиотеку за словарем, удивилась, застав его дома так рано.

– Ой, простите дон Альберто, я не знала что вы уже вернулись.

– Нет, нет не уходи. Что ты хотела, Марианна? А, словарь. Возьми, девочка. Иди сюда, присядь в это кресло. Ж рад, что ты зашла, мне нужно поговорить с тобой. Помнишь, однажды ты сказала, что по-настоящему любишь Луиса Альберто. Мне хотелось бы знать, ты продолжаешь испытывать к нему это чувство?

– Да, сеньор. – Марианна прямо посмотрела ему в глаза.

– Может быть, ты думаешь, что и у него к тебе серьезное чувство? Так ты, по крайней мере, сказала Эстер… Но с какой целью?

– Простите меня, дон Альберто, я виновата. Эстер всегда старается задеть меня, обидеть. Как-то мы поругались, вы же знаете как это бывает. Вырвется слово, а потом жалеешь об этом.

– Послушай, девочка, вероятно, мои слова сделают тебе больно. Наберись мужества, но тебе надо знать об этом. Луис Альберто тебя не любит. Ему ничего не стоит объясниться в чувствах, поверь! Для него это развлечение. Не что иное, как поиски очередной авантюры.

– Не верю этому, дон Альберто, не верю.

– Марианна, ты должна поверить. Луис Альберто почти вдвое старше тебя. Он ловелас, умеет вести себя с женщинами, а потому легко тебя убедил.

– Клянусь, между нами ничего не было. И никогда не будет.

– Я это знаю и верю тебе. Но мне не хочется, чтобы ты страдала из-за этого человека, он обманул тебя.

– Да нет же! Луис Альберто не обманывает. Я знаю, я чувствую это сердцем.

– Послушай, Марианна, не дай ему снова себя одурачить. Хоть он мой сын, я с горечью признаю, он не способен на сильное настоящее чувство. Я не хочу, чтобы ты стала игрушкой в его руках. Постарайся забыть его. И как можно скорее.

– Сеньор, у меня нет слов…

После столь тяжелого для обоих разговора дон Альберто подумал, что Марианна упадет духом. Но утром увидел ее, подчеркнуто сдержанную, подтянутую, в неизменной легкой блузке и строгой удлиненной юбке, делающей ее еще стройнее, подумал: слава богу, она не сломлена, она держится эта маленькая женщина. Откуда такая сила воли?.. И едва они вошли в контору, дон Альберто через секретаря пригласил Марианну:

– Сегодня ближе к вечеру к нам придут гости. Ты с ними познакомишься. Очень хочу, чтобы ты произвела на них самое благоприятное впечатление.

– Я постараюсь выглядеть как можно лучше, сеньор!

– Знаю, что ты будешь выглядеть великолепно. Но это не совсем обычный прием. Поэтому, сначала к тебе придет одна сеньорита и принесет тебе элегантное платье. Она же поможет причесаться и наложить грим.

– Вам неловко признаться, дон Альберто, но вы боитесь, что я подведу вас? Ведь так? – улыбалась девушка.

– Нет, нет, что ты! К нам придут очень интересная дама и важные сеньоры. Я хочу, чтобы ты не ударила лицом в грязь, моя девочка, и была бы на высоте!.. – Ты стала моей дочерью, которую я так хотел иметь.

– А вы такой же добрый, как мой папа. И это помогает мне привыкнуть к мысли, что его нет. Я и вправду не знаю, как вас благодарить, – в порыве нежности Марианна поцеловала дона Альберто в щеку.

– Очень просто, девочка, будь такой как сейчас, как всегда. Не уходи от меня, ты мне так нужна.

Между тем, в доме сеньоров Сальватьерра еще ничего не предвещало вечернего приема. Женщины продолжали в который раз выяснять между собой отношения. Эстер и донья Елена, соблюдая правила хорошего тона, все же иногда повышали голос, так как предмет их споров – Луис Альберто и Марианна – никак не укладывались в спокойное русло разговора: каждый отстаивал свою точку зрения. Донья Елена с холодной повязкой на голове сидела в кресле, у нее разламывалась голова, сказались скандалы последних дней, но она вынуждена была отвечать на дотошные вопросы своей невестки.

– Ты мне ничего не сказала, тетя, что решил дядя Альберто?.. Я хочу знать, кто останется жить в этом доме?

– И она и вы, Эстер.

– Но, тетя, Луис Альберто и Марианна любят друг друга, и не должны жить вместе под одной крышей!

– Своим разговором с дядей ты добилась только того, что он снова рассердился на Луиса Альберто. Я предупреждала тебя! Как мне надоели эти конфликты! Господи! Луис Альберто не хочет уходить из дома. Но и дядя не желает расставаться с Марианной. Вот так, Эстерсита!

К вечеру донья Елена нашла в себе силы одеться, вызвать парикмахера. Голова болела меньше. Вернулись из офиса и дон Альберто с Марианной.

– Ты чудесно выглядишь, Елена. Обед уже готов? Я сегодня что-то проголодался.

– Сейчас я скажу Марии, чтобы подавали на стол.

– Ты не забыла, Елена, что сегодня вечером у нас гости, инженер Бастоманто и сеньор Медисабаль со своими супругами.

– Конечно, помню.

– Я собираюсь заключить с этими господами очень важную сделку, может быть, решающую многие наши проблемы, и мне хочется, чтобы хоть сегодня за столом не было ни дискуссий, ни сердитых лиц.

– Зачем ты мне это говоришь, Альберто. Скажи лучше Эстер и своему сыну. Пусть они постараются вести себя достойно.

– Именно за них я и волнуюсь. Хочу надеяться, что все пройдет как надо. – И добавил: – После обеда, Елена, я хочу немного отдохнуть перед приходом гостей.

Забежав на кухню поздороваться с Марией, Марианна поспешила к себе: ее ждали приготовления к вечеру. Навстречу ей спускался Луис Альберто.

– Марианна, подожди, прошу.

– Сколько можно. Пропусти меня!

– Марианна, постой, не заставляй меня бегать за тобой по лестнице. Я должен во что бы то ни стало поговорить с тобой! Не будем стоять здесь на юру! Пойдем хоть в сад… или на улицу.

– Оставь, теперь я знаю, что ты за человек, Луис Альберто! Знаю, чего ты так упорно добиваешься от меня все это время!

– Нет, это неправда, Марианна. Я тебя люблю. Луис Альберто взял безвольную руку Марианны в свою и повел девушку в сад, на скамейку рядом с домом.

– Твой отец сказал, что ты встречался со мной от скуки, ради забавы, – Марианна не сдержалась от упреков.

– Пойми, если бы я открыл ему все как есть, он бы разлучил нас. А я не могу жить без тебя.

– Мне надоело, да к тому ж как я могу верить тебе. – На лице Марианны безнадежное отчаяние.

– И все же ты ведь знаешь, что ради тебя я был готов начать новую жизнь…

– Еще бы, – горько усмехнулась девушка. – Хочешь разжалобить меня. Нет, больше не получится! Я многое поняла теперь. Спасибо за науку!

– Послушай, ты одного не понимаешь, мне уже надоело играть роль идиота в этой комедии. Я возвращаюсь к прежнему образу жизни. – Луис Альберто решительно двинулся к калитке.

– Да ты просто не выдержал, у тебя не хватило твердости характера, – уже в спину уходящему Луису Альберто крикнула Марианна.

– Зато у тебя этой твердости в избытке! – свешиваясь из окна, громко хохочет Эстер. – Что это ты здесь делаешь в саду? – Ах, ты дрянь, бесстыжая. И муженек, смотри, испугался, побежал…

– Мне надоели ваши оскорбления, – спокойно ответила Марианна.

– Я тоже больше не намерена терпеть: ты совращаешь моего мужа!

– Это неправда, он сам ищет со мной встреч. А мне они не нужны. Я проживу без них!

– Поэтому-то ты постоянно его преследуешь!

– Нечего меня обвинять во всем, что происходит здесь! И, если он не любит вас, то потому, что вас не за что любить! – поставила точку Марианна.

Молодость быстро забывает обиды. Ничего, кроме презрения, Эстер не вызывала у Марианны. Той было чуждо чувство справедливости, которое у девушки с ранчо было развито чрезмерно и крайне обострено.

Придя к себе в комнату, Марианна застала там модистку, которая принесла заказанное сеньором Альберто платье к предстоящему приему. В момент все было забыто: и стычка с Эстер, и зловещие взгляды Рамоны, и только что состоявшийся разговор с молодым хозяином. Через час Марианна вышла из комнаты неузнаваемой.

– Ой, Марианна, какая ты красивая сегодня, какое чудесное платье! – всплеснула руками Мария.

– В самом деле, Мария?

– Просто очаровательно! Платье очень дорогое, – подтвердила модистка, – единственная модель.

– Дон Альберто не пожалел денег, чтобы ты выглядела лучше всех, – Мария поправила складки на юбке, сшитой из необыкновенно легкого, зеленого шелка, укрепила цветок у лифа.

– Ой, лучше бы я и не знала, что этот наряд такой дорогой! – повернулась Марианна перед зеркалом. – Теперь буду бояться его испачкать за столом!..

Марианна еще ни разу не видела гостиную дома Сальватьерра, готовую к приему гостей. Ну и расстаралась Мария! Цветы распространяли тонкий аромат, все блестело, включая полы и занавеси на окнах. В тонких длинных бокалах искрились кусочки цветного льда… Все были в сборе и гости явились строго в назначенное время.

– Добрый вечер, очень приятно вас видеть, – радушно пригласил хозяин.

– Здравствуйте, дон Альберто! Архитектор Медисабаль, моя супруга.

– Я очарован.

– Очень приятно!

– Я бесконечно рад, что вы приняли мое приглашение, господин архитектор.

– Взаимно, сеньор Сальватьерра! Ваша дочь?

– Нет, Марианна мне не дочь, но я люблю ее больше дочери.

– О, какая красивая девушка! – жена архитектора не сводила глаз с Марианны и ее платья.

– Спасибо, сеньора, – скромно опустила глаза девушка.

– Пожалуйста, проходите, будьте как дома, – приглашал хозяин.

– А ваша супруга, сеньор Бастаманто? – удивился архитектор Медисабаль.

– Берта очень сожалеет, что не может прийти, неважно себя чувствует. Я прошу ее извинить. А донья Елена?

Донья Елена не заставила себя долго ждать: она выглядела помолодевшей в этом темном вечернем платье с неизменным жемчужным ожерельем на шее.

– Как себя чувствуете, донья Елена? – сеньор Бастаманто поцеловал руку Елене.

– Спасибо, хорошо. Рада вас видеть! А ваша супруга не пришла?

– Я как раз только что объяснял дону Альберто, что она не здорова и сожалеет, что не может присутствовать на этом ужине. Позвольте, донья Елена, представить вам архитектора Медисабаля.

– Очень приятно, архитектор.

– Я о вас наслышан, сеньора.

– Его супруга, – представил Бастаманто.

Донья Елена на секунду опешила: перед ней стояла Коллет – бывшая любовница сына, причина всех его бед. По счастью в гостиной появилась Эстер, и дон Альберто поспешил нарушить неловкое молчание.

– Позвольте представить вам супругу сына Луиса Альберто.

– А ваш супруг придет с нами поужинать? – Коллет Медисабаль улыбалась как ни в чем не бывало.

– Сегодня вряд ли, – извиняющимся тоном сказала Эстер. – Он просил извинить его, у него срочное дело.

– Такова жизнь деловых людей, – посетовал сеньор Бастаманто. – Работа не ждет, ею нужно заниматься днем и ночью.

За аперитивом мужчины продолжали обсуждать совместный проект, а женщины – рассматривать и знакомиться друг с другом.

– Ты здесь живешь? – Было видно, что Коллет заинтересовалась Марианной, может быть по-женски почувствовав в ней соперницу, к которой не может быть равнодушен ее бывший любовник.

– Да, сеньора, здесь.

– А сын дона Альберто со своей женой тоже здесь живут? – Коллет желала получить ответы на все вопросы.

– Да, здесь. – А вы… француженка, не так ли? – чуть сконфуженно, исподволь Марианна посмотрела на яркую, всю в драгоценных украшениях, женщину.

– Как ты угадала?

– А давно вы переехали в Мексику? – будто не слыша, Марианна задала следующий вопрос.

– Несколько лет назад.

Все разговоры прервала донья Елена, пригласив гостей к столу.

Кто бы мог подумать, что именно в эту минуту в гостиную войдет Луис Альберто… Луис Альберто, которого всеми правдами и неправдами удалось донье Елене на этот вечер отправить по какому-то своему поручению. Оно было сложным и требовало немало времени, – по крайней мере, по подсчетам доньи Елены, сын должен отсутствовать еще часа два. Но не тут-то было. Сначала раздался весьма музыкальный свист, подражающий популярной румбе, а потом явился и он сам, тотчас раскрыв объятья супруге архитектора Медисабаля.

– Коллет, Коллет! Кого я вижу! – к ужасу всех присутствующих, подвыпивший Луис Альберто попытался поцеловать свою подружку.

– Что вы делаете, Луис Альберто! Мое платье!.. – отстранилась жена архитектора.

– Почему мне не сказала, что ты будешь на ужине, а? – Луис Альберто был искренне рад видеть Коллет: в конце концов, они неплохо проводили время, и им есть, что вспомнить сейчас.

– Веди себя прилично, – поморщился от фамильярностей сына дон Альберто.

– Что все это значит? Почему вы так обращаетесь с моей супругой? – возмутился Медисабаль.

– Ха-ха-ха! Ты его супруга? – он пальцем ткнул в сторону мужа Коллет.

– Да, это мой муж.

– Серьезно? И из-за него ты меня бросила? Ха-ха-ха!

– Прошу вас, успокойтесь, Луис Альберто! – урезонивала его Коллет.

– Да вы просто пьяны! – гневно констатировал архитектор.

– Хватит, Луис Альберто! Извинись перед уважаемым гостем и его супругой и сейчас же уйди отсюда, – потребовал дон Альберто.

– Почему? Коллет – моя подруга, а до него мне и дела нет, – Луис Альберто безудержно расхохотался.

Донья Елена, сгорая от стыда, тихо просила:

– Луис Альберто, возьми себя в руки.

– Позвольте поговорить с нахалом, – рвался в бой Медисабаль.

– Я тебя умоляю, не надо, – встала между ними жена.

– Что позволяет делать ваш сын? – возмутился архитектор. – Почему он меня оскорбляет? – и глядя на Луиса Альберто, презрительно поморщился, – я вас пожалею на этот раз, сеньор, потому что вы пьяны.

Луис Альберто продолжал паясничать и ломаться, будто решил досадить сегодня всем. Не помогали увещевания и просьбы ни доньи Елены, ни дона Альберто. Марианна успокаивала сеньору Сальватьерра, которая была близка к обмороку. Одна Эстер холодно и злорадно наблюдала за этой безобразной сценой, не промолвив ни слова.

На утро следующего дня дон Альберто еле поднялся с постели.

– Не нужно было вставать, Альберто.

– Все в порядке, Елена. Я должен просмотреть кое-какие документы в библиотеке.

– Все-таки следовало вызвать доктора Фернандоса.

– Я же говорю, что чувствую себя хорошо.

– Это вчерашние неприятности. Боже, страшно вспомнить!

– Я уже привык к неприятностям, Елена.

– Альберто, у меня сердце не на месте. В такой момент появилась эта женщина. Ты ее знал раньше?

– Нет, видел первый раз в жизни.

– Если бы я только знала, что Коллет супруга архитектора…

– Прости, но дело совсем не в сеньоре, а в Луисе Альберто. Правил приличий для него давно не существует. Пропащий человек наш сын!

События скандального вечера обсуждались всеми домочадцами.

– Что за женщина эта Коллет? – допытывалась Марианна у своей задушевной подруги Марии.

– Да так, дама легкого поведения. Мотылек! Раньше она была подругой нашего Луиса Альберто.

– Вот как, поэтому-то он себя так и вел с ней! А он ее любил, Мария?

– Думаю, да. Они встречались довольно долго. Он даже жил одно время у нее. А сколько денег потратил! Господи! Каждый вечер уходил, не предупреждая. Знаешь, мне даже кажется, что это она приучила его пить.

– С первого взгляда не скажешь. Вела себя так любезно.

– И вот, когда она его бросила, он стал пить безбожно.

– Что она его бросила, почему?

– Да кто ее знает. Он очень переживал, бедный. А что он творил…

– А теперь, когда они снова встретились, они будут видеться? Как ты думаешь, Мария? – вздохнула Марианна.

– Ах, девочка, он так запутал свою жизнь, что никто не знает, что взбредет в его шальную голову завтра.

– Но почему он такой? Чего ему не хватает? Просто не могу понять! Ну, не могу! Не могу…

Марианна, не сдерживая слез, разрыдалась.

Едва держась на ногах, в полдень спустился в гостиную Луис Альберто. Вид у него был помятый, глаза мутные. Ему с трудом давался каждый шаг, он придерживался одной рукой за стену, едва преодолевая ступеньку за ступенькой. Увидев Марианну, виновато спросил:

– Ты не видела маму?

– Видела, она на кухне.

– Ну, что же ты молчишь, говори! Упрекай! Все приму!

– Хотелось бы знать, что творится в твоей голове?

– Честно признаюсь, какой-то сумбур.

– Скорее всего пустота. Ты… ненормальный! Скажи, тебе не стыдно за вчерашнее? Ты представляешь, как огорчился дон Альберто? У него опять плохо с сердцем. Донья Елена послала Максиме в аптеку за лекарством…

– Ты права, Марианна. Я вчера много пил и не ведал, что творил.

– Интересно, а кто тебя заставлял напиваться, или в тебя силой вливали?

– Хочешь знать правду? Все это из-за тебя.

– А! Из-за меня?!

– Да. Когда ты так отталкиваешь меня, мне кажется, свет не мил. Хочется кричать, обижать, срывать зло на ком-нибудь. Поэтому я напиваюсь у себя в комнате или хожу по барам, только бы забыться.

– Оказывается, я виновата, а прежде ты обвинял сеньору Коллет.

– Нет, нет, Марианна! Коллет для меня уже прошлое, и я рад этому. Мне трудно говорить, но поверь! Ты изменила меня, мою жизнь.

– Но, если все так будет продолжаться дальше, от тебя отвернутся даже самые близкие… Вот, донья Елена спускается… Доброе утро, сеньора. Дон Альберто остается дома? А я в контору. До вечера!

– Как здоровье папы? – хрипло поинтересовался Луис Альберто.

– К счастью, все обошлось. Он на тебя очень обиделся, сын. Этой выходкой ты разрушил все его планы. Видел бы ты себя пьяным. Да и на следующий день не лучше… – Елена скептически поглядела, на мучающегося похмельем сына.

– Да, действительно надо уходить отсюда…

– Это ни к чему не приведет. Прошу тебя, Луис Альберто, не встречайся больше с этой скверной женщиной! Вспомни, как она к тебе отнеслась.

– Ах, мама, я давным-давно и думать о ней перестал.

– Мы с отцом сомневаемся в этом. К тому же я считаю, что тебе нужно попросить прощенья у своей жены, а главное, – у папы. Он собирался заключить выгодный контракт с архитектором Медисабалем… Иди, тебя Мария зовет к телефону.

– Да, это я Коллет…? Тебе что, вчерашнего мало? Нет, нет, мне от тебя ничего не нужно… – Твой муж, я знаю, откажется от сделки с отцом, и все из-за меня. Так что, пожалуйста, не настаивай… Что? Можешь все уладить? Увидеться надо? Но ты уверена?.. За сколько доберусь до ресторана? Думаю, минут за двадцать. Идет!


Глава 43 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 45



Loading...