home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 47

Марианна понимала, что скандал, спровоцированный Эстер за обедом, служил по-своему и оправданием Эстер. Да, конечно, жена Луиса Альберто в чем-то и права: она, Марианна, жила в доме сеньоров Сальватьерра, на их иждивении и уж, конечно, голоса не имела права поднимать. Так получилось – нервы не выдержали и у нее. Хотя дон Альберто на следующий день, по приезде в офис, успокаивал ее, говорил, что она права и, будь его воля, давно бы уж и сын, и его жена жили отдельно. А еще сеньор говорил ей, что если не давать Эстер отпора, она бог знает до чего дойдет. И в следующий раз – если повторится скандал – Марианна должна вести себя так, как того Эстер заслуживает.

– Ты защищаешь свое достоинство, должна стоять на своем и не складывать крылья – ты недооцениваешь себя, девочка, – как всегда ласково сказал ей дон Альберто, – ведь ты моя приемная дочь, а потому и права у тебя в доме, как у других членов нашей семьи. Не сомневайся в этом: пока я хозяин в доме, ни один человек не скажет тебе плохого.

А вообще надо больше заниматься делом, решила Марианна. Вот дон Альберто доволен ее успехами в учебе – вчера сеньорита Мартинас, очень хвалила ее, говорила, что она примерная ученица. Марианна видела по выражению лица сеньора, что ему приятно это слышать, а она со всей страстью к знаниям впитывала в себя то, чему учили ее. Как она сожалела порой, что столько лет прошли даром и теперь она, как маленькая девочка, все начинала с азов. Смущает ее, конечно, только Диего. Все последнее время только и разговоров, что о женитьбе: выходи да выходи за него… И ранчо-то он для них купит, и все-то он знает про хозяйского сына – что она его любит и что намерения Луиса Альберто самые низменные, не такие серьезные, как у него, Диего Авилла; что она никак не может оставаться в этом доме, а он даст ей все – семью, покой, наконец, детей: она ведь любит детей, не так ли?.. И она ответила ему прямо, без утайки: дети хороши от любимого, а его, Диего, она не любит, он ей так… нравится. Ушел, вроде расстроенный, но перед уходом почему-то бросил такую фразу вне связи со всем предыдущим разговором: «Эстер тебя ненавидит», на что она ответила, что для нее, Марианны, это не новость.

Фраза же эта была последним козырем Диего в том разговоре с Марианной – других доводов у него просто не было и этот он считал самым сильным. Убедился же Диего в истинности своих слов в этот же день, перед встречей с Марианной. Он пришел, когда Марианна занималась с учителем. Спустилась из своей комнаты Эстер, пригласила его присесть, подождать. И ни с того, ни с сего стало вдруг предлагать Диего оказать ему добрую услугу – уговорить Марианну уехать с ним. Но тут же, взамен этого предложения, попросила Диего о взаимной услуге: ей нужна помощь врача. И не особенно щепетильного. Словом, этот доктор должен, разумеется, не бесплатно, найти основания, которые помешают Луису Альберто развестись с ней. Да, да, ее муж по-прежнему влюблен в Марианну, а она в него…

И Диего Авилла обещал ей в этом помочь. Одно условие поставила Эстер: все, о чем они говорили, должно остаться в тайне, между ними.

Эстер шла ва-банк: она чувствовала, как и без того далекий Луис Альберто становится все отчужденнее, неприязнь его к ней уже давно стала явной и выливалась в такие оскорбительные формы, что даже она не выдерживала – проливала горькие слезы. Но отнюдь не от любви к нему. От досады: уплывали надежды на богатую свободную жизнь, какую мог дать Луис Альберто, его деньги. И, если не появится ребенок, он немедленно начнет дело о разводе. Она это понимала, пускала в ход всевозможные уловки, жалостливо спрашивала его, неужели он не питает никаких чувств к будущему дитя. Нет, жестко ответил он, не испытывает. Упрекал снова и снова ее в том, что она воспользовалась удобным случаем, чтобы заполучить деньги… Беспомощный лепет Эстер, что она его любит, не трогал его. И как отрезал, сказав, что у них нет будущего, что ничего путного из их отношений выйти не может. Она обрела положение, состояние? Все! И ни на что большее она рассчитывать не вправе.

Совершенно опустошенный и разбитый после очередного разговора с Эстер, Луис Альберто, уходя из дома, встретился в дверях с матерью. Она грустно, молча посмотрела на него, посетовала, что почти не видит его дома. Великовозрастный сын понимал, что мать болеет за него душой, близко к сердцу принимает все его чудачества и неприятности. А он так часто, не мог не признаться себе Луис Альберто, незаслуженно обижал ее, бывал резок, несправедлив по отношению к ней. И смягчилось на сей раз его сердце, тронул такой беззащитный взгляд матери, обращенный к нему, что захотелось сесть рядом, взять ее руки в свои, успокоить хоть как-то.

– Что же делать, мама? Нужно как-то отвлечься, забыться…

– Скажи, что тебя мучает, сынок. Я пойму!

– Ты же знаешь, мама…

– Ты действительно так сильно любишь Марианну?

– Не понимаю, о чем ты говоришь? Что значит сильно, не сильно… Я люблю ее!

– Не понимаю тебя…

– Я тоже себя часто не понимаю. Но это так, и я не могу справиться с собой.

– Сынок, у меня появилась идея… А что если вам с Эстер на время уехать отсюда? Ты постепенно забудешь Марианну, понемногу привыкнешь к своей жене, ведь ты должен любить только ее одну.

– Послушай меня, мама. Скажи, ты любила когда-нибудь в своей жизни?

– Да, но… – растерялась донья Елена под взглядом сына.

– Ты чувствовала необходимость быть рядом с любимым человеком, ощущать его, видеть? Постоянно, всегда? Это единственное, что волнует меня в этом мире, остальное не имеет никакого значения.

– Луис Альберто, ты пугаешь меня.

– Да, конечно, я тебя пугаю. Что ты знаешь о моей любви, мама?

И вдруг донья Елена поняла, что только искренний ответ поможет приблизить к ее душе сына, снова обрести его, нежного, понимающего. И она воскликнула:

– Как мне помочь тебе, что сделать, Луис Альберто?

– Главное, не унывай, мама. Такое положение, как теперь, не может продолжаться вечно. Все в конце концов образуется, встанет на свои места. Я уверен.

Ирма чувствовала, что Диего отдаляется от нее, использует каждый момент, чтобы не быть с нею, толкнуть в объятия Фернандо. Но, боже, как интуитивно опасалась она этого человека… С другой стороны, так сложились обстоятельства, что ни с кем, кроме Фернандо, посвященного во все ее дела, она не имела возможности и словом перемолвиться. В то же время Фернандо обладал качествами, которых совершенно был лишен Диего, – изощренным умом, мужской хваткой, волей в достижении цели.

– У меня такое чувство, что Диего избегает меня, раздраженно и в который раз повторяла при встрече Ирма. – Как-то странно он себя ведет. Я заметила, он постоянно ищет повод, чтобы увильнуть.

– А моей компании, дорогая, тебе уже недостаточно?

– Нет, нет, Фернандо, что ты, я не об этом, мне очень хорошо с тобой… Меня беспокоит другое. Диего должен был уладить одно дело, которое я затеяла, и до сих пор никакого результата.

– Ты мне не доверяешь? Поделись, что это за дело, может быть я смогу помочь?

– Что ты, конечно, доверяю. Но нужно подождать, когда Диего достанет одну бумагу.

– Я вижу, Ирма, ты женщина умная и решительная. К тому же ты мне нравишься, я хочу быть откровенным. Вероятно, нужно было сделать вид, что мне ничего неизвестно, и подождать, пока ты сама обо всем расскажешь. Но не хочу лгать: я давно знаю все, что касается Марианны.

– Вот как! Это Диего тебе сказал? Да? Тогда зачем он лжет, притворяется, что ты ничего не знаешь?

– Потому, что он тебя предал еще раньше. Диего встретился с Марианной и теперь хочется жениться на ней, чтобы заполучить ее наследство, – он с удовольствием наблюдал за эффектом, произведенным его словами. – Хочешь выпить? Успокойся, Ирма!

– Меня все это бесит, Фернандо! – Зубы Ирмы стучали о край бокала. – Этот негодяй обманывал меня.

– У Диего столько самомнения, не переживай – все мужчины таковы.

– Зачем ему это было надо? Если ему нужны были деньги, я бы дала сколько угодно. Боже!..

– Пожалуй, кроме денег, мне кажется, его привлекает Марианна. Тебе не приходила в голову эта мысль?

– Я его уничтожу! – глаза Ирмы метали молнии. – Когда он появится здесь? Ты меня еще не знаешь, Фернандо…

– Но, Ирма, не лучше ли притвориться, что ты ни о чем не догадываешься? Успокойся. И представь, как только Диего поймет, что ты обо всем узнала, он тут же уедет куда-нибудь с Марианной и оттуда сообщит тебе о завещании ее отца.

– Думаешь, он способен на такое?

– Думаю, да. Полагаю, что у него нет другого выхода.

– Это верно, – после недолгого раздумья тяжело вздохнула Ирма. И тут она увидела, как заблестели глаза Фернандо.

– Слушай, а что если я займусь этим делом?

– Каким образом? Вместо Диего?..

– Знаешь, чем сидеть тут в духоте зала, не лучше ли пойти ко мне в кабинет? Сейчас сюда набежит много народу – время такое – и мы не сможем все спокойно обсудить. Ситуация же требует этого. Ну, что, пойдем?..


Глава 46 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 48



Loading...