home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 50

За утренним завтраком дон Альберто снова посетовал на отсутствие помощника в строительстве нового объекта, затеваемого компанией, и Луис Альберто, к радости доньи Елены и Марианны, предложил отцу свои услуги: «Мне это необходимо, и, если ты окажешь мне доверие, я постараюсь оправдать его».

– Постепенно ты познакомишься со всеми служащими компании, – напутствовал его дон Альберто, когда они приехали в контору. – Я хочу, чтобы служащие тебя уважали так же, как меня. Сейчас я занимаюсь, наверное, самым важным делом в моей жизни и хочу, чтобы ты стал начальником объекта.

– Но, отец, – все еще сомневался Луис Альберто, – я ведь не инженер. Буду ли я тебе полезен? У меня довольно поверхностные знания в этом деле – колледж…

– Но почему же? Вполне достаточно! В твоем распоряжении целая команда инженеров, которые будут заниматься специальными вопросами. Твоя обязанность – вести административный контроль и следить за тем, чтобы все было, как надо, по закону.

– Папа, я постараюсь сделать все, на что только буду способен. Ну, а если в чем-нибудь я ошибусь, спрашивай с меня, как со всех своих служащих.

– Не сомневайся, сынок, обещаю!

Марианна услышала какие-то новые интонации в голосе сеньора.

– Как приятно слушать ваш разговор, если бы вы только знали! Мне кажется, все это сном, ей-богу!

– Откровенно говоря, и мне тоже, – засмеялся дон Альберто. – Марианна, – посмотрел он на девушку, – пожалуйста, принеси сюда план стройки. Пусть Луис Альберто его посмотрит.

Едва закрылась за Марианной дверь, дон Альберто, посмотрев на сына, не смог сдержать радостного возгласа, что уж совсем было на него непохоже.

– Исключительная девушка!

И Луису Альберто ничего не оставалось, как с восторгом подтвердить:

– Да, отец, и в самом деле – исключительная!..

За столом счастливые родители в тот день только и говорили, что о чудесном преображении сына, который не пришел даже обедать – остался в конторе с инженерами знакомиться с бюджетом, с планами строительства нового спортивного центра. Единственно, что омрачало их общую радость, было поведение Эстер. Когда Елена сообщила ей все новости, та лишь недовольно передернув плечами, что было высшей степенью раздражения, бросила: «Он все делает, чтобы быть поближе к этой дряни, Марианне!» На что донья Елена резонно заметила, что, наверное, Эстер не любит своего мужа и никогда не любила его по-настоящему. Иначе радовалась бы вместе с ними. Зато радовался падре Адриан, зашедший вскоре после обеда и присоединившийся к дону Альберто в библиотеке, чтобы выпить предложенную чашечку кофе.

– Знаешь, Адриан, просто не верится, что наконец этот момент настал.

– Ну, скажи, что заставило его принять такое решение?

– Не знаю. Наверное, понял, что нельзя всю жизнь жить так, как он жил до этого. А, может, тот факт, что он станет отцом? Точно не знаю. Но я счастлив. Сегодня впервые Луис Альберто и я говорили, как отец и сын, – с уважением и любовью друг к другу.

– И, как ты думаешь, он действительно заинтересовался работой?

– Конечно! И я почувствовал себя спокойнее. В моем бизнесе не хватает энергии и энтузиазма молодости, а сыну нужно набираться опыта.

– Понимаешь, Луис Альберто достаточно разумный, и тебя это не должно беспокоить. Опыт придет, было бы желание трудиться.

– Да, я согласен с тобой. Сегодня утром в моем кабинете мы втроем были очень счастливы.

– Втроем? – удивился падре Адриан.

– Да! И Марианна была с нами. Мы даже смеялись, шутили.

– Как-то мне Марианна сказала, – заметил священник, – что испытывает к Луису Альберто чувство, сильнее дружбы. Тогда я не задумался над этим, петому что знаю, молодые девушки легко воспламеняются.

– Это так. И мне она говорила то же самое. И я, как и ты, подумал, что это временное увлечение пройдет.

– Кажется, мы с тобою, Альберто, ошиблись. Все намного серьезнее, чем мы думали. Потому что, я почти уверен, что не только Марианна испытывает к Луису Алъберто такие чувства.

– То есть? Что заставило тебя так думать?

– Ну, кое-что в их поведении… Взгляды, жесты, которые не оставляют сомнений. Я хочу дать тебе совет, Альберто. Сделай так, чтобы твой сын и Марианна жили отдельно.

– По-моему, ты ошибаешься, Адриан.

– Дай бог, чтобы я оказался неправ. Последний раз, когда я наставлял твоего сына на путь истинный, он ответил мне, что почувствовал необходимость в перемене, в стимуле, в толчке, что ли, из-за кого бы стоило измениться.

– Луис Альберто имел в виду Марианну?

– Он этого не сказал прямо, но потом, в гостиной мы встретили ее, я видел, как они смотрели друг на друга, и мне стало ясно, что сын твой серьезно влюблен и что речь шла о Марианне.

– Что же делать, Адриан? Я очень привязан к этой девушке. Несправедливо было бы заставлять ее покинуть наш дом.

– Поговори с Луисом Альберто. Если он способен услышать тебя, то должен понять, что именно так она и должна поступить.

– Хорошо. Но я не хочу ему говорить этого сейчас. Он может неправильно меня понять и подумать, что я не доверяю ему. Но даже если допустить, что он влюблен в нее, он должен перебороть себя. Хочу, чтобы он относился к ней с уважением.

– Да, ты прав. Но тогда мы должны им все-таки больше доверять.

– В любом случае я должен понять, насколько основательны наши с тобой сомнения, Адриан. Если мне придется решать, я не стану колебаться. Мне искренне жаль, что вышло именно так… Если мой сын любит Марианну, я бы очень хотел, чтобы он на ней женился.

Падре молчал, и сеньор Сальватьерра почувствовал, хотя Адриан не произнес ни слова, что он не одобряет таких настроений своего друга.

– Единственно, что я прошу тебя, Альберто, пусть ко мне зайдет Марианна, когда ей будет удобно. Передай ей это от меня.

Весь тот вечер в доме сеньоров Сальватьерра царила тревога. Донья Елена заранее записала Эстер к врачу, как она просила, но вот уже прошло назначенное время, пять часов пополудни, уже вечер, а Эстерситы все не было. Донья Елена поделилась своим беспокойством с мужем, Марианной, Марией, и каждый ее успокаивал на свой лад.

То и дело заходила встревоженная Рамона, и ее тоже приходилось донье Елене утешать: мол, все обойдется, ничего не могло случиться, наверное, задержалась, посещая магазины – она ведь собиралась посетить их… Донья Елена сама уже не верила в собственные слова утешения: наверняка случилось что-то непредвиденное. Беспокойство дошло до крайней точки: все бросались к аппарату на каждый телефонный звонок.

Наконец, в девятом часу вечера, в трубке раздался незнакомый мужской голос.

– Доктор Франсиско Гомес, – представился он донье Елене, которая взяла трубку.

– Но я не знаю такого врача! – воскликнула сеньора. – Боже мой, что случилось? Что-нибудь с Эстер? Алло!

И голос доктора Гомеса сообщил без подробностей, что сеньора Эстер Сальватьерра находится у него в клинике уже несколько часов. Сейчас – он особенно подчеркнул это слово – она в полной безопасности и чувствует себя хорошо! Что было? Нет, нет, сеньора, узнаете обо всем, когда приедете навестить свою невестку в клинику. Адрес?.. Записывайте.

Дон Альберто тут же попросил приготовить машину: они немедленно выезжают. Рамона умоляюще смотрела на них, и сеньоры Сальватьерра предложили ей ехать с ними.

– Итак, сеньора, входя в палату Эстер, весело сказал доктор Гомес, – я уже говорил с ними. Все идет по плану.

– Удастся ли нам их убедить, доктор? – Эстер с сомнением покачала головой, удобно устроившись в постели.

– Безусловно! Но прежде всего вам надо, сеньора, снять грим. Я пришлю к вам сестру с больничным халатом. И ложитесь поудобнее, прошу вас. Помните, успех зависит от того, как вы сыграете свою роль.

– Не сомневайтесь, доктор! Я справлюсь! – лукаво улыбнувшись, пообещала Эстер.

– Ну, хорошо. Отдыхайте. – Гомес многозначительно помолчал. – А когда я могу рассчитывать на гонорар?

– Часть заплатит моя семья за мое пребывание в вашей клинике. Остальное я передам лично.

Марианна прислушалась: машина отъехала от подъезда. Ну, слава богу, Эстер нашлась, подумала девушка. Надо немедленно все рассказать Луису Альберто, только что вернувшемуся из конторы. Она видела, как он уставал с непривычки, требовалось разъезжать по объектам, вести переговоры – словом вникать в нелегкие и непростые дела строительной компании. Пусть, пусть, с радостью думала она, это благо, это к лучшему, ведь прежде такого еще не бывало, говорит донья Елена.

Луис Альберто с некоторым недоверием выслушал рассказ Марианны, поинтересовался, кто такой Гомес, что у него за клиника и попросил девушку посидеть с ним: Марианна видела, его почти не тронуло происшедшее с женой, тем более, что к ней уже поехали родители с Рамоной.

Марианна заговорила о том, что более всего в нынешнем ее положении волновало, – предстоящем расставании с их гостеприимным домом.

– Твой отец любит меня и я его тоже. А теперь и с твоей мамой отношения, слава богу, налаживаются. Я нашла у вас в доме приют и свою семью, Луис Альберто. Мне будет больно, но, видимо, придется жить в другом месте.

– Ты ведь знаешь, Марианна, как я не хочу этого. Прости меня за все, что произошло, за то, что я подвел тебя на днях, обнимая в библиотеке. Я тебя очень люблю, Марианна…

– Не надо. Не говори мне об этом. Мы с тобой можем быть только друзьями. И, если ты не согласишься, то только ускоришь мой уход.

– Хорошо. Я согласен. У меня нет иного выбора. Придется смириться с этим.

– Не обманывай хотя бы самого себя! Все, что с тобой случилось, это не происки судьбы, а расплата за неправедную жизнь. Не хочу повторять, но если бы ты был трезвым в тот вечер, то помнил бы, что произошло у тебя с Эстер. – Это тебе в наказание!..


Глава 49 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 51



Loading...