home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 51

Рамона не чаяла увидеть Эстер в хорошем расположении духа. Гомес рассказал, что сеньоре стало дурно на улице, – это произошло рядом с его клиникой – и пришлось забрать ее сюда. Да, резкая боль в животе, потеряла сознание. Эстер и в самом деле была бледна. Ребенок?.. Ребенка она потеряла. Вид доктора Гомеса являл неподдельное сочувствие пострадавшей и ее родственникам. Слезы Эстер окончательно расстроили донью Елену.

Только на следующий день смогла Рамона узнать все подробности, и только тогда поняла верная кормилица, какого рода помощь оказал Эстер Диего Авилла!.. Нашел доктора – проходимца, который промышляет подобного рода услугами. Боже, с кем связалась ее дорогая девочка. Как же она теперь расплатится с ними со всеми? Эстер была спокойна: раскошелятся родственнички, и она заплатит какую-то часть из своих сбережений.

Искренне сочувствия Эстер, дон Альберто отдавал себе отчет в том, что семейная жизнь сына не заладилась, и бедному ребенку пришлось бы жестоко расплачиваться за то, что родители никогда не любили друг друга. Уж лучше бы ему было не появляться. Греховные мысли? – ловил себя порою на этих думах дон Альберто. Пусть уж лучше так. Для него гораздо важнее сейчас, не остыли ли чувства Марианны к его сыну. Хотя она призналась недавно, что по-прежнему верна своему чувству. А дальше сказала, что не хотела бы смущать ничей покой в его доме, и жить отдельно… От жены дон Альберто узнал, что у его сына самые серьезные намерения: он женился только из-за ребенка. Теперь, считает он, они с Эстер ничем не связаны, и он будет требовать развода. Конечно, внешне он будет соблюдать какое-то время приличия: поедет встречать Эстер в больницу Гомеса, привезет ее домой… но не более того. Они стали теперь еще более чужими…

В душе сочувствуя сыну, дон Альберто ни за что не желал вмешиваться в его отношения с Эстер, считал, что сын на сей раз должен все решать самостоятельно. Надо подождать, пока его жена окончательно поправится, поговорить с ней. Луис Альберто надеялся, что здравый смысл Эстер возьмет верх, и она согласится на развод.

– Хочу тебя предупредить лишь об одном, Луис Альберто, – предостерег отец. – Пока не будет развода, вы с Марианной не должны быть вместе. В этом случае я оставляю за собой право вмешиваться в ваши дела. И не позволю, чтобы ты каким-либо образом ломал ее молодую жизнь.

– Ты прав, отец, обещаю, что пока я женат на Эстер, буду держаться с Марианной как с подругой… Или сестрой.

– Надеюсь, что это так и будет. Иначе тебе действительно придется покинуть этот дом.

Донья Елена, знал сеньор Сальватьерра, придерживалась иной точки зрения, и это его огорчало. Смягчившись к Марианне, его жена, тем не менее, хотела бы и надеялась на то, что отношения Эстер и Луиса Альберто постепенно наладятся.

– Старайся не думать об этом, – уговаривала она невестку. – Ты должна успокоиться. А когда поправишься, найдешь способ приблизить Луиса Альберто к себе. Ты же видишь, он изменился, стал серьезным. Может быть, почувствовав твою нежность и преданность, поймет что ты любишь его.

– Вряд ли, – безнадежно вздохнула Эстер. – Луис Альберто вообще не заметит этого, потому что все время думает о другой. И не упускает случая встретиться с ней, поговорить. Луис Альберто видеть меня не хочет.

– Не говори так, ты меня очень огорчаешь.

– Я могу, конечно, не говорить об этом, но это правда. Когда он забирал меня из клиники, не сказал ни одного доброго слова. Я уж не говорю о сочувствии. Похоже, что потеря ребенка его совсем не волнует…

Марианна пришла к падре Адриану, когда тот просматривал счета благотворительного приюта прихода. Нет, нет, она не помешает, он всегда рад видеть ее. Девушка посетовала, что у дона Альберто столько из-за нее проблем, но все равно, он для нее как родной отец. Ей страшно уходить от сеньоров, так сердечно отнесшихся к ней, чужой, бездомной. Теперь ее снова ждут перемены, правда, дон Альберто сказал, что никогда не оставит ее и, что бы она ни решила, будет помогать ей.

– Я вижу, что твое положение очень сложное, Марианна.

– Да, падре, нелегкое. Тем более, – ее глаза печально глядели на священника, – тем более, что я по-прежнему люблю Луиса Альберто… Выход есть, – немного помолчав добавила с тоской в голосе девушка. – Когда еще был жив отец, на ранчо с нами жил двоюродный брат моей мачехи Ирмы. Он был мне неприятен, все казалось тогда, – он плохой человек, но теперь… – Марианна вздохнула. – Диего говорит, что любит меня. Даже делает предложение. Вот и выход, падре…

– Марианна, – голос священника стал строгим. – Нельзя выходить замуж за нелюбимого человека, только ради того, чтобы уйти из дома.

– Я так и сказала ему, – обрадовалась Марианна. – Тогда он предложил устроить меня в какой-нибудь пансион, обещал оплатить содержание, пока я буду учиться.

– Так… Интересно, почему это он все это предлагает тебе?

– Не знаю, падре. Говорит, хочет мне помочь, понимая мои проблемы в этом доме. Он как бы чувствует себя ответственным за меня, ведь мы знакомы много лет.

– Может, и так. Судя по твоим объяснениям, у этого человека, видимо, добрые намерения.

Марианна не забыла слова падре Адриана о том, что намерения Диего ему кажутся добрыми, и встретила сеньора Авилла радушнее обычного.

– Здравствуй, Марианна. Рад тебя видеть! Что новенького? Ты еще сердишься на меня?

– Да нет, Диего, не сержусь, – вздохнула девушка. – Видишь ли, ты как-то сказал, что если придется уйти из этого дома ты поможешь мне.

– Но, конечно же, Марианна, – с готовностью вскочил Диего. – А ты что, уже решила?

– И да, и нет, но может быть мне придется на что-то решиться.

– А почему, что-то случилось, что-нибудь произошло?

– Да нет, пока ничего не произошло, я просто не хочу здесь больше оставаться.

– Ну, естественно здесь, может быть, и хорошо обращаются с тобой, но это не твой дом. Heт, ты здесь не желанная гостья и, не дай бог, что-нибудь случится и виновата будешь ты.

– Ты прав, Диего! Я не думала об этом. Ты знаешь, Эстер потеряла ребенка.

– Не может быть! Бедная женщина, это невозможно, а каково Луису Альберто! – вполне искренне сочувствовал Авилла.

– Случилось так, что ей стало плохо на улице, какой-то врач ее отвез в свою клинику.

– А-а-а, и она была одна? – поинтересовался Диего. – Так, так, ну бесспорно, Марианна, тебе надо уходить отсюда и поскорее! Положение и без того было ненормальное, а сейчас этот случай совсем некстати. Итак, когда мы отправимся с тобой подыскивать квартиру, гостиницу, что тебя более устроит?

– Не теперь, не сию минуту, Диего, я хотела просто узнать, готов ли ты мне помочь, и прежде должна поговорить с доном Альберто.

Донья Елена продолжала настойчиво уговаривать сына, сменить гнев на милость. Эстер сейчас так плохо, он должен это понять и не быть с ней безобразно грубым.

– Ладно, мама, только ради тебя, я подожду еще несколько дней, прежде чем сообщить ей свое решение.

– А почему тебе, сынок, вместо того, чтобы разводиться с Эстер, не попытаться наладить отношения и по возможности жить мирно, она ведь хорошая…

– Я буду относиться к ней с уважением. Понимаю, как она страдает, но не требуй от меня большего, мама, – она поднялась навстречу все еще бледной и слабой Эстер.

– Дорогая, не лучше ли тебе остаться в постели? Хотя бы еще сегодня, – заботливо спросила донья Елена.

– Дело в том, что я почувствовала себя в своей комнате такой одинокой, мне захотелось побыть с вами.

– Хорошо, девочка, я распоряжусь, чтобы подавали ужин. А ты пока присядь.

– Хорошо, спасибо тебе, тетя! Луис Альберто, не уходи, – побудь немного со мной, – задержала она, собравшегося было уходить мужа. – Ты мне так нужен! И не представляешь себе, что значит для меня потерять нашего ребенка.

– Да, Эстер, понимаю, но попытайся не думать больше об этом, – Луис Альберто обнял Эстер за плечи.

– Не могу, Луис Альберто, – заплакала Эстер. – Если бы ты знал, как я страдаю, я не смогу забыть этого кошмара, ужасно.

Коллет Медисабаль привыкла шутя решать свои проблемы, а также те, которые непосредственно были связаны с ее интересами. Она уже несколько дней уговаривала мужа помириться с доном Альберто – ведь сделка была выгодна обоюдно. Кроме того, она захотела немедленно купить новую машину, которую обещал ей муж.

– Да, – не отрицал Медисабаль, – куплю, если состоится сделка с Сальватьерра. Но, ты же видела, как повел себя твой приятель?

– Ну, я-то не виновата – оправдывалась Коллет, ластясь к мужу. – И не надо придавать значения болтовне пьяницы Луиса Альберто.

– Ты забываешь, дорогая, что он меня выставил каким-то посмешищем!

– Прошу тебя, Федерико, не заводись. Тебя действительно интересует эта сделка?

– Еще ках! Это очень прибыльное дело!

Было тяжело на сердце и у Марианны. Да, Луис Альберто изменился к ней после несчастья с Эстер. А вчера она видела, как они вместе сидели в гостиной, и он гладил Эстер руку. Ей кажется, что он помирился с Эстер, и это терзает душу и сердце. Как же так? Еще вчера он говорил о своей любви, а сегодня… Мария считает, что Марианна должна радоваться, – молодой сеньор оставил ее наконец в покое. Нет, нет, Мария не понимает: чему радоваться, сердце ее щемит при мысли, что он может быть ласков с Эстер. Нет, надо забыть все. И кончено!

С этюд настроением Марианна села утром в машину дона Альберто и всю дорогу молчала. Уже в конторе сеньор спросил ее о причинах столь дурного расположения духа – это так непохоже на Марианну. Девушка была искренней с, ним и на этот раз.

– Ты меня не обманешь, я хорошо тебя знаю.

– Ну, я думала о том, что лучше мне больше не приходить в контору.

– Почему, Марианна, дочка?

– Я бы не хотела, чтобы донья Елена и Эстер думали, будто работа служит для меня и Луиса Альберто всего лишь поводом для встречи.

– Донья Елена так вовсе не считает! А если Эстер думает именно так, то это ее личное дело. Кроме того, Луису Альберто предоставляется возможность доказать наконец серьезность своих намерений и в жизни, и на службе независимо от того, ходишь ты на работу или нет.

– Может быть, мне лучше все-таки не приходить сюда, чтобы избежать скандалов с Эстер.

– Брось, Марианна, кабинет Луиса Альберто на другом этаже, а ваши отношения должны оставаться всего лишь служебными.

Дон Альберто знал, чем можно обрадовать Марианну, а потому, улыбнувшись, сказал:

– Ты уже многое умеешь, дочка, и очень помогаешь мне. Более того, впредь я намереваюсь платить тебе за это.

– Платить? Мне? – удивилась девушка.

– Естественно! Ты же работаешь и должна получать за свой труд.

– Нет, нет, дон Альберто, я не соглашусь, вы и так делаете для меня слишком много.

– Не будем об этом спорить, я уже все решил, и у меня есть к тебе предложение: хочешь учить английский?

– Что вы, сеньор, я и испанского-то не знаю прилично.

– Нет, я говорю серьезно. Будет хорошо, если ты выучишь английский, это пригодится тебе в работе.

– А я смогу? – засомневалась девушка.

– Почему бы нет. Я распоряжусь собрать информацию о курсах, и ты выберешь те, которые тебе понравятся. А сейчас за работу. – Скажи Чуле, чтобы она принесла мне расценки на бетонные заготовки.

– Вот, пожалуйста, сеньор, то, что вы просили, – подала Марианна папку с документами. – И еще, я хотела вам сказать: здесь архитектор Медисабаль. Он хочет поговорить с вами.

– Архитектор Федерико Медисабаль?

– Он не назвал имени.

– Хорошо пригласи его. Так, так, ладно возьми это, Марианна, пусть Чула держит эти документы под рукой, они мне скоро понадобятся.

– Я, Леонардо Медисабаль, и пришел к вам, сеньор Сальватьерра, чтобы выяснить интересует ли вас еще наше участие в деле, которым занимаетесь вы и инженер Бустаманто.

– Проходите, господин архитектор, – сказал дон Альберто, пропуская вперед молодого человека. – Я хочу вас представить: Марианна, архитектор Медисабаль, наш компаньон в новом предприятии.

– Очень приятно, сеньорита, – сказал Медисабаль, глядя на девушку выразительными темно-серыми глазами.

– Мне тоже, – ответила Марианна.

– Это ваша дочь, дон Альберто? – спросил он мягким, фиятным голосом.

– Нет, но она мне дорога, как дочь, – ответил дон Альберто. – И, обращаясь к Марианне, сказал: – Мы пообедаем где-нибудь с архитектором, а тебя отвезет домой Максиме Хотя… Может быть, ты пойдешь вместе с нами? – предложил он.

– С удовольствием, – сказала Марианна. Зазвонил телефон. Коротко бросив в трубку: «Я сейчас», дон Альберто предложил архитектору Медисабалю и Марианне поехать пока одним. Они договорились встретиться в небольшом ресторанчике «Щатобрис», известном хорошей кухней.

Они уселись за небольшой столик в углу. Марианна незаметно осмотрелась. Бамбуковые шторы на окнах, рассеивающие солнечный свет. Утопающий в зелени небольшой зал. Тихая музыка. Ей здесь понравилось.

– Значит, вы живете у дона Альберто? – спросил ее Медисабаль. – И, наверное, уже давно? Он говорит, что вы дороги ему.

– Нет, всего несколько месяцев, но он очень добрый человек, и мы привязались друг к другу.

– Прекрасно, – сказал Медисабаль, откровенно любуясь девушкой. – Надеюсь, что теперь, когда я буду часто бывать в конторе дона Альберто, мы станем друзьями, – Медисабаль улыбнулся: – Давайте начнем уже сейчас. Почему бы нам не перейти на ты?

– Но я даже не знаю вашего имени, – улыбнулась Марианна.

– Меня зовут Леонардо, – ответил молодой человек.

– Леонардо? – переспросила Марианна. – Впервые встречаю человека, которого зовут так же, как и моего отца.

Девушке почему-то было очень легко с этим человеком, – ей казалось, что она знает его давным-давно, с самого детства. Оказалось, как и Марианна, он рано потерял мать и много лет живет с мачехой. Уже несколько лет работает в конторе своего отца.

Разговаривая с Леонардо, Марианна взглянула на дверь (вот-вот должен был прийти дон Альберто) и замерла в удивлении: в зал входил Луис Альберто под руку с шикарно одетой женщиной. «Этого не может быть, – подумала Марианна. – Неужели… Коллет, из-за которой разгорелся тогда скандал в доме сеньора Альберто, когда пьяный Луис Альберто…» Оживленно разговаривая, Луис Альберто и его спутница прошли мимо их столика, не заметив Марианны. «Но ведь сейчас придет дон Альберто…» – подумала Марианна. Забыв о Леонардо, девушка следила за вошедшей парой. И когда они уселись в глубине зала, Марианна решилась. Извинившись перед Леонардо, она встала и быстро направилась к их столику. Подойдя совсем близко, она услышала нежное воркование Коллет: «Дорогой, как я рада тебя видеть».

– Можно мне с тобой поговорить? – спросила Марианна, тронув Луиса Альберто за плечо.

Удивленный неожиданной встречей, Луис Альберто несколько секунд молча смотрел на девушку, как будто не узнавая ее.

– Сейчас? – спросил он наконец скрывая замешательство за своей обычной самоуверенностью. – Извини, – обратился он к своей даме.

Они отошли в сторону.

– Уходи немедленно, с минуты на минуту сюда придет твой отец. Если он застанет тебя с этой женщиной, то поймет, что ты снова его обманываешь.

– Все совсем не так, как ты думаешь… – начал было Луис Альберто.

– Меня не интересуют твои встречи. Речь идет о твоем отце. Уходи сейчас же, – отрезала девушка и, не дожидаясь его ответа, ушла.

Стараясь не выдать своего волнения, Марианна снова уселась за столик.

– Кто этот человек? – вежливо спросил Леонардо.

– Это… – Марианна запнулась. – Извини, но прежде я хотела бы спросить тебя: архитектор Медисабаль, пожилой господин, друг дона Альберто, он твой родственник?

– Ты спрашиваешь меня из-за этой женщины? Он – мой отец. А эта сеньора – моя мачеха, – он говорил спокойно, даже небрежно, как будто не придавая особого значения происшедшему. Марианна не могла не оценить его выдержки.

Вернувшись к своему столику, Луис Альберто подозвал официанта и приказал ему:

– Пусть подадут мою машину, белую «БМВ», номер 608. Черт побери, какое невезение! Я же говорил тебе, Коллет, нельзя, чтобы нас видели вместе.

Коллет расстроилась не меньше Луиса Альберто.

– Кто бы мог предположить, что Леонардо окажется именно в этом ресторане? Если Леонардо расскажет своему отцу, тогда…

– Самое плохое, что Марианна начнет теперь меня презирать, – вырвалось у Луиса Альберто.

– Ах, значит, тебя больше интересует эта девчонка, а не успех сделки твоего отца? – насмешливо спросила Коллет.

– Меня интересует и то, и другое, а вот из-за тебя все может рухнуть.

– Послушай, почему ты говоришь со мной в таком тоне? – возмутилась Коллет. На ее красивом лице появилась злая гримаса. – Я расстроена не меньше твоего. Но вместо того, чтобы ругаться, надо придумать, как выйти из этого нелепого положения.

Луис Альберто понял наконец, что речь идет о репутации их компании и забеспокоился:

– Послушай, а этот парень не разболтает все твоему мужу? На всякий случай нужно что-то придумать. – Но мысли о Марианне все-таки волновали его сильнее, и должно быть, забыв о Коллет, он опять произнес вслух: – А я… что скажу Марианне?

– Ах, Луис Альберто, – с негодованием сказала Коллет, – прошу тебя, когда ты говоришь об этой девчонке, у тебя такой дурацкий вид… Ты просто отвратителен. Наверное, уже подали твою машину, отвези меня.

Когда дон Альберто вошел в ресторан, они усаживались в машину.

Вернувшись домой и узнав, что Марианна занимается с учителем, Луис Альберто сразу прошел в свою комнату. Предаваясь тревожным размышлениям о том, что произошло в ресторане, он не услышал стука в дверь, и пришел в себя только, когда услышал вкрадчивый голос Эстгр.

– Луис Альберто, я войду?

– Зачем? – спрошу я Луис Альберто, возвращаясь к действительности.

– Я бы хотела побыть с тобой, – также вкрадчиво продолжала Эстер.

– У меня много было работы, я устал, – сухо ответил Луис Альберто.

– Я ненадолго, – продолжала настаивать Эстер.

– Ладно, заходи, – неохотно согласился Луис Альберто.

Громко вздыхая, глядя на Луиса Альберто притворно-робким взглядом, она сказала:

– Луис Альберто, я хочу попросить тебя об одном одолжении.

– Слушаю, – сказал он, не глядя на нее.

– Ты, вероятно, понимаешь, что значит потерять ребенка. Мне так тяжело… Я чувствую себя такой одинокой… Можно мне пожить здесь, с тобой? Ведь мы муж и жена, Луис Альберто.

Луис Альберто посмотрел на нее долгим тяжелым взглядом и медленно сказал:

– Нет, Эстер, я сам хотел поговорить с тобой, поговорить спокойно, без криков. Мы чужие. Прости, что я говорю об этом, но я не люблю тебя.

– Но, может быть, ты еще полюбишь меня. Прошу тебя, разреши мне пожить здесь месяц или хотя бы неделю, – настаивала она.

– Не могу, – коротко ответил Луис Альберто.

– Почему? Неужели тебе не жалко меня? – допытывалась Эстер.

– Не настаивай. Нам вообще не следовало жениться. А теперь, когда все разрешилось с ребенком, нам надо расстаться.

Эстер не могла больше сдерживаться: нарочитое смирение, сдержанность и покорность моментально слетели с нее.

– Ты хочешь бросить меня из-за этой дряни? – закричала она, – это она во всем виновата. Если ты оставишь меня, знай – я на все готова. Надеюсь, ты понял? На все…

– Уходи, – коротко сказал Луис Альберто.

– Да, я уйду, – бросила Эстер уже в дверях. – Но как бы ты ни старался, ты никогда не получишь развода. Понял? Никогда.

Марианна вошла в свою комнату и бросилась на диван.

– Устала, – сказала девушка.

– Учительница уже ушла? – спросила Мария – она ставила на стол вазу с цветами.

– Да.

– Ты сказала дону Альберто, что больше не будешь ходить в контору?

– Сказала, но он не согласился. Да я и сама подумала: почему из-за этого бессовестного человека я должна отказываться от того, что мне нравится?

– Ну почему ты так о нем говоришь?

– Потому что я поняла, что это за человек, Мария И клянусь тебе, больше ему уже не удастся меня обмануть.

В дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, в комнату вошел Луис Альберто.

– Марианна, можно тебя?

– Что тебе? – холодно спросила Марианна.

– Пойдем в гостиную, – сказал он.

– Нет, не пойду.

– Я должен тебе объяснить… – Луис Альберто взял Марианну за руку и потянул к двери.

– Отпусти, – строго сказала Марианна. Послышался звонок в дверь, Луис Альберто отпустил Марианну, она быстро подошла к двери и открыла ее. На пороге стоял Диего. Завидев его, Луис Альберто, не здороваясь, поднялся к себе.

– Что это с ним такое? – удивился Диего.

– Понятия не имею, – холодно ответила девушка.

– Я же говорил, Марианна, тебе было бы лучше уеха Представляю, каково жить в этом семействе.

– Да нет, в общем-то мне здесь хорошо. Думаю, дон Алъберто не позволит Луису Альберто и его жене издеваться надо мной.

– Я смотрю, ты мне совсем не доверяешь. Считаешь, что я не могу защитить тебя. Я ведь люблю тебя, Марианна. И знаю, что говорю: тебе нужно уйти из этого дома.

Марианне было неприятно его слушать. Возможно, он и прав, но что-то в его речах настораживало девушку, и она перевела разговор на другую тему:

– Это что, конфеты? – спросила она.

– Да, это тебе, – сказал он.

– Угощайся, – Марианна протянула ему коробку.

– Нет, спасибо, – сказал Диего и потянулся за конфетами.

Леонардо заглянул в гостиную. Коллет сидела в кресле, такая же нарядная, как тогда, в ресторане.

– Папа еще не пришел? – поинтересовался Леонардо.

– Нет, мой мальчик, он еще не вернулся. Леонардо, задержись на минуту, – добавила она, видя, что он собирается уходить.

– В чем дело? – ь голосе Леонардо звучала неприязнь.

– Мне не хотелось бы, чтобы ты подумал что-нибудь плохое – ну, о той встрече в ресторане, – небрежно сказала Коллет.

– Кто этот мужчина? – спросил Леонардо.

– Мой знакомый. Я с ним столкнулась в дверях. У меня там была назначена встреча с подругой.

– А почему вы тогда так быстро ушли? – поинтересовался Леонардо.

Коллет встала, подошла к зеркалу и, любуясь своим отражением, небрежно сказала:

– Ну… что тут непонятного? Увидев тебя, я смутилась и решила уйти.

– Пожалуйста, не надо оправдываться, – сказал Леонардо, тоже глядя на ее отражение в зеркале. – Я ничего не скажу отцу, не хочу причинять ему боль. Но знай, я не позволю тебе делать из него посмешище. – И он вышел.

– Какой же ты глупый мальчишка, – засмеялась ему вслед Коллет.


Глава 50 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 52



Loading...