home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Марианна слонялась бесцельно по дому, не зная какое занятие себе подыскать. Прежде, на ранчо, такого никогда не была всегда находилось дело, которое требовало, пусть неумелых, но ее рук. Здесь же, за что ни возьмись, сеньор или Мария, вроде, бывают недовольны. Но что может быть скучнее, чем сидеть без дела в чужом доме? В одной из комнат она наткнулась на Марию, застелившую постель свежим бельем.

– Можно я помогу? – умоляюще попросила Марианна.

– Нет. Спасибо.

– Какая прекрасная комната. А кто здесь спит? – полюбопытствовала девушка.

– Это комната Луиса Альберто. Осторожно, ничего тут не трогай! Если сеньора увидит тебя здесь, она рассердится.

– Я хочу что-нибудь делать, мне скучно, Мария! Ведь я служанка, а все сижу сложа руки.

– Дон Альберто сказал, что ты не служанка.

– Тогда кто я, зачем я здесь? Сеньора со мной не разговаривает, дон Альберто уходит на целый день.

– Не знаю, Марианна. Шла бы ты отсюда, а то у меня могут быть неприятности из-за тебя.

– Ну, давай помогу, никто ничего не узнает, Мария! – девушка поднесла ей стопку чистого белья. – Это все для молодого сеньора. А сам-то он где, почему не едет?

– Не знаю, Марианна, но по мне, лучше бы он оставался там, куда уехал.

– Ты не хочешь, чтобы он возвращался, Мария?

– Нет, нет, я не это имела в виду! Но, видишь ли, молодой хозяин причиняет слишком много беспокойства своим родителям.

– Неужели? Вот бы не подумала, у него такой добрый отец и всего так много в доме, даже не верится…

– Жизнь сложна, девочка. Счастье не в богатстве, поверь.

– Господи, сколько у него одежды, Мария! Как тут все красиво – не унималась Марианна.

– Это Сейчас. А потом сюда невозможно будет войти, поверь. Все пропитается запахом сигарет, спиртного.

– Спиртного?

– Угу. Да, вспомнила… Сегодня ты, Марианна, не была в ванной, тебе нужно вымыть голову.

– У меня нет мавританской травы.

– Чего? – удивилась Мария.

– Мавританской травы, чтобы натереть голову.

– Вымой волосы хорошим шампунем, чтобы они приятно пахли.

– А ты дашь мне этого мыла? – Марианна ткнула пальцем в красиво упакованный кусок.

– Ну, что ты, это мыло Луиса Альберто, я дам тебе другое, но оно тоже приятное, хорошо пахнет.

Пока Мария с девушкой рассматривали этикетку на мыле, застав их врасплох, вошла донья Елена. Обе смешались, особенно горничная: ведь знала, знала она, что хозяйка будет недовольна…

– Сеньора, простите что мы здесь.

– Сеньора, это я во всем виновата, я напросилась помогать Марии!.. Какая красивая комната у вашего сына.

Словно не замечая улыбки, добрых слов девушки, не глядя на нее, сеньора бросила:

– Постарайся, чтобы тебя не было здесь, когда он вернется.

– Почему? Что я такого сделала? – обиженно спросила та.

– Помолчи и уходи. – Мария делала знаки за спиной сеньоры, чтобы Марианна как можно скорее покинула комнату.

– А когда ты мне дашь мыло? – не унималась она.

– Ну разве можно к ней нормально относиться? Как ты считаешь, Мария? – донья Елена говорила едва шевеля губами.

– Что поделаешь, сеньора, она очень наивна.

– Альберто дал ей полную свободу, вот она и вмешивается во все дела. Имей в виду, Мария, ты мне ответишь, если она еще раз войдет в эту комнату. Я тебя предупреждала, чтобы близко не подходила! Ты поняла?

Донья Елена спустилась вниз и почти тотчас же Мария, следовавшая за нею, пошла открывать дверь: пришел падре Адриан. Он видел в каком состоянии была донья Елена. Вместо обычных сердечных приветствий, с ее губ сорвалось:

– Простите, падре. С приходом этой девушки в моей жизни все перевернулось. Я понимаю, она ни в чем не виновата, это дьявол вселился в дона Альберто и все перевернул. Падре, пожалуйста, поговорите с ним, дайте совет.

– Что, донья Елена, девушка плохо себя ведет?

– Мне даже не в чем ее обвинить. И все же я чувствую, что начинаю ее ненавидеть.

– Говорите все, как есть, донья Елена. Что она позволяет себе?

– Альберто привел ее в дом, падре, и потребовал от всех нас относиться к ней как к члену семьи. Даже прислуга не знает, как обращаться с ней. О себе, представьте, и сказать мне нечего, падре.

– Просто поверить не могу. Но ведь это плохо и для самой Марианны…

– Падре, мне кажется в голове Альберто зреют какие-то страшные замыслы.

– Но какие?

– Возможно, ему хочется досадить сыну, чтобы тот ушел из дома, – с опаской сообщила донья Елена.

– Нет, нет, об этом и не думайте, Альберто любит сына не меньше вашего.

– Любит, падре, любит, но Альберто разочаровался в нем. Я теперь о сыне боюсь и слово лишнее сказать.

– Предположим. Но даже если это и так, какое отношение имеет девушка ко всему этому?

– Поймите, когда мой сын приедет домой, она все время будет у него на виду, мне бы этого не хотелось. Простите, падре, я не желаю лишний раз ее обидеть, вы и сами, поняли, какая она необразованная, диковатая. А разговаривает как! Грубит! Неряшлива, лезет во все, а мужа это устраивает. Я боюсь, мой сын просто не выдержит.

– Не переживайте, донья Елена, не стоит так нервничать! Я поговорю с доном Альберто: раз уж девушка не прижилась в доме, я заберу ее, успокойтесь.

– Падре, я дам вам денег, чтобы вы устроили ее в монашеский колледж. Пусть она получит образование. Ради святой девы Марии, умоляю вас.

– Что-нибудь придумаем, донья Елена, все в руках господа Бога нашего.

– Спасибо, спасибо, падре. Вы, наверное, хотели бы повидать Альберто? Подождите его, он скоро будет.

В офисе строительной компании дона Альберто беспрерывно звонил телефон. Заказчики, подрядчики, инженер, архитектор… Покупка материалов… Какие только проблемы ни приходилось решать. К концу дня он иногда так уставал, что только чашка крепкого кофе могла спасти положение. После нее дон Альберто чувствовал себя бодрее. Вот и сегодня, выпив эту чашку, он совсем было собрался уходить домой, как секретарь доложила о визите сеньора де ла Парра.

– Рад видеть тебя, Луис! Рад! Сколько не виделись, дорогой. Все по телефону да по телефону…

– Альберто, как твои дела?

– Нормально, а у тебя?

– Есть небольшие проблемы…

– Присаживайся, рассказывай!

– Спасибо, друг.

– Моя секретарша не дозвонилась сегодня до тебя. Бумаги на покупку твоей земли уже готовы и пора начинать действовать.

– Да, да, конечно, я просто был в отъезде.

– Ты слишком много работаешь, Луис, отдохнул бы немного.

– О, я об этом и сам мечтаю в последнее время, знаешь, собираюсь распродать имущество и предприятия, они совсем не приносят дохода. Хочу отправиться путешествовать за границу. Я уже стар, Альберто, устал от дел. Наследников у меня нет, и я хотел бы провести последние годы в путешествиях, увидеть мир, – от чего не успел за свою одинокую жизнь.

– Это неплохая идея, Луис. Знаешь, мне тоже иногда хочется все бросить и уехать куда-нибудь подальше, на край света…

– Ты можешь и сейчас это сделать. Оставь сына вместо себя управляющим и поезжай!

– Сына говоришь? Мой сын до сих пор такой же беспомощный, каким был прежде. Ты же знаешь. Годы не изменили его.

– Э, ты всегда был слишком мягок с Луисом Альберто. Вспомни, я не раз тебе это говорил! – дон Сальватьерра поморщился при одном упоминании имени своего наследника.

– Слушай, Луис, а что ты сегодня делаешь? Заходи к нам вечером. Поужинаем. Вы давно не виделись с Еленой, она будет очень рада. Сыграем с тобой, как в былые годы, в шахматы, поболтаем. Я хотел тебе кое-что рассказать, посоветоваться с тобой.

– С удовольствием, Альберто. Но сегодня вечером я уезжаю в Гуанахуато. Надо повидаться с одним старым другом, ты его не знаешь. Он очень болен, меня беспокоит его состояние. Я был у него на днях…

– Ничего не поделаешь, отложим разговор до твоего приезда.

– Добро, договорились, Альберто. Знаешь, я сегодня в прекрасном расположении духа и хочу подписать завещание. Вызови, пожалуйста, свою секретаршу с документами на покупку земельных владений. Мы и оформим все единым махом.

Донья Елена поднялась в комнату сына, где Мария заканчивала уборку.

– Ты не видела, Марианну, Мария?

– Она, наверное, где-нибудь в саду.

– Поди и предупреди ее, чтобы больше не разгуливала по дому, как до сих пор, пусть ограничится садом и своей комнатой, этого достаточно. И вот еще что. Напомни, чтобы близко не подходила к комнате сына, иначе будет наказана.

– Не беспокойтесь, сеньора, передам. В этом не будет необходимости, при первом же столкновении с Луисом Альберто у нее пропадет всякое желание появляться где-либо в его присутствии.

– Хорошо, что ты поняла. Мальчик даже подозревать не должен о ее существовании; пусть себе сидит в комнате и носа оттуда не высовывает до тех пор, пока не приедет падре Адриан и не увезет ее. Мне ведь неизвестны намерения этой девушки. Что имел в виду дон Альберто, когда привел ее сюда? Я становлюсь подозрительной.

– Дон Альберто просто пожалел ее бедняжку.

– Почему же в таком случае, из жалости он не притащил сюда всех уличных девиц? – иронически усмехнулась донья Елена. – А вдруг он хочет избавиться от Луиса Альберто навсегда. Я теперь и этому не удивлюсь.

– Не говорите так, пожалуйста, донья Елена, разве можно, чтобы отец желал избавиться от родного сына, – ведь вы в этом подозреваете дона Альберто?

– Сначала он усадил ее за стол, и она своими ужасными манерами всех нас шокировала… и как же на это посмотрит мой сын, – чтобы его сестрой была эта девчонка?

– Ах, сеньора, что за мысли приходят вам в голову!

– Нет, нет, это не мои фантазии. Альберто сам мне это сказал.

– Я понимаю, ваш муж обидел вас этим. Но не принимайте все так близко к сердцу. Ведь если Марианну выгнать из дома, подумайте, она совсем пропадет, сжальтесь над бедной сиротой.

– Сжалиться? А мой муж сжалился над нами? Вот Эстер… Ведь тоже сирота, но девушка воспитанная, с хорошими манерами, живет одна в своем доме, однако же мой супруг ни разу не предложил ей поселиться у нас на правах его дочери.

– Это верно, сеньора.

– Все равно, пойди, поговори с Марианной, – хозяйка дома была непреклонна.

Сеньору Сальватьерра и падре Адриану также было ясно, что донья Елена категорически против пребывания девушки в доме. Падре уже готов был забрать ее, попытаться устроить куда-то еще, может быть, на обучение в монастырь, но сеньор Сальватьерра был решительно против.

– Послушай, уважаемый падре Адриан, я предупреждаю, если ты уведешь девушку из моего дома в мое отсутствие, я приведу другую, такую же, и она будет жить в доме и на тех же условиях, что и Марианна.

– Но, Альберто!..

– Да, именно так и будет.

– Альберто, ты сейчас мне говоришь странные вещи, и я сомневаюсь, даешь ли ты себе в этом отчет? А как же обоюдное согласие с твоей женой?

– Послушай, Луис Альберто давно уже взрослый мужчина, а не только что появившийся на свет младенец. Но он ничем не занимается. Так почему, скажите, я должен относиться к нему с пониманием и испытывать какие-то добрые чувства? Не нравится в моем доме, пусть убирается, хватит перед ним ходить на цыпочках. Нам даже нельзя послушать музыку, если мальчик не хочет, потому что он приходит в себя после ночного разгула и у него болит голова.

Мы с женой не можем ему всего этого высказать из-за собственной слабохарактерности. Поэтому я и хочу, чтобы эта девушка жила у меня в доме. Может, она станет для него спасением и изменит его. Если это ему не понравится, в чем я почти не сомневаюсь, то пусть уходит, если вступится мать, пусть… пусть тоже делает, что хочет.


Глава б | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 8



Loading...