home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 71

Рамона пробыла у ростовщика целое утро, пока он не дал деньги под залог драгоценностей Эстер: Эстер прибегла к последнему. Гомес продолжал тянуть из нее песо: подождет неделю, другую, потом снова начинает звонить, угрожать. От постоянного напряжения и тревоги, голова Эстер просто раскалывалась на части, не помогали никакие таблетки: она их глотала по нескольку штук сразу. Прибавились и заботы со сдачей дома – она решила сдать свой крохотный дом, доставшийся от отца, в наем: все-таки какие-то лишние деньги появятся, но и они, знала Эстер, не решат возникающих проблем. А вдруг завтра снова позвонит Гомес?.. Где взять сумму, которую он потребует? И, тем не менее, Эстер не поддавалась на уговоры Рамоны: кормилица, жалея свою девочку, молила ее покинуть этот проклятый дом Сальватьерра, дать развод мужу, взять отступные – Луис Альберто не раз предлагал ей в обмен на свободу приличное содержание. Но Зстер будто оглохла, ослепла и, упершись, стояла на своем. Дерзила Рамоне, посылала ее выполнять самые немыслимые поручения. И та изворачивалась, лгала ради нее донье Елене, сеньору, – всем, лишь бы репутация оставалась незапятнанной. Хотя, Района видела, тут уже никто не верил ей. Вот и недавно позвонил Диего, потребовал, чтобы Эстер немедленно вышла в сад. Вместо нее, крадучись, вышла Рамена, стараясь не обратить внимание доньи Елены, сидящей в холле за своим обычным занятием – раскрашиванием глиняных фигурок. «Передайте Эстер, – потребовал он без объяснений, – чтобы она добилась одного: свадьба Марианны с Леонардо не должна состояться». Пригрозил, если она это не сделает, Луис Альберто немедленно узнает от кого теперь беременна его жена.

Дон Альберто уговаривал Леонардо отложить свадьбу на более дальний срок, советовал не торопиться после того, как Марианна перенесла такой эмоциональный шок, как смерть Патриота, предостерегал, что поспешная женитьба может обернуться ошибкой на всю жизнь. Леонардо в душе не соглашался с сеньором Сальватьерра, надеялся, что именно замужество и перемена обстановки подействуют на девушку целительно. Марианна тоже хотела одного – избавления от кошмара последних дней. Дон Альберто и донья Елена по-прежнему были с ней предупредительны, ласковы, но едва она оставалась на минуту с Луисом Альберто, тот начинал издеваться над нею и ее женихом. А вчера она случайно услышала, поднимаясь к себе в комнату, как он назначал свидание по телефону какой-то Ирме. Мелькнуло подозрение, но она тут же отогнала эту, показавшуюся ей нелепой, мысль.

У дона Альберто, видела Марианна, снова потеряно начавшее было складываться взаимопонимание с Луисом Альберто, которому они так радовались вместе с доньей Еленой. Тонкая ниточка оборвалась, а вчера за ужином, узнав, что сын снял себе квартиру и уезжает, недвусмысленно дал понять, что ждет этого с нетерпением. К ужасу доньи Елены и Марианны свои слова он закончил резко: «К моему возвращению из конторы, чтоб ноги твоей в доме не было».

Донья Елена, как всегда, пыталась смягчить грубость мужа.

– Не беспокойся, дочка. Если Луис Альберто уходит из дома, то не потому, что ты здесь, а просто ему так захотелось. Правда, сын?

– Да, потому что я так захотел! Я буду снова свободен, как и раньше. Ты куда это, Эстер? – вдруг вскочил он, когда жена сделала движение, чтобы выйти из-за стола. – В этом доме все завтракают вместе. Здесь тебе не отель!

– Луис Альберто, прошу тебя, оставь ее в покое, – просила донья Елена.

– Садись! Жена всегда должна подчиняться мужу. Мотай на ус, Марианна!

– Что ты хочешь от меня? Доставляет удовольствие издеваться? – тихо спросила Эстер.

– Именно!

– Если бы ты знал, как я тебя ненавижу!

– Не больше, чем я тебя. Но зачем я говорю все это? Ты сама знаешь… Теперь о другом. Я тебя оставляю. Снял новую квартиру. Ты свободна и можешь подавать на развод. Это хороший случай, не советую упускать его. Нет, на Марианну не смотри! Не думай, что я ухожу с нею. Это было бы, конечно, неплохо! Но Марианна выходит замуж за Леонардо. А я хочу быть свободным.

– Луис Альберто, пожалуйста, перестань ерничать! – Донья Елена положила руку на пальцы сына. – Успокойся!

– Я не возражаю, чтобы ты переехал, Луис Альберто! – Эстер пришла в себя. – Но не думай, что и я буду сидеть взаперти в этом доме. Я снова пойду работать к твоему отцу.

– Нет, я не разрешаю тебе этого, Эстер!

– Луис Альберто, а что плохого, если она туда пойдет? Поработает, развеется, в последнее время твоя жена стала такой нервной, – стремилась как-то смягчить слова сына мать.

– А-а-а, по-твоему, нет ничего плохого в том, что она будет разгуливать по городу? А ребенок, которого она ждет? Это результат ее прогулок!

Рамона шла в сад, где ждал ее Диего и чувствовала, что сеньора Елена смотрит ей в спину. Та не остановила ее, но вернувшись, Рамона наткнулась на осуждающий взгляд сеньоры.

Донья Елена стала очень настороженной и многое примечала, но молчала до поры до времени. Но, видя из окна беседующих Рамону и сеньора Авилла, решила поговорить с кормилицей откровенно:

– Вчера после обеда я видела тебя в саду. Ты говорила с сеньором Диего Авилла?.. Что он хотел?

– Хотел видеть Марианну, но когда я ему сказала, что у нее в гостях архитектор, он решил уйти.

– Ты мне сейчас говоришь правду, Рамонз?

– Да, сеньора.

– Эстер и сеньор Авилла – приятели, не так ли?

– Вряд ли… Не знаю. Они знакомы.

– И как давно?

– Не могу вам точно сказать, сеньора. Лучше спросите у самой Эстер.

– Но ведь она никогда не скажет мне правды. В последнее время она постоянно лжет.

– Нет, сеньора, вы заблуждаетесь, – как можно убедительнее защищала свою воспитанницу женщина.

– Если бы, Рамона… Взаимоотношения Эстер с сеньором Авилла мне не совсем ясны. Знаю, что он нередко звонит ей по телефону, не называет своего имени. Но Мария узнает его голос. К тому же вчера Эстер говорила кому-то, что будет ждать в саду. А после ужина я увидела, как ты пошла в сад и разговаривала с сеньором Авилла. В разговоре вы упоминали Эстер, а не Марианну…

– Вам просто послышалось, сеньора, – чуть не плача, клялась Рамона. – Уверяю, сеньору Авилла абсолютно незачем интересоваться Эстер, говорю истинную правду.

– Я не верю вам, Рамона…

Падре Адриан узнал от дона Альберто об убийстве Патрисии и о том, что Марианна снова живет в доме Сальватьерра.

– И как же вы все здесь уживаетесь, Альберто? Я имею в виду твоего сына и его жену.

– Ах, как и раньше. Но не это меня волнует. Я узнал на днях, что Марианна и Леонардо хотят пожениться в ближайшее время.

– Для меня это неожиданность. Но почему они так торопятся?

– После всего, что произошло, ей надо как-то забыться. Вот она и решилась. Но ты прекрасно знаешь: она не любит Леонардо.

– А ты говорил с ней?

– Да, но довольно осторожно. Она все держит в себе. Вероятно, думает, что супружество как-то разрешит ее проблемы.

– А Луис Альберто как реагировал?

– Будто его вообще не касается. Решил переехать на другую квартиру.

– С женой?

– Нет, один.

Падре помолчал, обдумывая услышанное.

– Мне жаль всех вас, Альберто, но, боже, какую ношу взваливает на себя Марианна.

Леонардо и Марианна сидели в холле, обсуждая предстоящую свадьбу и путешествие, которое они собирались после нее совершить. Из библиотеки вышел дон Альберто, позвал девушку к падре Адриану. Спускающийся с лестницы Луис Альберто, слыша слова отца, пошутил:

– Видите, архитектор, сейчас вашей невесте будут мораль читать. Старики не хотят, чтобы она выходила за вас замуж. Знают, что она влюблена в меня.

– Прекратите! – Леонардо с трудом сдерживался, он встал с дивана. – Я ведь могу забыть, что нахожусь в вашем доме.

– Нет проблем! Дуэль мы можем устроить в саду, или лучше всего в Чапультапеке [Чапультапек – замок-крепость в пригороде Мехико.]. Какое оружие вы предпочитаете?

– Луис Альберто, я думаю только о Марианне, и хочу ей только добра. Но придет день, и мы с вами рассчитаемся за все.

– А что? Я сказал правду. Марианна любит меня, я – ее. И если ты настолько слеп, что не замечаешь, твое дело, архитектор.

А за стеной, в библиотеке, падре Адриан старался употребить всю силу своего влияния, чтобы уговорить Марианну не спешить со свадьбой.

– Что ж, никто не против, девочка. Но не лучше ли все-таки подождать два месяца? Ты еще молода, Марианна, и, кто знает, может еще влюбишься в кого-нибудь по-настоящему. Но ты будешь уже не свободна. Что тогда?

– Пожалуйста, не надо меня мучить, падре. Я решила и, мне кажется, что так будет лучше.

– Хорошо, дочка. Твоя воля.

– Леонардо, наверное, меня заждался. Я могу идти?..

Луис Альберто закончил свой разговор с Леонардо и хотел уйти, но его остановил комиссар Ривас.

– Я должен задать вам несколько вопросов в связи с убийством в доме сеньориты Вильяреаль.

– К вашим услугам, сеньор, – несколько испуганно остановился Луис Альберто.

– Вы были знакомы с сеньоритой Патрисией Медина? Скажите, а где вы находились, что вы делали между девятью с половиной и десятью вечера в ночь убийства?

– Дайте подумать… Что же я делал?.. Ах, да, вспомнил, был в ночном клубе моего друга.

– Как он называется?

– Клуб «Две тысячи».

– Кто это может подтвердить?

– Владелец клуба, сеньор Фернандо.

– Во сколько вы оттуда ушли?

– Ну, примерно, в половине двенадцатого.

– А потом?

– А что, комиссар, обязательно нужно говорить, где я был? Луис Альберто окинул взглядом всех собравшихся в холле.

– Ну ладно. Я был с одной сеньорой в гостинице, у нее в номере…

– А как зовут эту сеньору?

– Ирма.

– А фамилия?

– Ирма, дьявол, не помню. Ирма…

– Попытайтесь вспомнить, это очень важно.

– Кажется, Рамос или что-то в этом духе. Да, да, Рамос. Ирма Рамос.

Название гостиницы и номер, в котором она живет?

– Это в центре, «Феникс Интернасьональ», номер 412.

– Как долго вы там находились?

– Боже, комиссар, прошу вас! Здесь же дама!.. – он многозначительно взглянул на Марианну.

– Извините, сеньор Сальватьерра, но поймите, это очень важно.

– Что ж, ладно! До двух ночи… Потом пошел домой. Марианна не могла поверить своим ушам: Луис Альберто знаком с ее мачехой! Назначал ей свидание!.. Но где они могли познакомиться? В ресторане она видела Ирму с совсем другим мужчиной, может сейчас речь идет о какой-то другой женщине? Просто совпадают имя и фамилия? Ведь случается же в жизни такое…

Диего с Ирмой последнее время виделись часто. Оба были обеспокоены создавшейся ситуацией. И было чего опасаться: они чувствовали сгущающиеся над их головами тучи, в который раз обсуждали они, как поступить осторожнее, умнее. Диего был более склонен поддаваться панике.

– Мы бессильны что-либо сделать, Ирма! Представь себе: существует версия об ограблении квартиры Марианны. Воры, заметая следы, убивают Патрисию. А теперь подумай: если сейчас кто-то убьет Марианну, то полиция выйдет на нас.

– Что же делать? Ты меня уверял недавно, что помешаешь Марианне выйти замуж. И затем мы… уберем ее.

– Да, но я передумал. В подобных обстоятельствах это невозможно. Ты ведь не хочешь попасть за решетку? А?

Ну, что ты предлагаешь, Диего? Я должна, должна получить наконец все, что мне причитается! Речь ведь идет о большой сумме!

– Прежде всего, надо помешать Фернандо. Он-то выкрутится, свалив все на нас!

– О, нет, я не буду ему мешать. Ты уже раз предал меня, был готов оставить нищей. Может, ты хочешь выиграть время? Снова строишь какие-то планы насчет Марианны? От тебя ведь всего можно ожидать.

– Аи, о чем ты говоришь, Ирма! Нам надо спасать свои шкуры. Конечно, не хочется, чтобы Фернандо отправил меня на тот свет… Нои в тюрьму я не хочу!

Дон Альберто и донья Елена сидели в гостиной. Они выглядели утомленными и от этого постаревшими. Но как всегда на донье Елене был со вкусом подобранный наряд, свежая прическа, а дон Альберто подтянут и внешне спокоен.

– Ты что, против этого брака, Альберто? – тихо спросила сеньора.

– Нет, Елена, но я вижу, что она не любит Леонардо, и мне становится не по себе от мысли, что девочка испортит себе жизнь. Она так молода.

– Давай не будем пессимистами. Леонардо очень хороший. Убеждена, что он сделает все, лишь бы она была счастлива. – А вот и Марианна! Садись, девочка, посиди с нами!

Лицо Марианны было расстроенным – это видели оба.

– Дон Альберто, я вчера забыла сказать падре Адриану – мы с Леонардо хотим, чтобы нас венчал он.

– Хорошо, я ему передам. Думаю, он будет этому рад.

– Итак, дочка, надо начинать готовиться к свадьбе. Правда, Альберто? – оживилась донья Елена: все-таки свадьба – это приятные хлопоты.

– Да. Вы выбрали дату, Марианна?

– Да, двадцать седьмое.

– Остается так мало времени, нужно торопиться. Собрать приданое. Купить подвенечное платье, разослать приглашения. Договориться о церемонии… – в голосе сеньоры звучало беспокойство.

– Леонардо сказал, что обо всем позаботится.

– Пусть церемония состоится здесь, в нашем доме, высказал пожелание дон Альберто. – Я имею в виду вечер после венчания. А где будете праздновать свадьбу, решайте сами. Все расходы я беру на себя.

– Мне никогда не отблагодарить вас за доброту, дон Альберто, – как-то особенно проникновенно произнесла Марианна.

– Нам с Альберто только хочется, чтобы ты была счастлива, девочка, – донья Елена поцеловала Марианну. – Об остальном не беспокойся!

Эстер снова рисковала. Осведомившись у Рамоны и узнав от нее, что утром дома никого не будет, Марианна с доньей Еленой уехали за покупками к свадьбе, Луис Альберто и сеньор отправились в контору – Эстер уступила настойчивости Диего: тот просил о неотложном свидании. У нее из памяти еще не изгладилось впечатление от последнего тяжелого разговора с доньей Еленой: та настойчиво требовала объяснить, почему Рамона пошла в сад к Диего, и с какой стати – ей очень отчетливо слышалось – они не раз упоминали имя Марианны… Поскольку ни Эстер, ни Рамона ничего толком не объяснили, подозрительность сеньоры росла, становилась для Эстер с каждым днем невыносимой: ей уже стало казаться, что каждый ее шаг тщательно контролируется домашними. Помимо этого, самодурство мужа, как она считала, дошло до абсурда: он запретил ей даже выходить из дома, и она теперь жила, словно в клетке.

Диего нашел Эстер побледневшей, с лихорадочным блеском в глазах. Но и капли жалости не было в его душе к измученной женщине, он настойчиво, едва вошел, стал твердить о том, что она должна всеми правдами и неправдами расстроить свадьбу Марианны и Леонардо. Но это не в ее интересах, доказывала Эстер, пусть Марианна скорее уберется из этого дома. Пусть хоть он, Диего, как отец ребенка сжалится над нею, молила Эстер. Но он был неумолим, цинично вспомнив ее же слова – о необходимости оставить ребенка.

– Подумай, Диего, на что ты меня толкаешь? Ведь в таком случае рухнет не только мой план, но и твой тоже. Если узнают правду обо мне, Марианна, расставшись с Леонардо, выйдет замуж не за тебя, за Луиса Альберто.

Никакие разумные доводы не помогали. А через день Диего снова звонил в дом Сальватьерра, но уже Марианне и просил разрешения навестить ее. Получив согласие, он явился одетый, словно с иголочки, в модном клетчатом пиджаке, подчеркнуто корректный и полный решимости снова атаковать девушку своими предложениями и клятвами в любви и верности. Но ему не повезло, дело до этого не дошло. Едва войдя в холл, он столкнулся с Луисом Альберто, который будто только его и поджидал. Не спасла положение и Марианна, поднявшаяся с дивана ему навстречу. Задав Диего вопрос, почему он все время крутится у них в доме, Луис Альберто, не дав и рта раскрыть, огорошил его своей осведомленностью о его странных действиях и поступках – вчера, оказывается, Диего посетил Ирму Рамос?.. Марианна, огорошенная сообщением, стала дотошно расспрашивать Авилла, как и почему это случилось. Разве он не порвал отношения с ее мачехой? Значит, все это время он обманывал ее, водил за нос?.. Луис Альберто не замедлил подлить масла в огонь: оказывается, он часто видел Диего в клубе Фернандо, где Ирма постоянно бывает, так что все их встречи не случайны, уверял Луис Альберто.

Накаленный до предела молодой Сальватьерра предложил Диего уйти, но тот упрямо не двигался с места, лепеча что-то маловразумительное. Тогда Луис Альберто одной рукой схватил его за лацканы пиджака и толкнул к двери, а другой, как бы ненароком, угодил ему прямо в скулу.

Марианна стала звать на помощь, чтобы разнять мужчин, и тотчас на ее зов, из библиотеки вышли дон Альберто с женой, из кухни – Мария. Девушка видела, как сеньор Сальватьерра побледнел, с усилием выговорил:

– Меня не интересует, кто тут зачинщик. Но я не допущу скандалов в своем доме!..

Диего лепетал извинения, потирая тут же вздувшуюся и посиневшую скулу: удар пришелся точно, чему Луис Альберто не мог втайне не радоваться. Молча тесня незваного гостя к двери, он открыл ее и тихо, чтоб слышал лишь Диего, прошипел:

– Убирайся, и чтоб ноги твоей здесь больше не было! О Марианне же думать забудь! Понял?..

Как же устала сама Марианна от всех этих бесконечных сцен, скандалов и выяснения отношений!.. Казалось, все решено! Она выходит за Леонардо. Он так мил, интеллигентен, нежен. Полная противоположность властному и деспотичному Луису Альберто. Она теперь постоянно мысленно сравнивала молодых людей, и это сравнение было не в пользу последнего. А как предупредителен Леонардо, как преданно смотрит на нее, как заботится о каждой мелочи…

Вот и приглашения уже разосланы, и все куплено к свадьбе, и о доме он позаботился, говорит, небольшой одноэтажный, но очень удобный и уютный, с садом. Хочет ли она посмотреть на этот дом? Пожалуй…

Марианна все время пыталась настроить себя, уговорить, что лучше человека, чем Леонардо, она не встречала. Но когда они оставались одни, и юноша брал ее руку в свои, целовал, Марианна тотчас заливалась краской стыда: словно ее уличали во лжи, а сердце билось ровно, и голова не кружилась от счастья. Так было только с Луисом Альберто. Когда губы Леонардо прикасались к ее губам, она закрывала глаза и видела перед собой, осуждающий взгляд возлюбленного.

Теперь Луис Альберто частенько походил на злого демона – Марианна порой начинала его бояться. Вчера, когда они прощались, Леонардо обнял Марианну, думая, что их никто не видит. Но как из-под земли вырос Луис Альберто, ухмыляющийся, негодующий.

– Нельзя ли целоваться в другом месте? – саркастически бросил он.

– Перестань наконец к нам приставать, сколько можно? – устало отстранилась от Леонардо девушка.

– Хотите, чтобы я вас не трогал, не маячьте тут перед глазами.

– Но ты, Луис Альберто, все время появляешься в самый неподходящий момент, – спокойно возразил юноша.

– Леонардо, не обращай внимания! Ты же видишь, он ищет ссоры, – предупредила девушка.

– Вот именно, Марианна, ты отлично все понимаешь.

– Не ввязывайся в драку, Леонардо. Молю! Лучше уйди, прошу! Увидимся завтра.

– Да, я пойду, Марианна. Единственная мысль меня утешает, что скоро мы с ним вообще встречаться не будем.

– Не надейся, архитектор, не строй наивных иллюзий! Я никогда не оставлю вас в покое…

Когда ушел Леонардо, выдержка изменила Марианне:

– Ты негодяй, Луис Альберто! Своим поведением ты оскорбляешь людей. Ищешь повод, чтобы поссорить меня, поссориться самому с Леонардо, постоянно унижаешь его, распускаешь руки. Но мы все равно поженимся. Понял? Это решено.

– Я прекрасно все понял! О! Ты даже не можешь представить, как мне хочется его схватить, скрутить… Впрочем, как и тебя! Правда… по другой причине…

– Да как ты смеешь, Луис Альберто, быть таким циничным?! О, с каким удовольствием я бы ударила тебя! И все отдала, чтобы отплатить тебе за зло, которое ты причиняешь другим.

– Но ведь ты уже давно это сделала, Марианна! Ты уже достаточно зрелая женщина, чтобы понять, что я веду себя так только из-за тебя.

Когда через несколько дней стал проходить синяк на скуле, Диего решился наконец встретиться с Ирмой, тут же объявив ей, что подрался с Луисом Альберто из-за нее: этот негодяй Сальватьерра сказал, что видел их не раз вместе. Реагировала ли Марианна? Конечно, стала расспрашивать, почему, мол, мачеха в Мехико, почему снова эти встречи…

– И как ты объяснил все это?

– Как ни объяснял, она поняла, что я лгал все это время.

– Но ты, надеюсь, разубедил ее в обратном?

– Попытался, сказал, что ты приехала по своим делам и просила меня помочь в их решении.

– И что, Диего, она поверила?

– Не знаю, Ирма. Снова этот идиот Луис Альберто вмешался. Вспыхнула ссора, и мы с ним подрались. Видишь, какой синяк!

– Что же делать, Диего? Я очень боюсь. Знаешь, ко мне приходил из криминального отдела полиции комиссар Ривес. – Спрашивал, знакома ли я с Луисом Альберто.

– А почему вдруг именно тебя, Ирма? – обеспокоенно заерзал на тахте Диего. – Надеюсь, ты сказала, что незнакома с ним?

– Я не смогла солгать.

– Что же ты такая, несообразительная. А? Надо было все отрицать, – огорченно внушал ей Авилла.

– Видишь ли, – замявшись, помолчала Ирма, – Луис Альберто сказал, что провел со мной ту ночь, когда убили Патрисию.

– И это правда, Ирма? Ну, вот, пожалуйста! Теперь, считай, ты уже причастна к убийству! Они докопаются, будь уверена, и до наших с тобой планов. Что ты наделала, Ирма!..

Телефонный звонок прервал причитания Диего. Он неотрывно все время разговора в упор смотрел на Ирму и понял по ее отдельным репликам, пугливым возгласам и повышенной нервозности, что звонил Фернандо. Только этот человек приводил ее в состояние такой подавленности.

– Что он сказал, Ирма?

– Хочет, чтобы я пришла к нему. Но я не пойду. Боже, как я устала! Нет, я все-таки вернусь в Гуанахуато, на ранчо, продам все, что смогу…

– Что ты можешь продать? Что? Какие-то несчастные тряпки? Не забывай, что акт о получении наследства не имеет силы из-за вмешательства тогда Луиса де ла Парра. Ты помнишь о его визите?

– Да, но я боюсь, Диего! Меня пугает Фернандо, я не знаю, что он задумал.

– Поезжай к нему, поезжай! – засуетился Диего. – Разузнай все как следует, что он хочет от тебя. А утром все обсудим в спокойной обстановке.


Глава 70 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 72



Loading...