home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 74

Рамона еле держалась на ногах… И хотя, как могла, уговаривала Эстер оставить эту затею с похищением денег из сейфа, заклиная не брать их, не исчезать, та будто не слышала ее, совершая все с каким-то яростным ожесточением. Никогда прежде Рамона не видела свою девочку в таком состоянии. Ложь, кругом одна ложь… Ее, бедную, опутали сетями шантажа… И теперь, конечно, чтобы разом разорвать порочный круг, Эстер ушла. Убежала тайком, а ей, Рамоне, пригрозила молчать. И как назло, едва Рамона зашла в кухню, Мария стала с сочувствием расспрашивать об Эстер, но видя бледность лица кормилицы, засуетилась, предлагая сердечных капель, таблеток от головной боли, крепкого чая. Рамона была на грани истерики, слезы стояли в горле от незаслуженной обиды и оскорблений, услышанных на прощанье. За что ей выпало такое? Всю жизнь она посвятила своей единственной девочке, верно и преданно служила ей. Но гордыня и непомерные амбиции, упрямство, даже в такой критический момент жизни, не заставили смягчиться душу Эстер, обратиться сердцем к единственно близкому на всем свете человеку – матери.

А тут еще, как нарочно, едва Рамона вышла из кухни, явился Луис Альберто: ему о чем-то неотложно нужно было переговорить с женой: «Где она? В комнате ее нет», – подозрительно глядя на кормилицу, допрашивал он. И тут же донья Елена в который раз интересовалась, не вернулась ли еще Эстер, жалела, что не могла пойти проводить ее к доктору Гомесу… Почему не проводила сама Рамона, допытывалась она. Молодая сеньора не пожелала взять ее с собой. Просто запретила, заплакала Рамона. И когда сеньора, решительно глядя в глаза, спросила, что же произошло, в конце концов, Рамона не выдержала:

– Она ушла, сеньора! Эстер ушла отсюда навсегда!

– Вы можете мне, наконец, объяснить, что произошло с Эстер? Скажите, куда она ушла?

– Я ведь сказала, что ничего не знаю, сеньора! В последнее время Эстер стала необычайно нервна, в плохом настроении, со мной постоянно спорила.

– Может быть, Рамона, какие-то сложности с беременностью? Мне кажется, вы все время что-то не договариваете. Поймите, это недопустимо… Не сказав никому, взяла и ушла из дома. Просто возмутительно! Никого не поставить в известность! Если Луис Альберто узнает, он придет в бешенство…

Посланный инженером Бустаманто курьер позвонил утром в дом к сеньорам Сальватьерра – дон Альберто все эти дни работал у себя в библиотеке. Хозяин дома попросил посыльного подождать несколько минут – он только возьмет в сейфе документы, которые требовались инженеру Бустаманто.

Дон Альберто набрал шифр, открыл сейф и первое, что бросилось в глаза – пустая нижняя полка, где всегда хранилась на всякий случай солидная сумма денег. Не веря своим глазам, дон Альберто схватил лежащие на верхней полке папки с документами, перебрал их, обшарил все углы. Денег не было. Дон Альберто пошатнулся от резкой боли в сердце, но, собравшись духом, нашел в себе мужество отыскать нужный документ, закрыть сейф и добраться до холла, где ждал посыльный. Когда Артуро ушел, дон Альберто, прижимая кулак к груди, согнувшись, стал медленно оседать на пол – боль была невыносимая.

На тревожный возглас Марианны выскочила из кухни Мария, Пачита, спустилась вниз донья Елена. По тому, как побледнел муж, по его посиневшим губам и холодным рукам она сразу поняла: сердце.

Мария немедленно бросилась к телефону вызывать врача, а донья Елена с Марианной и Рамоной бережно поддерживая дона Альберто под руки, повели его в комнату. Сняли пиджак, уложили в постель, удобно подложили под голову подушки.

Все еще тяжело и трудно дыша, дон Альберто открыл наконец глаза. Донья Елена с надеждой устремила взгляд на осунувшееся лицо мужа.

– Тебе лучше, дорогой? Не волнуйся, все обойдется. Уже едет врач.

Дон Альберто, словно не слышал, что спрашивает жена, и заговорил о потрясшем его зрелище.

– Елена – прошептал он, – ты не брала деньги из сейфа?

– Деньги из сейфа? Нет, Альберто, не брала!

– Они исчезли… Там пусто… Ничего нет.

– Боже мой! Но прошу тебя не переживай так сильно из-за этого. Бог с ними, с деньгами… Тебе нельзя волноваться. Придешь в себя, позвоним в полицию и все выяснится.

– Зачем полицию? Ты же не посадишь своего сына в тюрьму?

– Альберто, дорогой! Причем здесь твой сын?

– Если денег не брала ты, остается думать только одно: их взял наш сын… Оказывается он и на это способен… Ведь только мы трое знаем тайну шифра.

– Нет, Альберто, это невозможно, не мучайся, он не мог это сделать! Уверяю тебя…

Донья Елена видела, что муж не согласен с нею, он был убежден в том, что говорил, нервничал, она чувствовала, что каждое слово дается ему с трудом. И когда пришла Марианна, донья Елена спустилась к Марии, спросила, не было ли у них в последние дни посторонних в доме.

Встревоженная растерянным видом хозяйки Мария недоумевала – с чего бы такие вопросы, не случилось ли какой пропажи в доме, или произошло что-то еще?.. Донья Елена промолчала. Так же молча поднялась к мужу, где рядом с кроватью уже сидел вызванный врач. Постельный режим, электрекардиограмма, абсолютный покой, ни волнений, никакой работы и, конечно, принимать прописанные лекарства… Доктор строго посмотрел на дона Альберто.

– Неотложные дела подождут, поверьте мне. С сердцем шутить нельзя, будьте благоразумны и терпеливо выполняйте все мои советы. Выкиньте на какое-то время мысли о бизнесе, если возникнут проблемы, постарайтесь не думать о них… Донья Елена, пожалуйста, сделайте так, чтобы его оградить от этого. Сохраняйте спокойствие, и все быстро пройдет, вот увидите. А я завтра загляну, в случае чего, если будет хуже, немедленно мне звоните.

Но дон Альберто никак не мог успокоиться. Мысль о том, что деньги взял родной сын, сразила его: докатиться до того, что красть у собственных родителей. Эта мысль не давала покоя, отгоняя спасительный сон, о котором тут только что толковал врач. Уж какой тут сон?.. Дон Альберто слышал, что врач доверительно говорил жене, что приступ довольно опасный и, если не соблюдать режима, бог знает, к каким серьезным последствиям может привести.

Вызванный по телефону доньей Еленой Луис Альбгрто все допытывался у матери о причине приступа: «У отца были какие-то неприятности? Он перенервничал? Что это могло быть?..» – недоумевал Луис Альберто. И даже к отцу не пустила его: пусть мол, поспит, потом позже… Ничего не дали и расспросы Марианны – девушка рассказала лишь о том, чему стала свидетельницей. А когда позже заглянул Леонардо, она грустно сказала ему, что придется ненадолго отложить венчание.

– После нашей помолвки, – грустно заметил архитектор, – произошло столько событий, что в день свадьбы я просто не поверю, что все позади.

– Ах, Леонардо! Только бы стало лучше дону Альберто. Мне так хотелось, чтобы в тот торжественный день он был вместе с нами! Пусть скорее поправится. Я уверена, он расстроится еще больше, если узнает, что не будет присутствовать в церкви. Подождем?..

Весь день Луис Альберто просидел в библиотеке, все ждал, когда донья Елена позовет его к отцу. Но она спустилась только поздно вечером, заглянула к нему.

– Скажи, мама, что случилось, я чувствую, ты что-то скрываешь от меня.

– Видишь ли, замялась донья Елена, – в последнее время он себя неважно чувствовал, не каждый день ходил на работу.

– Почему ты мне не говоришь правду? – в нетерпении перебил он ее, – уходя, врач сказал нам с Марианной, что отец пережил какое-то сильное потрясение. – Какое же потрясение?

– Нет, нет, это не так, Луис Альберто, уверяю тебя.

– Что же произошло? Я имею право знать. Может быть, его взволновал наш разговор с Марианной? Или какие-то неприятности в конторе?..

– Нет, нет, сын… Но пока я ничего не могу тебе сказать.

– Ты говоришь так, словно отец заболел из-за меня, – Луис Альберто поднялся, – я хочу поговорить с ним.

– Нет, сынок, сейчас не надо его тревожить. Дело в том, что из сейфа пропало пятьсот тысяч песо.

– Пятьсот тысяч песо? – воскликнул Луис Альберто.

– Да, – тяжело вздохнув, ответила мать. – Пятьсот тысяч и еще несколько сотен.

– А ты сообщила в полицию?

– Нет.

– Но это надо было сделать немедленно, – Луис Альберто снял телефонную трубку.

– Погоди! – остановила его донья Елена. – Не надо звонить.

– Почему?

– Отец подозревает тебя!

Эти слова громом поразили Луиса Альберто. Как мог отец заподозрить его в воровстве? Ведь это жестоко! Конечно, он долго вел бесшабашную жизнь, швырял деньги на ветер, пил, играл в карты, но никогда не совершал бесчестных поступков, а о воровстве и говорить не приходится. Какой-то злой рок тяготеет над ним. Порой жить не хочется. Нет, не может отец так о нем думать. Они поговорят, и все разъяснится. Луис Альберто был сражен. Марианна, встретившая его в гостиной, по его виду поняла: произошло что-то из ряда вон выходящее.

– Что с тобой?

– Ничего, просто я причина всех зол в доме. Здесь верят любому, только не мне.

– Объясни, в чем дело?

– С того злополучного дня, как я связал свою жизнь с Эстер, меня преследуют несчастья. Кстати, ты сегодня ее не видела?

– Кажется, нет, – ответила Марианна.

Луис Альберто поднялся в комнату Эстер, но там ее не было. Мать как-то неопределенно сказала, что Эстер уже вернулась от доктора, но потом снова вышла.

Луис Альберто был взбешен: Эстер опять нет дома, да еще в такой поздний час! И все закрывают на это глаза, а чуть что – виноват Луис Альберто!

Марианна, ничего не знавшая про бегство Эстер, принялась защищать справедливость.

– Ты не объективен, Луис Альберто. Нельзя же взаперти держать человека. Наконец, вспомни, сколько раз ты сам возвращался ночью.

– Это совсем другое дело, Марианна. Тебя не было здесь и ты не знаешь, как Эстер вела себя все это время.

– Выходит, мужчинам все можно, – горячо возражала Марианна, – а женщинам нельзя?

– Вот видишь, и ты против меня! Я словно черная овца в этом доме!

Рамона была уже не в силах сидеть и пассивно ждать, ей необходимо было что-то предпринять, и она позвонила Диего, чтобы договориться о встрече. Они условились встретиться в кафе.

Рамона прошла к столику, где сидел Диего, поздоровалась и в изнеможении опустилась на стул.

– Простите, что побеспокоила вас, – робко произнесла она. – Но меня привело к вам отчаянье. Эстер ушла из дому.

– Как ушла? Совсем? – встревожился Диего.

– Да. Взяла вещи и ушла. А куда, не сказала. Диего стал допытываться, что могло заставить Эстер поступить подобным образом, но Рамона ничего не могла сказать, только вскользь упомянула, что Эстер опасалась за свою жизнь и даже захотела уйти одна, без Рамоны. Диего попытался успокоить женщину, сказав, что Эстер возможно вернется, как только в доме улягутся страсти.

– Вы в курсе ее дел? – осторожно спросил он.

– Да, – тихо ответила Рамона. – Знаю, что она ждет от вас ребенка.

– А о Марианне она ничего не говорила?

– Сказала, что вы хотите на ней жениться.

– А почему, не сказала?

– Что вы имеете в виду? – не поняла Рамона.

– В общем так, Рамона, обещайте никому не рассказывать о том, что вам известно, тогда я попытаюсь ее найти. Завтра позвоню.

– Нет, нет, я сама вас найду, – всполошилась Рамона.

– А вы не знаете, когда у Марианны свадьба?

– Наверное, когда выздоровеет дон Альберто. Он сейчас болен.

– Узнайте поточнее, а я помогу вам разыскать Эстер.


Глава 73 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 75



Loading...