home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 75

Марианна часто заглядывала к дону Альберто, справиться о его здоровье, поболтать. Ему уже стало лучше, но девушка уговаривала его поберечь себя, не торопиться на работу, побольше отдыхать.

– Вы всем нам очень нужны, – говорила Марианна.

– Тебе, конечно. И Елене тоже.

– И служащим конторы, – добавила Марианна. – И сыну! Да, дон Альберто, сыну! Он любит вас и очень переживает. Сколько раз порывался зайти к вам, но мы не пускаем. А вчера он даже не поехал к себе, остался ночевать. На всякий случай.

– Передай, пусть зайдет. Нам надо поговорить.

– Знаете, дон Альберто, – разоткровенничалась Марианна, – прежде чем что-нибудь сделать, я всегда спрашиваю себя, что скажет дон Альберто, понравится это ему или нет.

– Спасибо, дочка. Но должен признаться, в последнее время мы с тобой на некоторые вещи смотрим по-разному. Взять, к примеру, твой брак. Прошу тебя, не торопись со свадьбой.

– Нет, дон Альберто, я люблю Леонардо, он мне нужен. Зачем же тянуть? Ведь для всех будет лучше, если я отсюда уйду. И для меня тоже.

– Подумай хорошенько, Марианна, – мягко, но настойчиво произнес дон Альберто. – Действительно ли ты этого хочешь?

– Да, хочу, – решительно ответила Марианна. – Но, конечно, мы подождем, пока вы поправитесь. Вы подведете меня к алтарю. Словно отец. А теперь, дон Альберто, вам надо отдохнуть. Мы и так заговорились. Закройте глаза и поспите.

Марианна поцеловала дона Альберто и вышла. Вернулась Рамона и на вопрос доньи Елены, удалось ли что-нибудь узнать об Эстер, сквозь слезы ответила:

– Нет, сеньора. Подруга ничего не знает. Сеньор Диего Авилла тоже.

– Диего Авилла? – удивилась донья Елена. – А почему он должен знать?

– Они знакомы с Эстер, и я подумала… Донья Елена не дала ей договорить:

– Послушайте, Рамона, вам лучше уйти к себе и не показываться на глаза Луису Альберто. Он начнет спрашивать об Эстер, кричать, поднимется шум, а дону Альберто вредно волноваться.

Позвонил падре Адриан, справился о здоровье друга, и донья Елена попросила его зайти. Падре Адриан не заставил себя ждать и вскоре уже входил в дом Сальватьерра.

Дон Альберто хоть и не вставал с постели, но бодрился, и на вопрос падре, что говорит врач, шутливо ответил:

– Говорит, что я уже не очень молод и пора привыкать ко всяким неожиданностям. А вообще знаешь, из-за чего все произошло? – Дон Альберто помолчал. – Из сейфа исчезли пятьсот тысяч песо. Но это бы ладно. Хуже то, что их взял Луис Альберто. Мой сын вдобавок ко всему оказался еще и вором.

– Опомнись, Альберто, что ты говоришь?

– Да, да, это правда! – Он взял из сейфа пятьсот тысяч песо.

– Он что, признался тебе в этом? Есть доказательства?

– Нет, Адриан. Мне больше не на кого думать, зная, на что способен он.

– Я тоже знаю его, и именно поэтому не могу поверить, что он вор.

– Пойми, Адриан, – убеждал друга дон Альберто. – Последнее время он посещал какие-то сомнительные заведения, проиграл двести тысяч песо и попросил их у меня, чтобы покрыть долг.

– Ты дал ему?

– Нет, он взял взаймы из кассы предприятия.

– И все же я отказываюсь верить, что Луис Альберто украл деньги.

– Больше некому, – стоял на своем дон Альберто. – Прислуга в доме много лет. Кроме того, только Елена и Луис Альберто знают шифр сейфа и где лежат ключи. Я не сомневаюсь, Адриан, что эти деньги взял мой сын!

Падре отказывался верить, что Луис Альберто украл деньги, и поделился своими соображениями с доньей Еленой, которая ждала его в гостиной.

– И я не верю, что мой сын вор, – с жаром произнесла донья Елена. – Я подозреваю Эстер. Падре, как раз в тот день она тайком сбежала из дома. – И донья Елена рассказала священнику, что невестка взяла свои вещи и скрылась. Даже Рамона, по ее словам, не знает, где сейчас Эстер. Рассказала донья Елена и о том, что она держит в секрете бегство Эстер: ни Луис Альберто, ни Марианна, ни, тем более, дон Альберто ничего не знают.

Падре не знал, что и думать. Покой и благополучие покинули дом его друга. Конечно, волновать Альберто не стоит, но в сложившихся обстоятельствах другого выхода нет. Он должен все знать. А главное, что Эстер куда-то исчезла. Ведь это в какой-то мере проливает свет на историю с деньгами. Неспроста Эстер бежала тайком. Поссорилась с мужем? Но они и раньше ссорились. Нет, что-то тут неладно. Пока нет оснований возводить на Эстер такое страшное обвинение. И все же…

– Надо обо всем рассказать Альберто, – обратился священник к донье Елене. – Ведь он уверен, что деньги взял сын!

– Но исчезновение Эстер будет для него таким ударом! Она беременна и Альберто уверен, что от Луиса Альберто.

– А вы? – вкрадчиво спросил падре, коснувшись руки доньи Елены.

– Я нет. Я давно не верю Эстер. Ей постоянно звонят мужчины, а она скрывает это. Как бы в подтверждение сказанного зазвонил телефон.

– Вам сеньору Эстер? – спросила Мария, сняв трубку.

– Да. Передайте, что звонил Гомес. Франсиско Гомес. Ее лечащий врач.

– Ее кет. Что-нибудь передать?

– Передайте, пожалуйста, чтобы позвонила мне в клинику.

Вернувшись домой, Луис Альберто застал в гостиной донью Елену и падре.

– Давай поговорим, сын мой, – поздоровавшись, сказал падре. – Отец подозревает тебя в краже денег, хотя у него нет на это никаких оснований. И знаешь почему?

– Знаю, – ответил Луис Альберто. – Из-за моего образа жизни.

– Вот именно, – подтвердил священник. – Так не пора ли взяться за ум? Стать настоящей опорой семьи?

– Но как это сделать, если все усилия разбиваются о глухую стену? А любимая тем временем выходит замуж. Я связан по рукам и ногам ненавистной женщиной, беременной от другого? Главное – никто не верит!

Луис Альберто говорил так искренне, что трудно было усомниться в правдивости его слов.

– Ты не все знаешь, сынок. Эстер ушла из дома, положив в чемодан не только вещи; твоя мать считает, что она взяла и деньги, – произнес падре, сокрушенно покачав головой.

– Ушла?!.. – воскликнул Луис Альберто. – Допустим, но как могла она взять деньги из сейфа?

– Третьего дня Эстер зашла в библиотеку, когда я открывала сейф, может быть, она увидела, где хранится шифр?

– Почему же ты не сказала об этом отцу? Не позвонила в полицию? – недоумевал Луис Альберто. – Ведь знала, что отец подозревает меня!

– Боялась его волновать, – объяснила донья Елена. Мария принесла кофе и сказала, что звонил Гомес, спрашивал Эстер.

– Опять этот Гомес! Почему Эстер выбрала именно его? Разве мало других врачей? Надо непременно поговорить с этим проходимцем. – Луис Альберто был вне себя от возмущения.

В это время появилась Марианна и сказала, что дон Альберто просит зайти донью Елену, а также хочет поговорить с Луисом Альберто.

Дон Альберто полулежал в постели и хотя чувствовал себя немного лучше, лицо было осунувшимся и бледным. Под глазами легли тени. К физическим страданиям прибавились и душевные. Разве можно смириться с мыслью, что единственный сын оказался вором и ограбил собственного отца? Надо было самому воспитывать сына, а он доверил эту нелегкую задачу жене. Как и каждая мать, донья Елена души не чаяла в своем чаде и баловала сверх всякой меры. А баловство, как известно, до добра не доводит. Вот и вырос сын повесой и шалопаем.

Как раз в это время дверь открылась, и на пороге появился Луис Альберто в сопровождении доньи Елены и Марианны.

– Как чувствуешь себя, папа? – спросил Луис Альберто.

– А как я могу себя чувствовать после того, что ты натворил? – с горечью произнес дон Альберто.

– Ты несправедлив, папа, и напрасно меня обвиняешь. Дон Альберто разволновался, и снова заболело сердце.

До чего же бессовестный, наглый у него сын. Жизнь так и не научила его. Все его слова и клятвы – ложь.

Донья Елена поспешила увести Луиса Альберто из комнаты, а Марианна, задержавшись, попыталась хоть как-то оправдать его. Она твердо верила, что до воровства Луис Альберто не мог опуститься. И, когда донья Елена и Луис Альберто вышли из комнаты, сказала об этом дону Альберто.

– Ах, дочка, – вздохнул дон Альберто. – Ты любишь Луиса Альберто, вот и защищаешь его. Ты очень доверчива и плохо знаешь людей. Но мне хочется, чтобы ты наконец поняла, на что способен мой сын. Мать тоже его защищает. Но вы, женщины, обычно доверяете сердцу, а не рассудку.

Марианна хотела возразить, но в это время в дверь постучали и появился Леонардо.

– Рад видеть вас, архитектор, – улыбнулся дон Альберто, приподнявшись с подушек. – Садитесь поближе и поговорим. Скоро ваша свадьба с Марианной. Это прекрасно!

– Свадьбу сыграем, когда вы совсем поправитесь, – сказал Леонардо. – Ведь вы будете у нас посаженым отцом. Но судя по вашему виду надолго откладывать не придется. Вы выглядите прекрасно.

«На редкость положительный молодой человек, – думал дон Альберто, слушая Леонардо, – они с Марианной прекрасная пара. Оба молодые, красивые. Но ведь Марианна не любит его, относится просто по-дружески». И где-то в глубине души дон Альберто был рад, что свадьба откладывается. На что он надеялся? Что могло помешать замужеству Марианны? Этого дон Альберто не знал, но внутренний голос ему подсказывал, что лучше не спешить с бракосочетанием.

Пока шел этот разговор, вернулась домой Рамона и застала в гостиной падре. Глядя на печальное лицо Рамоны, падре Адриан предложил ей побеседовать, облегчить душу; вдруг ему, священнику, кормилица откроет тайну бегства Эстер. Но Рамона только плакала и твердила:

– Клянусь вам, падре, я ничего не знаю. Эстер не сказала, куда идет. Но была в ужасном состоянии. И Рамона стала рассказывать падре, как тяжело жилось Эстер в этом доме. – Вы и представить себе не можете, – плача говорила Рамона, – что ей пришлось здесь пережить.

– Я понимаю, какое это для вас горе, – сочувственно произнес священник, – но как-то не верится, что Эстер вам не сказала, куда уходит. Ведь она вам как дочь.

Рамона разрыдалась. Она вспомнила, что творилось с Эстер, когда узнала, что Рамона ее родная мать. Рамона с болью вспомнила реакцию Эстер на признание. И сейчас слова падре снова заставили ее испытать пережитое унижение.

– Клянусь, падре, я ничего не знаю. И не мучайте меня расспросами! – умоляла она. – Эстер не пожелала взять меня с собой.

– Хорошо, Рамона, – мягко произнес падре. – Не будем больше об этом говорить. Впрочем, погодите, еще один вопрос: – Она уехала с мужчиной? Ведь сейчас Эстер нужны забота и средства.

– Да, падре, да. А сейчас позвольте мне уйти. – Рамона хотела только одного: поскорее закончить мучительный разговор.

– До свидания, Рамона! И не забывайте: я всегда готов выслушать вас, если захотите облегчить душу.

Рамона поднялась к себе, а падре остался ждать донью Елену и Луиса Альберто. Он хотел узнать, чем закончился разговор сына с отцом. Но Луис Альберто ничем не порадовал падре. Ему не удалось переубедить дона Альберто.

– Хуже всего то, – сказал Луис Альберто, – что все это слышала Марианна.

– Рано или поздно она все равно узнала бы, – махнул рукой священник. – Не падай духом, Луис Альберто. Поправится отец, поговоришь с ним еще раз. Кстати, он уже знает об Эстер?

– Нет, падре, – ответила донья Елена.

– Может быть это и лучше. Не надо его пока волновать. А теперь мне пора, – заторопился священник.

Как только священник скрылся за дверью, Луис Альберто повернулся к донье Елене.

– Как ты думаешь, мама, Эстер не вернется? – с надеждой спросил Луис Альберто. Может быть, она ушла к отцу ребенка и наконец оставит его в покое? Марианна по-прежнему любит его, возможно, уход Эстер решит многие их проблемы, и она не выйдет замуж. Все зависит от Марианны. Она должна порвать с Леонардо, пока не поздно.

Своими мыслями Луис Альберто поделился с матерью.

– Не тешь себя пустыми надеждами, сынок, – сказала донья Елена. – Марианна не расторгнет помолвки, к тому же Эстер может вернуться.

«Вряд ли она вернется, если решилась на бегство – думал Луис Альберто. – Странно одно. Зачем ей понадобилось красть деньги? Будь там десять миллионов, дело другое! Но полмиллиона ей хватит на несколько месяцев. А что дальше? Возможно, она взяла эти деньги для своего любовника. Чтобы он не выдал ее? Не рассказал правду о будущем ребенке?» И Луис Альберто сказал:

– Нет, мама, она ушла навсегда, потому что запуталась во лжи и знает, что рано или поздно все раскроется. Кто-то надоумил Эстер уйти из дома. Но кто? Что за типы звонили ей все время?

– Мария говорит, что одного из них узнала по голосу. Это был Диего Авилла.

– А почему бы не поговорить с Рамоной? – предположил Луис Альберто. – Уж она-то наверняка что-то знает.

Но Рамона клялась, что понятия не имеет о том, куда ушла Эстер и не упустила случая упрекнуть Луиса Альберто в жестокости.

– Относись вы к жене по-другому, ничего не случилось бы.

– Не лгите, Рамона, – повысил голос Луис Альберто. – Вам все известно. Даже то, что ребенок не мой. Диего Авилла ее любовник? Не правда ли? Разве не вы шептались с ним в саду по просьбе Эстер?

– Нет, – заплакала Рамона, – нет, вы ошибаетесь, сеньор. Эстер порядочная женщина!

– Так вот, Рамона! – крикнул Луис Альберто. – Свяжитесь с Эстер, и скажите, что ею займется полиция! Ока украла из сейфа пятьсот тысяч песо! И я не собираюсь молчать!

– Неправда! Эстер не могла украсть! – воскликнула Рамона.

– Полиция разберется. – В голосе Луиса Альберто звучала угроза.


Глава 74 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 76



Loading...