home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 79

Когда Марианна и Луис Альберто вернулись из полиции, на донью Елену обрушился поток новостей: перстень – тот самый, убийцу вот-вот поймают, комиссар Ривас обещал помочь разыскать Эстер, и главная новость – доктор Гомес вовсе не Гомес, а некий Кампос, отбывший срок за противозаконную врачебную деятельность…

Луис Альберто, сославшись на дела, вскоре ушел. Однако он слукавил: не дела гнали его из дома, а желание повидаться с падре Адрианом. Ведь он до сих пор так и не знал, поговорил ли тот с Марианной, и что она решила.

Священник, как всегда, встретил его ласково и не стал долго томить – сразу рассказал, что Марианна согласилась разорвать помолвку и, по всей вероятности, уже объяснилась с Леонардо. Заодно попросил не изводить Марианну разговорами о возможности скорого брака с ним, Луисом Альберто.

– Но почему, падре? Я ведь разведусь, тянуть с этим нет причин. Поверьте, у меня не было с Эстер супружеских отношений. Ребенок не от меня. Я почти уверен, что его отец Диего Авилла. А доктор, наблюдавший мою, так называемую, жену, оказался проходимцем, живущим под чужой фамилией. Мне в полиции сказали. Отвратительная история. Всюду ложь, одна ложь… Я очень надеюсь, что вы поможете мне с разводом.

– Посмотрим, сын мой, посмотрим… Об одном тебя прошу: дай Марианне успокоиться.

Падре Адриан знал куда больше Луиса Альберто, но не хотел его заранее обнадеживать. Еще неизвестно, как поведет себя Эстер, когда дело дойдет до развода, и согласится ли Рамона подтвердить то, что открыла ему на исповеди.

Все те же события: Эстер, кража, подозрительный доктор, – обсуждали донья Елена с Марианной.

– Знаешь, Марианна, мне отвратительна вся эта история. Все время ложь, ложь… – она почти слово в слово повторила то, что на другом конце города недавно сказал ее сын. – Если Эстер хотела уйти от нас, развестись с Луисом Альберто, почему она не сделала этого по-человечески? Они ведь не любят друг друга.

– На деньги, наверное, позарилась. А теперь боится.

– Не знаю, не знаю… И этот доктор. Преступная личность, как выяснилось. Я все же очень волнуюсь за Эстер.

– Давайте позвоним ему. Может быть, что-нибудь выяснится. У Рамоны должен быть телефон.

Однако Рамона сказала, что номер был записан на бумажке, а бумажку она выбросила.

– Ах, Рамона, Рамона! – донья Елена махнула рукой. – Опять вы что-то скрываете. Впрочем, у меня есть квитанция из клиники, где лечилась Эстер.

Во время их беседы несколько раз звонил телефон. Донья Елена брала трубку, но на том конце провода молчали.

Пришел Луис Альберто. Дверь ему открыла Марианна. Не стесняясь присутствия матери и Рамоны, он взял ее за руки, заглянул в глаза.

– Марианна, ты говорила с Леонардо?

– Да. Свадьбы не будет, – она высвободила руки и отодвинулась от него.

– Одно только слово! Ты еще любишь меня?

– Ты ведь сам знаешь.

В это время вновь зазвонил телефон. На сей раз трубку подняла Рамона. Говорила недолго, записала какой-то номер. Потом сказала донье Елене, что звонили из химчистки – кажется, пропало что-то из их вещей, она пойдет проверить.

По саду, пока ее могли видеть из окна, Рамона шла неторопливо, но выйдя за ворота, прибавила шагу, потом побежала. Там, за углом, телефон-автомат… Господь услышал мои молитвы… Нашлась… Позвонила, позвала… И, кажется, никто ничего не заподозрил. С химчисткой удачно получилось…

Переведя дыхание, Рамона опустила монету, набрала номер.

– Я не могла говорить из дома, не одна была в гостиной… Адрес, скажи адрес…

Потом – такси. Бешеная езда по запруженным транспортом улицам Мехико. «Прошу вас, побыстрее, я заплачу!» И наконец – дом, где Эстер сняла квартиру. Не слишком роскошный, но вполне приличный – у нее ведь есть деньги. Ох, уж эти деньги!

Рамона шагнула за порог, протянула руки:

– Эстерсита, деточка!

Но Эстер не ответила на этот порыв. Коротко бросив: «Проходи!», ушла в комнату и сразу легла в постель. И тут Рамона заметила, что выглядит она очень плохо. Под глазами темные круги. Лоб влажный.

– Что с тобой, солнышко мое? Ты нездорова?

– Мне плохо. Уже несколько дней. Нет, врача не вызывала… Ладно, расскажи лучше, что происходит дома. Пропажу денег уже обнаружили?

– Да, в тот же вечер.

И Рамона рассказала обо всех домашних событиях.

– Значит, они уверены, что деньги взяла я. Рамона, признайся, ты не проговорилась? Луис Альберто ходил в полицию… Я так боюсь! Меня арестуют, запихнут в камеру. Там крысы! – Господи, какой ужас! – Эстер заплакала.

– Эстерсита, умоляю тебя, успокойся! Ничего я им не сказала, ни слова. Твои тетя и дядя очень добры. Готовы простить тебя. А Луис Альберто заявил только о том, что ты исчезла.

– Не будь дурой, Рамона! Неужели ты не понимаешь, что он спит и видит посадить меня в тюрьму. Тогда ему легко будет получить развод.

– Да нет же, нет! Никто тебе не желает зла.

– Ну да! Они все меня ненавидят. Особенно эта деревенщина Марианна. Когда же она наконец выйдет замуж?! – Эстер повернулась на другой бок и застонала.

– Доченька, что же с тобой творится?

– Не смей называть меня дочкой! Не верю я в этот бред. Ты служанкой была и служанкой останешься, поняла?

– Ну хорошо, хорошо, я вру… Но что же с тобой все-таки?

– Не знаю… Голова просто раскалывается. Руки и ноги словно чужие. И вся кожа горит… Ой, как больно!

– Не упрямься, разреши мне вызвать доктора.

– Нет, я же сказала! Сначала доктор, потом – тюрьма. Кстати, про Гомеса они не знают? И про Диего?

– Откуда им знать! Послушай, я останусь, буду за тобой ухаживать.

– Ни в коем случае! Они сразу заподозрят неладное. Сейчас уходи, а завтра придешь пораньше.

Рамона ушла с тяжелым сердцем. Надо что-нибудь придумать. Сказать донье Елене, что ей необходимо съездить к родственникам. Эстер нельзя оставлять одну.

«…Дама, у которой вы были тем вечером, когда убили Патрисию Медину…» Как ни странно, эта произнесенная комиссаром Ривасом фраза, не давала Марианне покоя. Казалось бы, сейчас, когда она только что пережила тяжелое объяснение с Леонардо, когда семья Сальватьерра взбудоражена развернувшимися вокруг исчезновения Эстер, событиями, смешно думать о таких пустяках. Но для Марианны это был не пустяк. В ней еще оставалось немного детского, а в детском восприятии, как правило, нет полутонов, и люди делятся на плохих и хороших. И ей было неприятно, что Луис Альберто, по ее представлениям человек доброго начала, каким-то образом связан с этой дурной злой женщиной Ирмой Рамос. Будь Марианна более опытной, она поняла бы, что в ней просто-напросто проснулась ревность. Как бы то ни было, ей хотелось поговорить с Луисом Альберто и раз и навсегда все выяснить. Она теперь не избегала его, а наоборот старалась попасться ему на глаза. И разговор состоялся.

Луис Альберто сказал, что встречал Ирму в клубе, с хозяином которого, Фернандо, она была знакома. Ирма появлялась там одна или с Диего Авилла. Как выглядела? Прекрасно: элегантная, хорошо ухоженная женщина, имеющая все – деньги, туалеты, машину. И Диего тоже всегда был при деньгах.

– Как странно! – Марианна широко распахнула глаза. – Откуда у нее такое богатство? Наверное, опять замуж вышла. Ведь тогда, на ранчо, мы жили очень бедно.

– А сколько у вас было земли?

– Точно не знаю, но много, очень много. А вот денег никогда не водилось… Луис Альберто, скажи… – Марианна чуть помедлила, подыскивая слова. – Ты… в нее влюблен был, да?

– В кого? В Ирму?! Да ты с ума сошла! Как это тебе пришло в голову?

– Но ведь сеньор Ривас сказал, что ты… проводил с ней время… Ну, тогда, в тот вечер, когда Патрисию убили. Был, значит, у нее в номере.

– Глупенькая! При чем тут любовь? Провел с ней вечер и думать забыл об этом. И ты забудь. А люблю я тебя, только тебя! Кстати, мне нужно повидаться с Ирмой, но ты, пожалуйста…

– Зачем? – перебила его Марианна.

– Хочу поговорить о ранчо, о твоем отце. Странно, что он все оставил ей. Но по закону дочь все равно является наследницей. Хотя бы часть земли должна перейти к тебе.

– Не знаю, я в этом не разбираюсь. Но мне очень не хочется, чтобы ты ходил к Ирме…

– Марианна, дорогая, это же чисто деловая встреча.

Встреча была холодной. Ирма, сославшись на срочные дела, вообще не хотела говорить с Луисом Альберто. Однако он настоял. Стал расспрашивать о завещании. Странно получается – отец очень любил Марианну и ничего ей не оставил. Пусть так, но Марианна все равно имеет право ознакомиться с этим документом.

Ирма пожала плечами.

– Он все оставил мне. Такова была его воля. А завещания здесь нет, оно на ранчо, – Ирма демонстративно посмотрела на часы. – Мне пора!

– Хорошо, сейчас я уйду. Но учти, в ближайшее время мы с Марианной приедем на ранчо, и ты покажешь ей завещание.

Ирма не на шутку испугалась. Что произойдет, если ее действительно, вынудят это сделать? Да и полиция не оставила ее своим вниманием. Недавно здесь побывал комиссар Ривас, наводил справки о Диего. Сказал, что интересуется им в связи с исчезновением некоей Эстер Сальватьерра. Просил сообщить, если сеньор Авилла появится… Самое время уехать на ранчо. Там можно переждать. Спрятаться в самом прямом смысле и от полиции, и от Луиса Альберто с Марианной… Она запрется – и все! А двери ломать никто не станет.

Но Ирма не yexалa. Фернандо приказал ей сидеть в гостинице и ждать Диего. Вокруг него заваривается какая-то каша. Полиция побывала в клубе, расспрашивала об этом трусливом подонке.

– Но как они про тебя узнали? Неужели Диего нас заложил? – дрогнувшим голосом спросила Ирма.

– Нет, конечно. В противном случае комиссар его бы не разыскивал, а мы с тобой уже видели бы небо в клеточку. Очевидно, когда убили девчонку и допрашивали всех, кто бывал в этой квартире, Диего сказал, что тот вечер провел в моем клубе. А я – учти, на всякий случай для полиции – знать не знаю человека по имени Диего Авилла. Разве всех клиентов упомнишь?.. Так что живи спокойно, моя киска. И Диего успокой, когда он появится. Пусть обязательно зайдет ко мне. Я хочу побеседовать с ним по-дружески, чтобы он со страха не натворил глупостей.

Комиссару Ривасу порой казалось, что он не расследование ведет, а играет в прятки: ему выпало водить, участники игры вроде бы известны, а вот где они – вопрос.

Где скрывается Рамиро, предполагаемый убийца? Где пресловутый доктор Гомес, он же Кампос? С ним, пожалуй, проще всего. Его клиника прекратила существование, помещение пустует, медицинское оборудование вывезено. Остается выяснить, куда. Этим уже занимается лейтенант Мендес – обзванивает фирмы, осуществляющие такие перевозки. А вот с Диего Авилла сложнее. Скрылся… Почему? В чем он замешан?.. С женой сеньора Сальватьерра тоже полный мрак. Удрала с любовником? Отпадает. Она ведь беременна. Неужели тоже убили? Не дай бог! Убить беременную двойной грех…

Он вдруг заметил, что говорит вслух, и опасливо покосился на дверь. Подчиненные знали его привычку – бормотать, расхаживая по кабинету – и про себя посмеивались. Да чего там, пусть хихикают, лишь бы дело делали.


Глава 78 | Богатые тоже плачут. Том 1 | Глава 80



Loading...