home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 84

Прежде, чем ехать в Гуанахуато, комиссар Ривас еще раз встретился с Марианной и Луисом Альберто, который еще накануне был освобожден.

Разговор с сеньором Сальватьерра и сеньоритой Вильяреаль прояснил еще кое-что. Ранчо принадлежало отцу Марианны, Диего жил в доме, помогал Ирме по хозяйству. Когда отец умер, мачеха заявила, что все принадлежит ей одной. Почему же любящий отец оставил все своей второй жене?.. Ирма Рамос с приемной дочерью жили недружно. С Диего Авилла Сальватьерра познакомился в клубе Фернандо. Однажды после совместной выпивки, он пригласил Диего к себе домой. Там Авилла встретил Марианну, руки которой он стал настойчиво добиваться. В борьбе за Марианну он сблизился с Эстер, покойной женой сеньора. По его просьбе та всячески старалась помешать предстоящей свадьбе Марианны с Леонардо Медисабалем… Была ли Эстер знакома с Брондуарди? Нет, Сальватьерра этого не знает. Но ведь Гомес на допросе утверждал не раз, что ему стало известно о затруднениях Эстер со слов Фернандо, и шантажировать женщину заставил его именно он… Да, теперь Ривас еще более укрепился во мнении, что Брондуарди послал одного из своих людей в квартиру Марианны не с целыа ограбить ее. И, конечно, преступник, убивший Фернандо, был знаком с Диего и с мачехой Марианны.

Когда все дела в комиссариате были улажены, Луис Альберто немедленно поехал в контору, его ждало несчетное количество накопившихся в его отсутствие дел. Но едва он сел за свой рабочий стол и придвинул к себе солидную кипу счетов, накладных и прочих документов, требующих его решения и подписи, как секретарь доложила о визите Федерико Медисабаля. Тот, едва войдя и неприветливо кивнув головой, объяснил причину своего незапланированного визита: газеты сообщили недавно об аресте молодого Сальватьерра, и он в связи с этим желал немедленно прекратить сотрудничество с фирмой, ибо никто не может заставить его рисковать собственными деньгами, вложенными в общее дело строительства.

– Знайте, я ухожу сам и скажу всем своим друзьям, чтобы они обходили вашу компанию стороной.

Вечером Луис Альберто с отцом, сидя в библиотеке, долго обсуждали критическую ситуацию, в которую попала контора по вине архитектора: теперь, увы, не может быть реализован прекрасный проект строительства жилого комплекса вблизи Мехико. Нет, нет, отец не должен унижаться, уговоры Медисабаля ни к чему не приведут, надо искать другого компаньона и работы нельзя прерывать. Если же их приостановить даже на малый срок, компания понесет большие убытки.

Марианна ждала Луиса Альберто целый день. Конечно, отрадно сознавать, что будущий муж – человек серьезный, с головой ушедший в дела строительной фирмы. Она все еще порою не верила в чудесное превращение своего избранника. Скольких людей доконала эта пагубная страсть к спиртному, она-то уж знает. Да и сама Марианна испытала на себе муки невозможности помочь погибающему от пьянства отцу: умирал, считанные минуты оставалось жить, а все просил ее принести хоть капельку…

Она знала, как много было в его жизни женщин, да по-иному и не могло случиться – обаятелен, богат, обходителен, остроумен… Ее порой терзали сомнения, насколько хватит его нежности, и хватит ли, а вдруг и она – это только очередной каприз легкомыслия?.. Но Марианна боялась и думать об этом. Когда же Луис Альберто приходил домой, с порога, если никого не было поблизости, жадно бросался ей навстречу и замирал, обняв ее, такую маленькую и хрупкую своими большими сильными руками, все ее сомнения исчезали, как дым, и она мелила, чтоб мгновение это длилось вечно. А утром, когда он снова уходил на целый день, она начинала считать минуты до встречи с ним. И снова в его отсутствие обуревали ее сомнения и неуверенность в прочности ее счастья, слишком все это походило на сказку про Золушку и прекрасного принца. Снова какой-то внутренний голос уверял ее в том, что случаются сказки и в нашей жизни и что ей, может быть, одной из миллиона, довелось стать действующим лицом такой сказки. Сомнения ее нарастали и, чем ближе к вечеру, тем состояние ее становилось тревожнее. А если Луис Альберто задерживался на работе допоздна, она уже не находила себе места. Конечно, никто не недозревал о беспокойстве и метаниях Марианны: она была ровна, ласкова, открыта и с доньей Еленой, и с доном Альберто. Мария и Рамона, искренне полюбили девушку, зная, сколько довелось пережить ей в свои восемнадцать лет.

В этот вечер Марианне казалось, Луис Альберто был взвинчен и расстроен особенно и поначалу не хотел открывать ей причину своего состояния. Но Марианна ласково настояла на том, чтобы он рассказал. Как? Архитектор Медисабаль вышел из дела? Надо непременно поговорить с Леонардо и убедить его все объяснить отцу. Она уверена в порядочности молодого Медисабаля, он это сделает…

Леонардо и сам переживал сложившуюся ситуацию. Он пытался уговорить отца изменить решение о выходе из дела, но тот был непреклонен. Несмотря на то, что ему было нелегко переступить порог дома Сальватьерра, Леонардо отправился туда, чтобы извиниться за отца перед доном Альберто.

Дон Альберто успокоил юношу: что ж его отца можно понять. Однако сеньору Сальватьерра был приятен поступок Леонардо, человека, которому он всегда симпатизировал.

За ужином дон Альберто рассказал о визите Леонардо Медисабаля.

Марианна внимательно слушала дона Альберто, но не решилась рассказать собравшимся за столом, что, когда Леонардо уходил, они случайно встретились с ним в холле, где Марианна, сидя под лампой с книжкой в руках, поджидала прихода из конторы Луиса Альберто. В душе ее что-то замерло на мгновение – ведь они не виделись с тех пор, как она откровенно призналась Леонардо в том, что не любит его и что их брак был бы ошибкой для них обоих.

– Я был очень расстроен в нашу последнюю встречу, Марианна… Прости. Может быть, что-то наговорил тебе лишнего. Я не хотел принять того, что было в действительности и все еще надеялся…

– Нет, нет, Леонардо, это я во всем виновата. Я ошиблась и должна была сказать об этом вовремя. Мне казалось, что вместе мы могли быть счастливыми…

– Может, так оно и было бы? – надежда мелькнула в его глазах.

– Нет, это было бы недостойно ни меня, ни тебя. Мне очень жаль, но по-другому я не могу поступить…

Немного помолчав, Леонардо грустно посмотрел на девушку.

– Ты ведь всегда любила его, правда?

– Да, Леонардо, ты прав, любила.

– И ты считаешь, Марианна, что он заслуживает твоей любви?

– Я в этом уверена.

– Луис Альберто живет в этом доме?

– Да, это его дом.

– А какие у тебя с ним отношения?

– Замечательные, Леонардо. Теперь – замечательные!

– Ты выходишь за него замуж? Я рад за тебя. Ты всегда этого хотела. А ему, поверь, я искренне завидую. И искренне желаю вам счастья. Прощай, Марианна.

Столько было в глухом голосе Леонардо затаенной тоски, а в глазах – невысказанной боли, что Марианна, вспомнив об этом мимолетном разговоре перед ужином, решила никому о нем не говорить, даже Луису Альберто. К чему ворошить прошлое? Что было – то было… Теперь у нее другая жизнь, другие заботы. Но где-то в уголке ее сердца притаилась тихая печаль, когда она вспоминала Леонардо.

И все же за ужином еще раз возник разговор о делах фирмы – слишком силен был удар, нанесенный решением архитектора. Луис Альберто вспомнил, что в их домашнем сейфе должен был сохраниться список строительных компаний, которые до подписания договора о сотрудничестве с Медисабалем, предлагали свое партнерство – их координаты, телефоны, адреса… И дон Альберто, встав из-за стола, пошел вместе с сыном и Марианной в библиотеку.

– Где-то были эти списки. Я ведь несколько раз принимался тут разбираться в бумагах, хотел просмотреть их и навести порядок… Но все появляются какие-то более неотложные дела… Давно сюда не заглядывал. Давай, Луис Альберто, вместе займемся этим.

Они вытащили из сейфа увесистую кипу деловых бумаг, папок, отчетов, копий банковских счетов и стали внимательно перебирать их, откладывая в сторону ненужное. И вдруг внимание Луиса Альберто привлекла какая-то бумага с гербовой печатью. Он пробежал ее глазами раз, потом другой, загадочно поглядев на Марианну, пристроившуюся в кресле с книжкой, воскликнул:

– Позвольте, дозвольте! Да ведь это же завещание! Завещание Леонардо Вкльяреаль, отца Марианны, – воскликнул Луис Альберто. – Марианна, иди сюда к нам, посмотри!

– Позволь-ка, сын взглянуть и мне! – дон Альберто внимательно несколько минут читал бумагу. – О, я вспомнил, друзья! Эти документы привез мне незадолго до смерти Луис де ла Парра. Попросил спрятать…

– Марианна! Это ведь официальное завещание твоего отца, написанное в Мехико 26 ноября 1968 года… Папка пятая… страница двадцать седьмая. Номер нотариальной конторы… Единственная наследница – Марианна Вильяреаль… Что это, отец? Наверное не все завещание, а выписка из него?.. Посмотри-ка, пожалуйста!

– Это написано на конверте? Да?

– Но ты знал про завещание, отец?

– Конечно, нет! Я вообще впервые вижу эти бумаги. Он передал мне все это вместе с другими документами. Сейчас отчетливо все вспомнил… В последний раз, когда Луис был у меня, он передал мне эту папку, так как в его доме шел ремонт. Он считал, что у нас они будут в безопасности…

– Но тогда, из этого завещания следует, что отец Марианны все оставил своей дочери? А вовсе не ее мачехе Ирме Рамос?

А Марианна, поистине огорошенная этим неожиданным открытием, в изумлении переводила взгляд с отца на сына, не в силах вымолвить и слова.

– Да очнись, Марианна! – засмеялся Луис Альберто. – Конечно, не каждый день на голову сваливаются миллионы! Ну, ничего, привыкнешь, девочка!.. Господи, как хорошо, что мы хоть сегодня стали разбирать с тобой, отец, этот завал. Ну, теперь все ясно, Марианна, – и с твоей мачехой и с Диего Авилла.

Наконец-то она пришла в себя, но все еще не сводила непонимающих глаз с отца и сына.

– О чем это ты, Луис Альберто?

– Ну как не понять! Мы нашли завещание твоего отца, где черным по белому ясно сказано – и нотариусом заверено, что ты, Марианна Вильяреаль, единственная наследница своего отца! Что ранчо, все доходы от него, дом, сад – все, все это теперь твое…

Когда в библиотеку пришла донья Елена, теперь они уже вместе с Марианной рассказывали ей, как были случайно обнаружены ценные бумаги, но донья Елена, как и несколько минут назад Марианна, никак не могла в это поверить. Невероятно! Оставил ей все? А не ее мачехе, как она утверждала.

– Так вот почему Луис искал Марианну так настойчиво! Теперь-то я понимаю! Даже специально нанял для этого детектива. Но его поиски, увы, успехом не увенчались…

– Зато многое объясняет сегодня, отец! Поведение Диего например, и появление тут Ирмы Рамос. – Марианна! Мы с отцом нашли очень важный документ. Теперь все ясно с твоей мачехой и с Диего.

– Не понимаю. Ты о чем?

– Что твой отец в своем завещании оставил все тебе.

– Это правда?

– Да. Так получается.

– Что это?

– Это выписка из завещания отца Марианны. Ее сделал дон Луис де ла Парра.

– Луис де ла Парра? Как же так? Не понимаю.

– Просто Луис перед смертью передал мне кое-какие бумаги на сохранение. Я положил их в сейф и совершенно про них забыл. Сегодня мы искали здесь один документ и вот нашли…

– Господи! Да как же это? Ведь ранчо у Ирмы!

– Нет, Марианна. В документе ясно сказано, что ты – единственная наследница. Надо немедленно идти к нотариусу и выяснить это. Пойдем. Бери с собой все документы!

– Видишь, Альберто, – придя в себя, говорила донья Елена – Сколько раз я просила тебя, дорогой, навести порядок в сейфе и письменном столе! Но у тебя до этого никогда не доходили руки. А сделай ты это полгода назад, от скольких неприятностей и горя мы были бы избавлены.

– Не понимаю, Елена, как я мог забыть про эти бумаги, – с досадой качал головой сеньор. – Такого со мной никогда не случалось. А теперь надо поскорее увидеться с нотариусом, с кем-то из полиции.

Комиссар был занят, и в дом Сальватьерра немедленно приехал лейтенант Корео, для которого в последние дни следствия тоже многое прояснилось.

– Движущей силой преступления было наследство отца сеньориты Вильяреаль, мы с Ривасом в этом не сомневались. Авилла и сеньора Рамос, обратились за помощью к Брондуарди, чтобы достичь своей цели. В случае смерти сеньориты Марианны, ее мачеха немедленно вступала в права хозяйки ранчо.

– Боже, какие бесчестные люди! – не удержалась от возгласа донья Елена.

– Ну, лздно. А тот человек, которого Брондуарди послал на квартиру сеньориты Марианны?.. Вы считаете, лейтенант, что ограбление не было целью? – искал дон Альберто подтверждение своих догадок.

– Теперь мы абсолютно уверены, сеньор, что мотивом преступления служила не кража.

– А что же? Почему тогда убили Патрисию? Украли кольцо Марианны? – недоумению доньи Елены не было границ.

– Наиболее вероятна версия, сеньоры, – преступник ошибся, приняв ее за сеньориту Марианну.

– А вдохновителем всего, как я понимаю, был Диего Авилла.

– Думаю, сеньор, не только он один. Ирма Рамос тоже была связана с Брондуарди. И ей первой была выгодна смерть сеньориты Вильяреаль. И еще: выяснилось, что Брондуарди поручил Гомесу снять квартиру на имя Авилла. И там только что обнаружен чемодан с вещами, украденными в ночь убийства из дома сеньориты Марианны. То есть, поистине шла охота этих людей друг за другом – кто кого. Но, как видите, выигравших не оказалось, и преступники понесут заслуженное наказание – они признались во всем.

– Но зтото зачем? – все еще не понимала сеньора Елена.

– Скорее всего, Брондуарди собирался повесить убийство сеньориты Патриота на Диего Авилла.

– Ваши адвокаты, сеньор Сальватьерра, уже уведомлены о случае с завещанием отца Марианны?

– Да, конечно. Они сделают все необходимое… Благодарим вас, лейтенант. И ранчо, из-за которого пролилось столько крови, настоящий клад: плодороднейшие земли, сады, дом – теперь многое становится ясным. Поэтому, Марианна, Диего так стремился жениться на тебе: он с самого начала знал, кто богатая наследница.

– А я ничего – ничего не понимала во всем этом! – вздохнула девушка.

– Причем, как я понял, – заметил Луис Альберто, – ранчо сейчас процветает. Подтверждением тому служили богатые туалеты Ирмы и то, как она все время сорила деньгами. Да и Диего был не промах.

Всегда далекая от деловых забот донья Елена не представляла, чтобы женщина всерьез могла заниматься каким-то делом, будь то бизнес или хозяйствование на земле. Поэтому ее вопрос, обращенный к Марианне, не удивил дона Альберто.

– А что ты, девочка, собираешься делать с этим ранчо?

– Не знаю – совсем растерялась Марианна. – Что скажет мой будущий муж…

– Решай сама, это твое право. Собственность завещана тебе. Ты можешь ранчо продать, сдать в аренду… Но заниматься всеми делами тебе, Марианна, будет, наверное, трудно. Ведь и я не смогу жить там, у меня тут дело, которое я не могу бросить.

Церемония бракосочетания Марианны и Луиса Альберто прошла очень скромно, так захотели оба, решив что ни к чему пышный кортеж, несметный сонм гостей, внимание светской хроники статичных газет. Венчал их, как всегда мечтала Марианна, падре Адриан, который это делал с особым удовольствием. Ведь это он определил девушкину судьбу, привел ее в дом сеньора Сальватьерра, своего друга.

И не его вина, что поначалу Марианне было тяжело. Все перипетии и семейные неурядицы, связанные с первым браком Луиса Альберто, нелегкий путь исправления, пройденный им не без влияния девушки с ранчо, их взаимная любовь и вера Марианны в Луиса Альберто – все это происходило на глазах падре Адриана, при его непосредственном участии.

И только из-за предстоящей свадьбы священник отложил свой окончательный отъезд из Мехико. Дело в том, что здоровье падре Адриана последние годы сильно пошатнулось и оставляло желать лучшего. Поэтому решение принять отдаленный от столицы сельский приход было не случайным, падре все обдумал заранее и давно, тщательно готовился к предстоящему событию. Конечно, жаль было расставаться с прихожанами, которым он давал утешение, помогал верить и надеяться в этой трудной жизни. Но он ехал к себе на родину, где еще были живы его сверстники и это согревало душу. Падре надеялся, что деревенский климат пойдет ему на пользу, во всяком случае расставаться с делом божьим, которому он посвятил всего себя, свою жизнь, не собирался.

Священник был счастлив радостями и печалился горестями других людей, своих прихожан – таково призвание отцов церкви. И свадьбу Марианны считал в душе завершением своей миссии в судьбе этой девушки, он покидал Мехико с сознанием исполненного долга.

Падре искренне любовался Марианной – в белом подвенечном платье, окутанная воздушной фатой, она бита похожа на ангельское существо… Но более всего ликовала душа священника – его юная прихожанка жила верой, совершая все по совести и милосердию, с именем божьим на устах… Он видел, как были счастливы в этот день родители Луиса Альберто, сеньоры Сальватьерра. А хжолько цветов было прислано молодым – дом благоухал от их запахов. И те немногие, близкие сеньорам друзья, пришедшие поздравить их, как и падре Адриан, искренне радовались тому, что наконец-то спокойствие и мир посетили этот благословенный и достойный дом.

Свадебный вечер в доме Сальватьерра прошел словно сон, и в голове Марианны смешались в одну радостную вереницу впечатления от него – звон бокалов с шампанским, необыкновенные цветы, подаренные Луисом Альберто, радостные, счастливые лица доньи Елены, дона Альберто. А сколько добрых слов сказала ей Мария, которая теплым участием, скрашивала ей тяжелые минуты разочарования.

Ласково улыбалась ей печальная Рамона. Она желала ей счастья. Рамона знала, что это выстраданное счастье, и Марианна заслужила его. Но слезы наворачивались ей на глаза: ее дочь, настрадавшись, покинула этот мир.

Еще задолго до свадьбы Луис Альберто, объезжая вновь купленный участок земли вблизи Мехико под строительство коттеджей, облюбовал небольшой домик с садом, построенный еще прежним владельцем. Теперь он хотел подарить его Марианне в качестве свадебного подарка. Он никогда не видел ее родное ранчо, но почему-то ему казалось, что и этот домик, и сад при нем должны чем-то напоминать Марианне дом ее детства. Мало радости испытала она в том доме, но любила его, любила все, что было связано с короткими воспоминаниями о матери, о детстве, об отце. Луису Альберто уже было известно, что с годами в памяти человека сохраняется, пусть и с налетом грусти, только самое хорошее. Ему безумно хотелось, чтобы Марианна была бы счастлива в этом доме с ним, он сделает все, чтобы так оно и было.

Луис Альберто нанял рабочих, которые привели в порядок дом и стал ждать приближения заветного, долгожданного дня. Это и будет их свадебным путешествием – поездка сюда и житье здесь. Они еще успеют повидать дальние страны – впереди у них целая жизнь! Теперь же они должны насладиться в полной мере друг другом. Об этом и позаботился Луис Альберто.

На следующий день после свадьбы он привез сюда Марианну: восторгу ее не было границ. Марианна обошла сад, все комнаты, потрогав, поласкав каждую вещицу, и с неизъяснимой любовью посмотрела в глаза Луиса Альберто. Ее взгляд был красноречивее любых слов и признаний. «Вот оно счастье», – подумал с замиранием сердца Луис Альберто. Он уселся в мягкое кресло и смотрел, как она хозяйничала в своем первом доме. Марианна накрывала стол, раскладывая привезенные еще из Мехико лакомства. Горел камин, отблески огня играли на красивой посуде, необычно украшая стол. Они уселись рядом и обнялись.

– Дом пришелся тебе по вкусу, моя дорогая… – Луис Альберто взял жену за руку. – Пусть тебе это покажется невероятным, но имея в жизни все, я давно мечтал о таком вот тихом домике. И сейчас, когда у меня есть и дом моей мечты, и наконец ты – женщина моей мечты, я чувствую себя исполином, которому подвластно все. У меня столько планов, идей, надежд…

– Дорогой, у нас ведь теперь все общее: и планы, и надежды… И я хочу помочь тебе во всем не только советом, ты не забыл, ведь я теперь разбогатела, – засмеялась Марианна. – Зажги свечи, Луис Альберто. Пусть в этот вечер все будет торжественно.

– Ты знаешь, – Луис Альберто задумчиво глядел на огонь в камине, – как я ждал этого мгновения. Как давно о нем мечтал, столько раз мысленно все это себе представлял… А сейчас действительность оказалась прекраснее мечты… Стала явью – я могу прикоснуться к тебе, могу целовать тебя, сколько хочу… Но именно теперь, когда мы навсегда вместе, я не верю в реальность происходящего и все думаю, что это сон, дорогая…

Тем временем дон Альберто и донья Елена тоже наслаждались обществом друг друга. Конечно, большая часть их разговоров сводилась к детям, но теперь и они могли осуществить задуманное – отправиться путешествовать в Европу. Они решили сделать это сразу же по возвращении молодых домой.

Донья Елена была озабочена еще и предстоящей поездкой сына в Бразилию. Но муж уверял ее, что это будет замечательно: он встал на ноги, рейтинг его на фирме, уважение служащих растут с каждым днем.

– Это лучший вариант – его поездка в Бразилию. – Чудесная страна! Знаешь, я горжусь нашим сыном. Он стал деловым и энергичным. Мы ведь всегда об этом мечтали? Стройка, которую он возглавит в Бразилии, принесет немалые доходы, а для него станет настоящей школой опыта, но я вижу, Елена, по выражению твоего лица, что ты не согласна со мной.

– Он едет в места, совсем еще не обжитые. Это тебе не Рио и не Сан-Пауло, а сельва Амазонки.

– Да, сельва, ну и что ж с того?

– А как тут Марианна будет пока жить одна?

– Ничего страшного! Она вполне самостоятельный человек. Луис Альберто должен позаботиться там о доме, устроить быт, а потом она поедет к нему. Жена должна быть рядом с мужем. Как же иначе?

– Наверное, ты прав, Альберто. Да и не одна она останется: Мария и Рамона присмотрят здесь за ней.

– Ну и прекрасно! Не надо лишней опеки. Прошу тебя, Елена, не забывай, что Луис Альберто уже не мальчик, а самостоятельный человек, муж, глава семьи. Они – отдельная семья, и нам надо свыкнуться с этой мыслью. И пребывание в Бразилии пойдет на пользу. Поживут там какое-то время и вернутся. Видишь, Елена, как получается: мы в один день и почти в одно и то же время разъезжаемся со своими детьми. Мы – в Европу, Луис Альберто – в Бразилию…

После того, мимолетного свидания в холле дома Сальватьерра, Леонардо Медисабаль больше не видел Марианну. Он знал, что состоялась свадьба, и что молодые отправились в свадебное путешествие… Жизнь продолжалась, Леонардо много работал, но нередко в минуты грусти он вспоминал все, что связывало его с Марианной, что невозможно было вычеркнуть из жизни и сердца. И в разговорах с отцом не скрывал этого. Медисабаль-отец удивлялся постоянству чувств сына, недоумевал, чем так привлекла его к себе эта девушка.

– Вот ведь как случается… Я был уверен, Леонардо, что вы с ней поженитесь. И вдруг она неожиданно порывает с тобой, выходит замуж за Луиса Альберто Сальватьерра. Знаешь, с первого дня, как я его увидел, он показался мне неприятным человеком.

– Зачем ворошить старое, папа? У тебя уже давно нет с ними ничего общего, даже в делах. К тому же я не сомневался, что Марианна всегда любила одного Луиса Альберто. И было бы ошибкой, если бы она вышла за меня замуж.

– Ты не шутишь, сынок?

– Нет, говорю вполне серьезно, папа!

– Но она могла разобраться в своих чувствах прежде чем давать обещание, что будет твоей женой.

– Все это так, но я знал, Марианна была серьезно увлечена Луисом Альберто, а Луис Альберто ею. Он был женат на Эстер, так что они не могли открыто любить друг друга. Но со смертью Эстер уже ничто не могло помешать их любви.

– Ты и впрямь не держишь на них зла, Леонардо?

– Конечно нет, отец! Ты удивишься, но я, как прежде, обожаю Марианну. Когда они вернутся из свадебного путешествия, я непременно зайду к ним.

– Считаю, это неразумно, Леонардо!

– Папа! Я соскучился… Хотя, конечно, она теперь замужем, я все равно хочу видеть Марианну, чтобы доказать ей верность своей дружбы и преданность. Думаю, Луис Альберто не будет на меня в претензии за это.

– Ну, ты просто последний романтик нашего времени, сын мой! Не ожидал от тебя такого! – архитектор в волнении закурил и с интересом, будто первый раз увидел собственного сына.


Глава 83 | Богатые тоже плачут. Том 1 |



Loading...