home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

— Атлантида? Сказка! — Человек, стоявший у окна, полуобернулся. — Не можете же вы всерьез… — Он начал возражать уверенно, но смолк, заметив, что выражение лица его собеседника не изменилось.

— Вы видели записи трех первых попыток. Похожи они на результат чьего-то воображения? Вы сами проверили все меры, принятые против возможности обмана. Сказка, говорите? — Спокойный седовласый человек чуть откинулся в кресле. Меня всегда интересовало, что лежит в основе самых традиционных сказок. Давно установлено, что норвежские саги, если лишить их сказочных элементов, представляют собой описание путешествий. Большая часть нашего фольклора — это искаженные клановые, племенные или народные предания. Драконы… Ведь на нашей планете действительно когда-то жили драконы…

— Но не на памяти человечества! — Харгривз отошел от окна, положил руки на бедра и выпятил подбородок, словно готовился к схватке, пусть словесной.

— А вы никогда не задумывались, почему такие легенды сохраняются, держатся многие столетия, рассказываются снова и снова? Дракон, пожирающий людей…

Харгривз улыбнулся.

— Я всегда считал, что настоящий дракон предпочитает диету из нежных юных дев, пока какой-нибудь доблестный рыцарь с помощью меча или копья не отучит его от этой привычки.

Фордхэм рассмеялся.

— Драконы, несмотря на свои диетические привычки, встречаются в фольклоре народов всего мира. И их копии когда-то жили на земле…

— Но это было, повторяю, задолго до того, как появился наш самый первобытный предок.

— Насколько нам известно, — поправил Фордхэм. — Я хочу сказать, что некоторые сюжеты в сказках постоянно повторяются. Начиная этот проект — вы знаете, что послужило его причиной, — мы должны были установить отправную точку. Одна их наиболее устойчивых наших легенд — Атлантида. Она до такой степени стала частью нашего культурного наследия, что многие, наверно, воспринимают ее как установленный факт…

— И все это основано на нескольких строках Платона, приведенных как один из аргументов в споре…

— Но, предположим, Атлантида действительно существовала. — Фордхэм подобрал карандаш и принялся вертеть его на блокноте, однако писать не стал. Не в этом мире…

— Где тогда? На Марсе?.. Наверно, атланты взорвали себя и оставили эти кратеры в пустыне…

— Как ни странно, но в соответствии с легендой атланты действительно взорвали себя или что-то в этом роде. Нет, прямо на нашей планете. Вы слышали о теории альтернативной истории — что после каждого серьезного исторического решения возникают два альтернативных мира?

— Фантастика… — прервал Харгривз.

— Вы думаете? А что если это факт, если на одной из таких альтернативных временных линий существует Атлантида, тогда как на другой драконы совпадают по времени с человечеством?

— Но даже если бы это было так, откуда бы мы узнали?

— Верно. Мы отделены от этих линий целой сетью выборов и решений. Но, допустим, когда мы были еще близко друг от друга, существовало взаимное соприкосновение. Может, отдельные индивидуумы могли даже переходить черту. У нас имеется множество странных, но вполне подтвержденных случаев необъяснимого исчезновения людей из нашего мира, и необычные люди иногда появляются при очень своеобразных обстоятельствах. Атлантида — такая живая легенда, она так захватывала воображение многих поколений, что мы решили сделать ее нашим проверочным пунктом.

— А как именно?

— Мы скормили Ибби все сведения, которые известны современному миру об Атлантиде — от отчетов геологов, утверждающих, что когда-то морское дно было хребтом затонувшего континента, до «откровений» служителей культов. В ответ Ибби выдал нам уравнение.

— Вы хотите сказать, что ваш «поисковый луч» основан на этой теории?

— Совершенно верно. А результаты записей вы видели. Они получены благодаря расчетам Ибби. Вы сами признали, что изображения не похожи ни на что современное.

— Да. Я это сказал. А где они были сделаны?

— Прямо здесь, на той местности, которую вы разглядывали. Сегодня мы предпримем десятиминутную попытку, самую длительную из всех. В качестве начального ориентира используем этот курган.

— У вас по-прежнему из-за него неприятности? Фордхэм нахмурился.

— Мы распространили слухи, что расчищаем местность для строительства новых лабораторий. Но этот Вильсон поднимает шум из-за любого правительственного проекта. Под лозунгом «Спасем наш исторический курган» он затеял настоящий крестовый поход, чтобы попасть на страницы газет и затормозить проект. В прошлом году он кричал, что мы начинаем новый эксперимент, в результате которого целый округ может быть сметен с карты. Служба безопасности тогда его предупредила. Он отлично знал, что работы совершенно безопасны. Но лозунг «Спасем наш исторический курган», конечно, вызывает не такой интерес, как «Спасайтесь, яйцеголовые собираются всех нас взорвать!» Сейчас его кампания уже пошла на убыль. Однако курган — прекрасный ориентир, потому что он старше всех остальных созданных человеком особенностей местности.

— А что если вы обнаружите не Атлантиду, а строителей этого кургана?

— Тогда у нас появятся дополнительные записи для привлечения внимания к проекту, хотя для работы те, что у нас уже есть, подходят больше.

— Да, — согласился Харгривз. — А если получится?.. Если мы сможем пройти сами?..

— У нас будут такие природные ресурсы, о которых сейчас и подумать невозможно. Большую часть сокровищ своего мира мы истощили и разграбили. И теперь должны попытаться пограбить кого-то еще. Ну, что, посмотрим на Атлантиду?

Харгривз рассмеялся.

— Увидеть значит поверить; один снимок стоит многих томов слов. Дайте мне с собой в Вашингтон хороший фильм, и я смогу поддержать вас. Ну, хорошо, покажите мне Атлантиду!


Андрэ Нортон Операция "Поиск во времени" | Операция «Поиск во времени» | * * *