home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Кто-то спускался по лестнице в гребную яму. Рей услышал звон оружия и топот нескольких пар сапог. Перед ним прошли два охотника, неся огромный рогатый череп — череп лося? Опустив ношу на палубу, они вышли. Но офицер, пришедший за ними, остался; наклонившись, он накрыл череп тканью. И Рей уловил торопливую мысль.

— Готовься, товарищ! Как только освободишься, спрячься в тени лестницы. Если я не смогу к тебе присоединиться, прыгай в море. Это гораздо лучше, чем то, что ждет на корабле…

Чо не спрашивает, умеет ли он плавать, подумал Рей. Муриец смотрел на офицера. Атлант под этом взглядом не поднимал головы, он как будто не чувствовал, что на него смотрят, но движения его становились все менее уверенными. Он немного покопался, потом посмотрел на пленников. И когда его взгляд встретился с глазами Чо, офицер медленно встал. Двигался он словно по принуждению.

Повинуясь взгляду мурийца, он приблизился к пленникам, медленно, делая по одному шагу за раз. Остановившись перед Реем, он занялся железными наручниками. Освободив ему руки, атлант опустился на одно колено и принялся освобождать ноги. Но работал все время на ощупь, не отрывая взгляда от Чо. Рей освободился. Он мгновение постоял в нерешительности, потом метнулся в тень, указанную мурийцем. И обернулся. Атлант уже освобождал Чо.

Неожиданно офицер распрямился. Покачал головой и неуверенно прижал руки ко лбу. Рей переступил с ноги на ногу, держась за поручень. Очевидно, то, что заставляло офицера подчиниться воле Чо, слабело. Сможет ли муриец восстановить свою власть? Возможно. Офицер снова склонился к кольцу.

Покачнулся. Восстановив равновесие, ударил мурийца кулаком в лицо. Второй сильный удар разбил Чо губу. Рей прыгнул, но не в море.

— Уходи! Стража идет…

Но американец конца этого приказа не слышал. Он напал. Сжал руками горло офицера, оттащил и сильно ударил в основание черепа. Атлант упал, а Рей вытащил из ножен его меч и ударил офицера по голове тяжелой рукоятью.

— Уходи… — снова приказал Чо.

Рей не ответил. Потащил кольца, мечом принялся их раскрывать.

— Пошли!

Вместе они пробежали к лестнице. Чо дернул крышку люка в борту.

— Это для огнеметателя. Будем надеяться, что сумеем пройти. Вперед! Плавать умеешь?

— Самое подходящее время для вопроса. Умею.

— Тогда иди. И постарайся не выныривать, сколько сможешь. Рей протиснулся в узкий люк, обдирая кожу с плеч. Оказался в воде, руки и ноги автоматически начали двигаться.

— За мной! — Он увидел светлое тело.

Кровь стучала в висках. Он должен вдохнуть, должен! Ребра обожгло болью. В тот момент, как ему показалось, что он больше не выдержит, голова его вынырнула из воды на свет и воздух. Перед ним разрезало волны гладкое плечо, и он двинулся за ним. Мышцы спины болели; вода жгла лицо и царапины на плечах. Он наглотался соленой воды, и от этого тошнило. Но он плыл, хотя гребки становились неровными. Берег… корабль… он не видел ни того, ни другого, только иногда пловца впереди.

Рей упрямо продолжал двигаться, держа голову над водой, сокращая время очередного гребка. Только бы передохнуть! Ноги начало сводить судорогой, к рукам словно прикрепили тяжелый груз.

Коленями он больно ударился о что-то твердое. Скала! Ноги коснулись песка. Собрав все остающиеся силы, он бросился вперед, чтобы его подхватило волной прибоя. Рот и глаза забило песком. Кашляя, Рей выбрался из воды и лег на берег лицом вниз.

Но вот он шевельнулся. Соль, разъедающая царапины на лице и теле, привела его в себя. Солнце жгло. Он приподнялся и попытался оглядеться.

Чуть левее лежит Чо, частично в тени скалы, положив голову на руку. Рей сел и принялся сметать песок с тела. Потом подполз к мурийцу, взял за плечи, попытался поднять.

— Пошли… нам лучше уходить… — прохрипел Рей. — За нами пошлют шлюпку, снова схватят. — Трудно поверить, как им везло до сих пор.

— Не нужно, — ответил Чо на его настойчивость, сел и посмотрел на море. Сыновья Ба-Ала уходят…

Рей рукой заслонил глаза от яркого солнца на воде. По бокам корабля мелькали весла. Как ни невероятно, находясь совсем рядом с беглецами, атланты даже не пытаются снова захватить их, они уходят.

— Почему?..

— Потому что приближаются охотники… Рей посмотрел, куда показал пальцем Чо. Далеко, на самом горизонте, тень, похожая на иглу.

— Военный корабль. Эти стервятники в открытый бой не вступают. Смотри. Они сменили курс и убегают.

Корабль атлантов резко повернул на восток. А новое судно держалось прежнего курса. Между ними появился широкий промежуток, и он все больше увеличивался.

— Мурийцы погонятся за ними?

— Нет. Нападать первыми запрещено. Мы можем защищаться, если они нападут; но это все. Однако атланты в этом не уверены, они бегут от равного по силе врага, как крысы разбегаются, когда крестьянин поджигает сухую траву. — Чо невесело рассмеялся.

— Но откуда здесь мурийский корабль?

— Он пришел за нами.

— Откуда он узнал?

Чо удивленно развел руки.

— Как тебе объяснить? Неужели люди вашего времени настолько незнакомы с самыми обычными силами? Это все равно что жить калекой. Похоже, так и есть. С того момента как меня схватили, я мысленно зову на помощь. И меня услышали; ко мне идут.

— Зовешь мыслью?

— Как говорю сейчас с тобой без слов. Но ты должен изучить наш язык, потому что пользоваться внутренней силой для самых обычных дел утомительно. Мы можем позвать тех, кто нас знает, и они будут нас отыскивать. — Он вздохнул и в свою очередь задал вопрос:

— Почему ты не сделал, как я сказал, и не убежал, когда я перестал контролировать атланта?

Рей покраснел.

— А что я должен был, по-твоему, делать? Убежать? Чо внимательно смотрел на него, но ничего не сказал. И когда заговорил, то совсем о другом.

— Смотри, обитатели Тени включили свой приемник энергии на самую большую мощность. Не думают, что их будут преследовать, но все равно бегут, как зверь от собак.

По бокам корабля больше не было видно весел, но судно с поразительной скоростью исчезало на востоке. Корабль мурийцев не изменил курс, чтобы перехватить врага. Он направлялся к берегу и был уже высоко над водой, так что стал виден оранжевый флаг.

— Теперь они должны идти на веслах, — сказал Чо.

Показались алые весла, опустились в воду, корабль замедлил продвижение. Цвет у него — серебристо-серый, и он величественно режет волны. Хотя, на взгляд Рея, кажется каким-то незавершенным без мачт. Достигнув прежней стоянки атлантов, корабль лег в дрейф, с него спустили шлюпку. Ее тут же заполнили матросы, и она направилась к берегу.

И вот мощные удары весел провели шлюпку через прибой, два человека спрыгнули с нее и потащили. Рей с любопытством разглядывал прибывших. Ясно, что эти высокие молодые люди принадлежат к другому народу, чем его прежние похитители. Кожа их под золотым загаром светлая, а длинные волосы варьируют цвет от светлого, почти белого до рыжего.

На всех одеты кожаные туники, и у каждого меч. На браслетах и широких воротниках блестят камни. Двигаются эти люди с легкостью и изяществом, какие Рей наблюдал у опытных бойцов дзюдо, которых знавал в своем времени.

Но они, забыв о достоинстве, бросились к Чо, ухватились за него, как за потерянную и найденную драгоценность. Поздоровавшись с ними, Чо повернулся к Рею.

Не отрывая взгляда от американца, он протянул руку в какой-то просьбе. Предводитель группы моряков достал меч из ножен и дал его Чо рукоятью вперед. Муриец глубоко вонзил его в песок между собой и американцем. Взял правую руку Рея в свою и вместе со своей положил на рукоять меча.

По-прежнему не отрывая взгляда от американца, пропел какую-то фразу, которую подхватили все окружающие. Вперед выступил предводитель с коротким кинжалом в руке. Оцарапал запястья обоих, так что струйки крови смешались на рукояти меча.

— Объявляю тебя своим братом по мечу и щиту, новый сын двора моей матери, отныне у нас с тобой одна кровь…

Слова клятвы отчетливо прозвучали в сознании Рея. На мгновение он заколебался; у него появилось ощущение, что, принимая это родство, он переступает через какой-то порог. Но другая часть сознания жадно ухватилась за предлагаемую безопасность в чужом мире. Что ждут от него? Он видел, что это какой-то формальный обряд, который принесет с собой… — звучало внутреннее предупреждение — новую и гораздо большую ответственность, о которой он может только гадать. Но вслух он сказал:

— Да. — И знал, что Чо его понял.

Снова Рей оказался в длинной корабельной шлюпке. Но на этот раз рядом с ним сидел Чо. И он не пленник. Но так ли это? Есть ли у него на самом деле выбор? Надежда боролась с тревогой, когда он вслед за Чо поднимался по лестнице, прошел по палубе, заполненной людьми, которые приветствовали появление мурийца, спустился в большую каюту. Каюта привлекла все его внимание.

По стандартам его собственного века, подумал Рей, ее сочли бы варварской из-за щедрого использования драгоценных металлов и ярких цветов. Но она не «восточная», и вообще такой стиль ему не знаком. А Рей кое-что знает об искусстве благодаря своему увлечению фотографией.

Стены покрыты панелями черного дерева, с инкрустацией из сложных рисунков, состоящих из драгоценных камней и росписи по эмали. На стенах занавеси из ярких тканей. В противоположном конце стол из того же дерева, что панели, по обе его стороны длинные скамьи, а в торце кресло с высокой спинкой.

С балок над головой свисают два розовых светящихся шара в корпусах из филигранной резьбы. Цепи, на которых они висят, покачиваются при движениях корабля, и свет то разгорается, то угасает.

Рей остановился, оглядываясь, а Чо направился прямо к столу. Налил из кувшина жидкость в сверкающий кубок, слушая в то же время молодого офицера, которого представил Рею как Хана. Неожиданно муриец со стуком поставил кубок и издал протестующий возглас. И оглянулся на Рея.

— Нас отзывают. Северное море и моря на востоке закрыты, что означает…

— Войну? — предположил американец. Один мир или другой, то или иное время, тупо подумал он, война везде. Чо кивнул.

— Если и когда пожелает Ре My. А теперь мы идем домой. — Он повернулся к Хану, по-видимому, еще о чем-то спрашивая.

Рей чувствовал дрожь стен и пола каюты. Неожиданно потеряв устойчивость, он ухватился за стенную панель. И посматривал на скамью — она более надежная опора, — когда Хан резко повернулся. Молодой офицер поднял руки, словно защищаясь от удара; рот его искривился от боли. Потом, чуть кивнув Чо, он вышел. Чо печально смотрел ему вслед.

— Ланор был его братом по мечу. Он пал рядом со мной с кинжалом пирата в горле. Сегодня у Хана горький день. Но он рассчитается за этот долг. Мы вспомним о нем, когда будем стоять перед мечами последователей Ба-Ала, и расчет будет справедливым. Теперь ешь и пей. А потом ляжем спать. Человек не может долго жить голодным и усталым.

Они пили вино из красивых кубков тонкой работы. И ели с тарелок, произведений искусства. Впрочем, Рея больше интересовало их содержимое. Только наевшись, он обратил внимание, что панель за головой Чо покрыта не рисунками. Это карта!

Он наклонился вперед, дыхание вырывалось с трудом. Рей смотрел на линии этой невероятной карты. Некоторые из них — очень немного — знакомы ему. Два континента, один на севере, другой на юге, но они лишь отдаленно напоминают знакомые Рею материки. Миссисипи, Огайо, почти вся северо-восточная и южная части Северной Америки под водой, Аляска прочно соединена с Сибирью. В сердце Бразилии, на юге, внутренний океан, окруженный сушей. Уравновешивая отсутствие знакомых ему затонувших земель, видны два новых континента: один на востоке, другой на западе, так что суша на карте по форме напоминает ромб, составленный из материков.

Больше, чем что-нибудь другое за последние два дня, эта карга показала ему, что он в чуждом мире.

— В чем дело? — Чо поставил свой кубок и поднял руку. Рей не знал, что прочел на его лице муриец, но, по-видимому, там отразился испытанный им шок.

— Это… Эта карта!

Муриец оглянулся через плечо.

— Скорее украшение. Особой пользы от нее нет, — заметил он.

— Значит… значит, мир не таков? — Американец облегченно вздохнул.

— Таков, только по этой карте не проложишь курс корабля. Но в целом она верна. Смотри… — Чо подошел к стене. — Вот Бесплодные Земли. — Кончиком пальца он указал на оставшуюся часть долины Северного Огайо. — Сюда приходят охотники, здесь скрываются преступники, но постоянных поселений нет. Жить тут трудно, и сюда тянет только тех, кто должен скрываться или кто любит риск. А мы сейчас примерно здесь. — Палец его передвинулся в море. — Движемся на юг, чтобы пересечь Внутреннее море… — Палец его быстро передвинулся к Бразилии. — Это Майакс, колония, верная матери-земле, сильная и богатая. Потом мы пройдем западными каналами в западный океан, а оттуда к My… — И он указал на материк на западе.

— А Атлантида находится на востоке, — не спросил, а утвердительно сказал Рей.

— Верно. Неужели мир так отличен от твоего, что ты боишься взглянуть? Почему это так?

— Потому что… — Рей поискал слова. — Потому что трудно поверить, что человек может заниматься своим обычным делом в мире, который он всегда знал, а в следующее мгновение оказаться — в другом мире, где ничто ему не знакомо. Вот здесь карта показывает море… — наступила его очередь подойти к карте, — но для меня здесь суша. Она плотно населена, в ней много больших городов слишком много. Рост населения становится угрозой. А здесь — здесь тоже суша. Он положил ладонь на море в Бразилии. — А Атлантиды нет. My тоже нет, на их месте океан и разбросанные острова…

Он услышал негромкое восклицание Чо.

— Какое огромное время, должно быть, разделяет наши миры, брат! Такие изменения на поверхности планеты происходят нелегко. Ты говорил об Атлантиде как легенде твоего мира. Легенда на этом кончается, или в ней говорится о матери-земле My?

— Об Атлантиде есть рассказы. Считается, что это только вымысел, не факты. Говорят, она в землетрясении и приливных волнах погрузилась на морское дно из-за злых дел своих обитателей. Океан этот в мое время называется Атлантическим, потому что сохраняется вера, что под ним лежит Атлантида. А о My я никогда не слышал.

— А чем ты занимался в этой своей северной земле, брат? Ты воин? Когда сбил атланта, ты использовал незнакомый прием. Я такого никогда не видел.

— Какое-то время я был солдатом. Потом семейные неприятности, пришлось вернуться домой…

— Домой. Но теперь… теперь, когда ты не можешь вернуться домой?..

Рей покачал головой.

— Эта необходимость уже в прошлом. — Он не хотел об этом думать. — Я собирался вернуться в армию, когда со мной это случилось. По правительственному проекту должны были построить новые здания. — Он не знал, насколько поймет его Чо, но хотелось высказаться. — Когда начали расчищать территорию, возникли неприятности из-за старого индейского кургана. Люди протестовали против того, что его собиралось сровнять, не исследовав предварительно. Лес Вильсон… мой знакомый… пытался добиться отсрочки работ. Он писал об этом статью и попросил, чтобы я сделал несколько хороших снимков кургана. Я пообещал их сделать. И как раз этим занимался, когда… когда оказался в лесу из огромных деревьев, каких я в жизни не видел. Вот и все. И я по-прежнему не понимаю, что случилось и почему.

Чо выглядел удивленным.

— Снимки индейского кургана, — медленно повторил он в недоумении.

— Устройство — оно называется фотокамера, — объяснил Рей. — Его используют, чтобы делать изображения окружающего. Очень распространенное занятие. А индейцы… они туземцы этого северного континента; когда мой народ пришел с востока, он застал здесь индейцев. Это было примерно четыре века назад, четыреста лет. Некоторые древние племена — они исчезли еще до того, как появились первые люди моей крови, — делали большие могилы из земли, и эти курганы сохранились. Мы изучаем их, чтобы узнать, как люди жили раньше.

— Если мир твоего времени настолько старше, — медленно сказал Чо, — должно сохраниться много-много следов исчезнувших народов.

— Да, во многих местах есть развалины и древние могилы давно забытых народов. От некоторых нам остались только разбросанные камни. Знаем лишь, что когда-то здесь жили и строили люди. И больше ничего…

— Тебе нравится изучать прошлое? Рей пожал плечами.

— Я не археолог, но в таких поисках есть своя страсть, как при охоте за сокровищами. И я много читал об этом. У меня хватало времени для чтения. — И снова он отстранил печальные воспоминания.

— Брат, я могу попытаться сказать тебе много слов, — муриец серьезно смотрел на него, — но слова не прогонят мысли, какими бы добрыми ни были мои намерения. Ты теперь сражаешься на поле, где ни один брат по мечу не может встать с тобой рядом. Это только твоя битва. Но каждому дню свои заботы. Забудь о них на время, если можешь, — он прикрыл рукой карту, — и давай поспим.

Рей вслед за Чо прошел за занавес в небольшую боковую каюту, в которой стояли две койки. Чо уже снимал оборванную промокшую тунику.

— «Отдыхай, пока можно». Таков лозунг наших тревожных дней. Кто знает, что принесет нам утро?

Неохотно Рей забрался в теплое гнездо из мягких покровов. Закрыл глаза, но избавиться от мыслей не смог.


* * * | Операция «Поиск во времени» | * * *