home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Разведчик вовремя не оглянулся, за что и поплатился. Следовало бы внимательнее смотреть вперед, а он… Впрочем, не такой уж это и позор для скромного охотника, нанявшегося на службу к графу Сизамбри много лет назад.

Он и подозревать не мог, что окончит свою карьеру рядовым разведчиком в одном из отрядов под знаменами графа. Он даже не верил, что Звездные Братья, колдуны племени Поуджой, существуют на самом деле, а уж чего там говорить о том, что они могут спуститься из своей долины на равнину.

Если бы кто-то сказал ему, что они могут заставить дрожать от страха самого графа и всех его воинов — более тысячи человек, — он бы решил, что его собеседник больше всего нуждается в хорошем лекаре, чтобы поправить дела с головой.

А если бы по какому-нибудь стечению обстоятельств он поверил, что ему суждено служить этим самым Звездным Братьям, — он сбежал бы из Пограничного Королевства куда глаза глядят, и так быстро, как только несли бы его ноги. А если бы ноги отказали, он бы пополз, цепляясь руками и зубами, чтобы хоть немного увеличить дистанцию между собой и этими служителями культа чудовища.

Не покинув вовремя страну и не оставив даже службу у графа, он теперь был повязан со своим господином клятвой и долгом. Эта клятва и чувство долга перед товарищами действовали не хуже железных обручей, не давая вырваться. А теперь к этому добавился еще и страх ослушаться Звездных Братьев.

Вот этот-то страх и заставил лазутчика оглянуться через плечо в неподходящий момент. Он просто решил убедиться, что никакой соглядатай этих чертовых братцев не шел по его следам. И вдруг чья-то стальная лапа обхватила его руку, державшую меч.

Разведчик попытался вырвать, выкрутить руку, закричать или перехватить меч левой рукой. Ничего из этого у него не вышло. Вторая лапа закрыла ему рот, затем обе чуть напряглись, и он полетел с размаху головой в кусты, выронив во время полета меч.

Конан легонько ударил разведчика головой о пихтовый ствол. Тот потерял сознание. Киммериец, прислушавшись к его дыханию, убедился, что человек жив и не получил серьезной травмы. Он счел несчастного готовым к путешествию и взвалил его себе на плечи.

Пристроив пленника на плече, как убитого оленя, Конан направился прочь от тропы, в самую чащу леса. Только оказавшись вне досягаемости слуха и зрения, он повернул на запад, где его ожидал авангардный отряд королевского войска.

Граф Сизамбри не вышел ростом, но внушительного вида ему было не занимать. Кроме того, его опыту воина могли позавидовать многие, а доказательств его храбрости хватило бы на много лет вперед.

Он ехал верхом во главе своих воинов, когда посыльный от группы разведчиков сообщил ему о пропавшем бойце. Он отослал гонца снова вперед, чтобы тот передал разведчикам приказ оставаться на месте. Затем вместе с небольшим эскортом личной охраны он тоже поскакал вперед, чтобы разобраться во всем самому.

Добравшись до разведчиков, Сизамбри спешился. Он все еще нуждался в посторонней помощи, чтобы сделать это. Его люди охотно помогали ему. К счастью, ему уже не приходилось стискивать зубы, сдерживая боль. Внимательно осмотрев место происшествия и все следы вокруг, он сам, не прибегая к помощи других, влез на своего жеребца.

Его боли обострились из-за слишком долгого пребывания в седле. Стыдно сказать, он натер мозоли на заднице и внутренней стороне бедер — так давно не ездил верхом, что теперь любой мальчишка мог дать ему урок правильного сидения в седле.

Он засмеялся, что приободрило его людей. Те, что служили ему больше из верности, чем за деньги или из страха, сочувствовали своему господину, переживая за его боли и слабость, как за свои. Они были рады увидеть его как раньше — впереди всех.

Это давало им большую уверенность в победе и меньший страх перед колдунами из Поуджой. А королевских отрядов они и сами не боялись. Что может сделать жалкая кучка беглецов, вполовину слабее их, сражающихся под руководством женщины? На что они могут надеяться?

Смех графа неожиданно оборвался, когда к нему подъехал еще один гонец. Это был один из воинов Поуджой, которого колдуны решили использовать, чтобы его устами сообщить то, что они хотели. Они также могли слышать то, что доносилось до его ушей, но не могли — насколько это было известно Сизамбри видеть посредством его глаз.

— Приветствую вас, Братья. Надеюсь, я получу лучшие новости, — сказал граф.

— Что случилось? — Звездные Братья поняли кое-что о войне. По крайней мере, они поняли цену времени.

Сизамбри объяснил, что может означать исчезновение разведчика, а закончил так:

— Конечно, он мог и просто сбежать от страха. Если это так, я разрешаю вам охотиться на него, сколько будет нужно.

Фактически он предложил Звездным Братьям использовать их магию, чтобы вернуть исчезнувшего. Граф уже делал такое приглашение несколько раз с тех пор, как его войско выступило в поход. Каждый раз Звездные Братья отказывались. Или они не были столь сильны, как заявляли, или боялись Марра-Флейтиста больше, чем признавали это, опасаясь обнаружить свое присутствие перед другим колдуном.

Ну, да это и не важно. Главное, чтобы они сняли с чаши весов битвы гирю Марра, заблокировав его магические мелодии. Тогда граф был бы уверен в победе. А затем, прежде чем у Звездных Братьев возникли бы какие-то подозрения, можно было бы разобраться и с ними.

Гонец снова заговорил, передавая своим языком слова Звездных Братьев:

— Мы не хотим использовать нашу силу против одного обыкновенного человека. Его неожиданная смерть в лагере врагов никого ни в чем не убедит, а лишь докажет противнику наше присутствие в этом войске.

Еще не хватало! Звездные Братья, предлагающие маскировку. Сизамбри сомневался, чтобы офицеры королевской гвардии не знали или не догадывались о присутствии в его отряде Звездных Братьев. А если у них и были сомнения, то очень скоро пленник расскажет им обо всем в подробностях. И никакой магии для этого не потребуется. Хватит и раскаленного утюга.

Но если уж колдуны решили до конца скрывать свое присутствие, то графу не стоило большого труда пойти им навстречу. Чем больше, по их мнению, он действовал по их рекомендациям, тем менее осторожны они будут после сражения.

— Ну хорошо. Я все-таки предлагаю замедлить наше продвижение. Разведчики пусть отправляются вперед группами по два-четыре человека. Чуть позади пусть находятся стрелки с луками и арбалетами. Кроме того, я полагаю, следует отправить больше разведчиков на оба фланга. Капитан королевского отряда получил пленника из нашего авангарда. Его следующим шагом будет попытка устроить засаду. И если мы зайдем в тыл тем, кто сидит в засаде, раньше, чем они нащупают наш фланг…

— Эти военные дела мы оставляем на ваше усмотрение, — сказал гонец.

Пожалуй, это было лучшее, что они могли сделать. Если Звездные Братья лишь попытаются перехватить управление войском, то графу придется воевать сразу на два фронта — с противником и против собственного арьергарда.

Конану приходилось бывать на разных военных советах. Многие из них проходили в более приподнятом настроении, чем этот, в палатке Чиенны. Просто в большинстве случаев на заседаниях советов присутствовали сплошь глупцы, не имевшие ни малейшего представления о шансах на победу в предстоящем сражении. Несколько советов было собрано накануне сражений, где преимущество их стороны было настолько явным, что только глупец мог тратить силы на волнение и беспокойство.

Никто из присутствовавших в королевском шатре мужчин и женщин не был глупцом. Все понимали, что завтрашняя битва может пойти совершенно непредсказуемо. Шансы на победу были примерно равными и у той и у другой стороны.

Знали они и то, что завтрашнее сражение, выигранное или проигранное, должно положить конец войне в Пограничном Королевстве. Страну не должны топтать и опустошать воюющие друг с другом армии, пока в ней не перестанут рождаться дети и собираться урожай.

— Чем принести такую судьбу моей стране, я лучше отправлюсь в преисподнюю, — сказала Чиенна. — Я готова сама пронзить себе грудь кинжалом и разбить голову Урраса о ближайший же камень.

Декиус вздрогнул, услышав такие слова от Чиенны. Он с тоской посмотрел на женщину, которую мог бы полюбить. И полюбил бы, если бы боги, во имя его спасенья, не создали их наполовину братом и сестрой.

Ради самого Декиуса, Конан желал ему побыстрее привыкнуть к женщинам, прямо выражающим свои мысли, женщинам с железной волей и цепким умом. Капитан-генерал, похоже, решился предложить руку и сердце одной из таких, и она вряд ли согласится измениться ради его удовольствия или ради удовольствия любого другого мужчины.

— Не будем хоронить наше дело, пока оно еще живо, — вступил в совещание Конан. — Со всем должным уважением к вам и вашему мнению, Ваше Величество.

— А сколько, по вашему мнению, капитан Конан, уважения должно выражаться по отношению к королеве? — спросила Чиенна. Ее лицо было мрачно, но Конан решил, что не ошибся, увидев тень улыбки в уголке рта и более чем намек на смех в глазах.

— Ровно столько, сколько она заслуживает, — ответил Конан, и на этот раз уже не только Чиенна, но и все участники совета рассмеялись вслух.

Разговор быстро перешел на завтрашний бой. Точные сведения о присутствии среди людей графа двух Звездных Братьев требовали корректировки их планов.

Марра нужно было защитить. Он был твердо уверен, что сможет сдержать натиск заклинаний Звездных Братьев. Но он не мог гарантировать, что оставит Звездных Братьев беззащитными перед хорошо отточенной сталью.

Что же касается нанесения активных ударов при помощи его магической силы, он ответил:

— Боги не дали мне мастерства, чтобы творить колдовство такого типа.

— Мастерства или желания? — спросил Декиус.

— Спокойнее, господин Декиус, — обратилась к нему королева. — Тайрин, ты, похоже, скажешь что-нибудь более разумное.

Командир отряда воинов Поуджой ответил:

— Марр говорит только правду. Его заклинаниями нельзя действовать как мечом. Они скорее больше похожи на щит или на старый добрый кожаный шлем.

Конану хотелось, чтобы заклинания Марра были бы больше похожи на железо, чем на кожу. У кожаных шлемов есть один маленький недостаток: сильный удар мечом пробивал их насквозь, вместе с головой хозяина. Уж если колдуны оказались у противников с обеих сторон, то пусть свой колдун будет превосходить силой своих соперников.

Еще Конану хотелось узнать, правда ли все то, что говорит Тайрин, или же он просто выгораживает Марра, надеясь, что тот все-таки попросит руки его дочери. Выдать Виллу за легендарного Марра-Флейтиста — это могло серьезно усилить влияние Тайрина не только на свое племя, но и на всю страну. А уж что касается Поуджой, то он будет непререкаемым авторитетом для всех своих соплеменников, тех, кто выживет в решающем сражении, предстоящем им.

Что касается боевого построения их войска — если пятьсот человек заслуживали такого названия — то нужно было подождать до утра. Единственное, что можно было сделать сейчас, — это установить порядок перестроения, чтобы сделать маневр как можно более быстрым. Затем было уточнено место расположения королевы — в безопасном или, по крайней мере, хорошо охраняемом месте.

Можно было бы порассуждать на тему единства страны, судьбы королевской семьи и так далее. Но, как успел подумать Конан, что толку обсуждать известные всем вещи? Только горло пересохнет.

Словно прочитав мысли Киммерийца, Чиенна встала:

— Добрые люди. Мы полагаем, что этот совет сделал все, что мог. Госпожа Райна, не окажете ли вы нам услугу, налив немного вина во все кубки?

Граф Сизамбри не стал бы вступать в бой в это время и в этом месте, если бы у него был выбор.

Но выбора не было. Его разведчики незамеченными подошли к самому авангарду королевских отрядов. В том, что в авангарде шла дворцовая стража, нет ничего удивительного. А вот то, что великан Киммериец ее командир, стало новостью. Граф про себя уже решил, что Киммериец еще до заката должен стать на голову короче.

Правда, сначала для этого нужно выиграть сражение, а чтобы выиграть нужно сражаться. А вот сражаться в том месте, где нужно перестраивать все отряды, все шеренги, — этого он не мог. Такой маневр невозможно произвести без частичного отступления. А это может напугать или сбить с толку наиболее слабонервных или, того хуже, спровоцировать Звездных Братьев. Кстати, их молчание начиная с рассвета было просто божьей милостью; Сизамбри сейчас только не хватало их болтовни под руку.

Ну что же, здесь — значит, здесь, в этой долине, где и половина людей графа не сможет занять боевой строй. Но не все было против него. Достанется и его противнику. Пересеченная местность замедлит любую атаку, деревья защитят графских стрелков, а несколько больших неровных площадок дадут возможность маневрировать и достойно участвовать в бою его всадникам.

Сизамбри сообщил гонцам все нужные приказания и разослал их по командирам отрядов. Гонцы моментально скрылись из виду, не только среди деревьев, но и по вине тумана, сгущавшегося над долиной. Сизамбри проклинал туман, впрочем, совершенно безрезультатно.

По крайней мере, Поуджой и их Звездные Братья оставались позади него, в безопасности. Посреди круга из обозных телег, защищаемые своими соплеменниками, волшебники могли колдовать как хотели. Так оно и лучше. Нечего отвлекать человека, пытающегося завоевать целое королевство.

Один из гонцов возвращался назад, причем значительно быстрее, чем уезжал. Он затормозил взмокшую лошадь и пытался поприветствовать графа поднятой рукой…

— Там, на краю поля, — королевские отряды.

— Где?

— Вон там!

Сначала граф не видел ничего, кроме тумана, чуть более густого, чем в других местах. Лишь затем в глубине туманной дымки он увидел движущиеся фигуры людей. Дворцовая стража занимала поле боя. Во главе ее отрядов шел Киммериец. Сизамбри вспомнил длинные черные волосы. Надо же, этот верзила настолько самоуверен, что выходит ему навстречу без шлема.

Но, в конце концов, не так уж и важно, был ли на этой голове шлем, если завтра граф насадит ее на копье и выставит на всеобщее обозрение около своей палатки.


Глава 17 | Конан против Звездного братства | Глава 19