home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГОМЕР


Он сядет в тесный круг

К огню костра меж нами,

Протянет кисти рук,

Ловя в ладони пламя.

Закрыв глаза и рот —

Подобье изваянья,

Он медленно встает

И просит подаянья.

Едва ли есть окрест

Яснее выраженья,

Чем этот робкий жест

Почти без напряженья.

С собой он приволок

Заржавленную банку,

Походный котелок —

Заветную жестянку.

Изгибы бледных губ

В немом трясутся плаче

Хлебать горячий суп —

Коварная задача.

Из десен кровь течет,

Разъеденных цингою, —

Признанье и почет,

Оказанный тайгою.

Он в рваных торбасах,

В дырявых рукавицах,

И в венчиках-слезах

Морозные ресницы.

Стоит, едва дыша,

Намерзшийся калека,

Поднимет не спеша

Морщинистые веки.

Мирская суета —

Не веская причина

Хранить молчанье рта,

Зажав его морщины.

И в голосе слышна

Пронзительная сила,

И пенная слюна

В губах его застыла.

Он — музыка ли сфер

Гармонии вселенной?

Бродячий Агасфер,

Ходячий труп нетленный.

Он славит сотый раз

Паденье нашей Трои,

Гремит его рассказ

О подвигах героя.

Гремит его рассказ,

Почти косноязычный,

Гудит охрипший бас,

Простуженный и зычный

А ветер звуки рвет,

Слова разъединяя,

Пускает в оборот,

В народ перегоняя.

То их куда-то вдаль

Забрасывает сразу,

То звякнет, точно сталь,

Подчеркивая фразу.

Что было невпопад

Иль слишком откровенно,

Отброшено назад,

Рассеяно мгновенно.

Вокруг гудит оркестр

Из лиственниц латунных,

Натянутых окрест,

Как арфовые струны.

И ветер — вот арфист,

Артист в таком же роде,

Что вяжет вой и свист

В мелодию погоды.

Поет седой Гомер,

Мороз дерет по коже.

Частушечный размер

Гекзаметра построже.

Метелица метет

В слепом остервененье.

Седой певец поет

О гневе и терпенье.

О том, что смерть и лед

Над песнями не властны.

Седой певец поет,

И песнь его — прекрасна.


* * * | Собрание сочинений. Том 3 | * * *