home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


НОЧЬЮ


Я из кустов скользну, как смелый,

Как исхудавший хищный зверь,

Я навалюсь костлявым телом

На робко скрипнувшую дверь.

Я своего дождался часа,

Я встану тенью на стене,

И запах жареного мяса

Щекочет властно ноздри мне.

Но я — не вор, я — только нищий,

В холодном бьющийся поту,

Иду как волк на запах пищи

И тычу пальцы в темноту.

Я открываю занавеску,

И синеватый лунный свет

Вдруг озаряет блеском резким

Пустой хозяйский кабинет.

Передо мной на полках книжных

Теснятся толпы старых книг,

Тех самых близких, самых ближних,

Былых товарищей моих.

Я замираю ошалело,

Не веря лунному лучу.

Я подхожу, дрожа всем телом,

И прикоснуться к ним хочу.

На свете нет блаженней мига

Дерзанья дрогнувшей руки —

Листать теплеющие книги,

Бесшумно трогать корешки.

Мелькают литеры и строчки,

Соединяясь невпопад.

Трепещут робкие лис точки

И шелестят как листопад.

Сквозь тонкий, пыльный запах тленья

Телесной сущности томов

Живая жизнь на удивленье

И умиленье всех умов.

Про что же шепчет страшный шелест

Сухих заржавленных страниц?

Про опозоренную прелесть

Любимых действующих лиц.

Что для меня своих волнений

Весьма запутанный сюжет?

Ведь я не с ним ищу сравнений,

Ему подобья вовсе нет.

Волнуют вновь чужие страсти

Сильней, чем страсть, чем жизнь своя.

И сердце рвут мое на части

Враги, герои и друзья.

И что мне голод, мрак и холод

В сравненье с этим волшебством,

Каким я снова сыт и молод

И переполнен торжеством.


* * * | Собрание сочинений. Том 3 | * * *