home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СТИХИ В ЧЕСТЬ СОСНЫ[67]


Я откровенней, чем с женой,

С лесной красавицей иной.

Ты, верно, спросишь, кто она?

Обыкновенная сосна.

Она не лиственница, нет,

Ее зеленый мягкий свет

Мне в сердце светит круглый год

Во весь земной круговорот.

В жару и дождь, в пургу и зной

Она беседует со мной.

И шелест хвойный, как стихи —

Немножко горьки и сухи.

И затаилась теплота

В иголках хвойного листа,

В ее коричневой коре,

С отливом бронзы при заре,

Где бури юношеских лет

Глубокий выщербили след,

Где свежи меты топора,

Как нанесенные вчера.

И нет секретов между мной

И этой бронзовой сосной.

И слушать нам не надоест

Все, что волнуется окрест.

Конечно, средь ее ветвей

Не появлялся соловей.

Ей пели песни лишь клесты —

Поэты вечной мерзлоты.

Зато любой полярный клест

Тянулся голосом до звезд.

Средь всякой нечисти лесной

Она одна всегда со мной.

И в целом мире лишь она

До дна души огорчена

Моею ранней сединой,

Едва замеченной женой.

Мы с той сосной одной судьбы:

Мы оба бывшие рабы,

Кому под солнцем места нет,

Кому сошелся клином свет,

И лишь оглянемся назад,

Один и тот же видим ад.

Но нам у мира на краю

Вдвоем не хуже, чем в раю…

И я горжусь, и я хвалюсь,

Что я ветвям ее молюсь.

Она родилась на скале,

На той же сумрачной земле,

Где столько лет в борьбе со льдом

Я вспоминал свой старый дом,

Уже разрушенный давно,

Как было жизнью суждено.

Но много лет в моих ночах

Мне снился тлеющий очаг,

Очаг светил, как свет звезды,

Идущий медленно во льды.

Звезда потухла — только свет

Еще мерцал немало лет.

Но свет померк, в конце концов

Коснувшись голых мертвецов.

И ясно стало, что звезда

Давно погасла навсегда.

А я — я был еще живой

И в этой буре снеговой,

Стирая кровь и пот с лица,

Решился биться до конца.

И недалек был тот конец:

Нависло небо, как свинец,

Над поседевшей головой,

И все ж — я был еще живой.

Уже зловещая метель

Стелила смертную постель,

Плясать готовилась пурга

Над трупом павшего врага.

Но, проливая мягкий свет

На этот смертный зимний бред,

Мне ветку бросила она —

В снегу стоявшая сосна —

И наклонилась надо мной

Во имя радости земной.

Меня за плечи обняла

И снова к бою подняла,

И новый выточила меч,

И возвратила гнев и речь.

И, прислонясь к ее стволу,

Я поглядел смелей во мглу.

И лес, не видевший чудес,

Поверил в то, что я — воскрес.

Теперь ношу ее цвета

В раскраске шарфа и щита:

Сияют ясной простотой

Зеленый, серый, золотой.

Я полным голосом пою,

Пою красавицу свою,

Пою ее на всю страну,

Обыкновенную сосну.


* * * [66] | Собрание сочинений. Том 3 | * * * [68]