home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


БИВЕНЬ[94]


Когда утих стодневный ливень

И горы обрели язык,

Явился мамонтовый бивень,

Камнями выбеленный клык.

Он найден был в ущельях голых,

Едва расчищен был обвал,

И рассудительный геолог

Его сокровищем назвал.

И бивень древностью пещерной

В людской отправится музей,

Чтобы судьбой его ущербной

Залюбовался ротозей.

Чтоб по единой кости этой

Определялась бы без слов

Вся крепость мощного скелета,

Вся сила мускульных узлов.

Тот мамонт выл, дрожа всем телом,

В ловушке для богатырей,

Под визг и свист осатанелый

Полулюдей, полузверей,

Чьи сохли рты от жажды крови,

Чьи междометья, не слова,

Летели в яму в хриплом реве,

В косноязычье торжества.

Он, побиваемый камнями,

И не мудрец и не пророк,

А просто мамонт в смертной яме,

Трубящий в свой роландов рог, —

Он звал природу на подмогу,

И сохло русло у реки,

И через горные отроги

Перемещались ледники.

1957


КАЮР [93] | Собрание сочинений. Том 3 | ПРЯМОЙ НАВОДКОЙ [95]