home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




IX


У всех свое добро и зло,

Свой крест и кормчее весло.

Но есть закон природы.

Что всех, кого не свалит с ног,

Тех разгоняет жизни ток

К анодам и катодам.

Родится жесткий разговор

Больному сердцу вперекор

О долге и о славе.

Но как же сплавить те мечты

И надмогильные кресты

В кладбищенской оправе?

И это, верно, не про нас

Тот умилительный рассказ

И Диккенса романы.

Ведь наши версты велики,

Пещеры наши глубоки

И холодны лиманы,

И в разности температур

Гренландии и Эстремадур —

Такая есть чрезмерность,

Что каждому не хватит сил,

Чтоб мог, умел и воскресил

Свою былую верность,

Чтоб были снова заодно.

Не называли жизни дно

Благоуханным небом.

А если это не дано —

Не открывали бы окно,

Не подавали хлеба.

Ведь даже дружба и семья

Служить опорой бытия

Подчас уже не могут.

И каждый ищет в темноте

Своей обманутой мечте

Особую дорогу.

Мне впору только в петлю лезть,

Мне надоели ложь и лесть

И рабские поклоны.

Но где ж мне отыскать надежд,

Чтобы заполнить эту брешь

Совместной обороны?

И на обрывистом краю

Преодолею я свою

Застенчивость и робость.

Не веря век календарю,

Я с удивлением смотрю

На вырытую пропасть.

Но я туда не упаду,

Я удержусь на скользком льду,

На тонком и на ломком,

Где дует ветер прежних лет

И заметает чей-то след

Крутящейся поземкой.



предыдущая глава | Собрание сочинений. Том 3 | cледующая глава