home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЧЕТЫРНАДЦАТЬ

Позже вечером мы с Грегом, стоя под бледным уличным фонарем, говорили о «Лед Зеппелин» и драконах. В своем воображении мы с Грегом совместно предводительствовали Фантастическим Великим Драконьим Войском Готхара, которое в одиночку противостояло Чудовищным Ордам Ксоты. Чудовищные Орды Ксоты вел Кутхимас, безумный чародей небывалой силы, чьим единственным желанием было покорить весь мир. Большей частью мира он уже заправлял. Единственными свободными уделами остались Глазго и тайная страна Атлантида. Если бы не мы с Грегом и не яростное сопротивление Фантастического Драконьего Войска Ксоты, наша планета уже была бы обречена. Мы проводили много времени в этом воображаемом мире. Там было лучше, чем в школе.

Мы глядели в темные небеса. Воздух был зябкий. Так зябко делалось как раз перед атакой Кутхимаса с его полчищами орков. У них тоже были драконы, причем крупнее наших, они изрыгали более мощное пламя. Мы с Грегом были искусными наездниками — только это и помогало нам выигрывать битвы. Все постоянно висело на волоске. Нам нельзя было терять бдительность.

— Было бы легче, если бы Атлантида восстала со дна, — говорил Грег и я кивал. Уцелевшие подводные жители Атлантиды были нашими союзниками, но их осталось немного и до Глазго им было лететь долго. Неожиданно появилась Черри. Она возвращалась домой после скрипичного урока, неся инструмент в побитом черном футляре. Хотя был уже поздний вечер, на ней по–прежнему был школьный пиджачок. Больше никто, даже самый отъявленный тупица в первый день занятий, не носил форму в часы, когда это было необязательно. Мы громко, чтобы она слышала, фыркнули.

— Можно мне с вами поиграть?

Я был возмущен — кому–то пришло в голову, что я играю. Мне четырнадцать лет. Я уже бросил игры.

— Иди отсюда, пиши свой дневник, — сказал я.

— Я хочу быть в Драконьем Войске, — взмолилась Черри.

Мы с Грегом хмуро переглянулись. Мы не знали, как Черри удалось пронюхать про Драконье Войско. Мы предположили, что она за нами шпионила. Мы, само собой, не обмолвились о нашей затянувшейся драконьей фантазии никому, даже Сюзи. Если Черри разболтает об этом, не миновать беды. Задразнят.

— Вали отсюда, — сказал Грег.

— Я хочу играть, — сказала Черри.

В ее очках отражались фонари.

— Иди отсюда, дура конопатая, — сказал я. — Не видишь, мы заняты?

Черри повернулась резко и торопливо зашагала прочь. Я был доволен. Грубое напоминание о веснушках — этого обычно хватало, чтобы от нее отделаться. Это было ее больное место.

Позже в ту же ночь мы внесли Черри в список наших врагов, причислив к Чудовищным Ордам Ксоты. Она стала внебрачной дочерью Кутхимаса, злобной принцессой, которая сама возглавляла отряд гнусных красных драконов. Мы сбили ее на подлете, и она погибла сугубо неприятным образом — была раздавлена тушей собственного дракона.

нно шпынял, регулярно встречал страшную смерть.

А потом я забеспокоился: вдруг Черри расскажет Сюзи о Драконьем войске. Я знал — Сюзи подумает, что я глупый и инфантильный. Сюзи, пускай прекрасная, пускай фантастическая, манящая, была не из тех, кто фантазирует, что верхом на драконе сражается с полчищами орков в небе над Глазго.


ТРИНАДЦАТЬ | Сюзи, «Лед Зеппелин» и я | ПЯТНАДЦАТЬ