home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ

После происшествия с дневником Черри больше не подсматривала, как мы стоим на улице под фонарем. Это нас радовало, но горе было в том, что мы расстроили Сюзи.

— Вы разбили ей сердце, — сказала Сюзи.

Разбитое сердце Черри нас не волновало, но того, что на нас сердилась Сюзи, мы вынести не могли. Мы с Грегом были сбиты с толку. Мы не могли понять, почему вдруг Сюзи злится, что мы сделали гадость Черри. Черри ей даже не особенно нравилась. Она ее просто терпела, потому что приятельствовали их родители.

— Кто страдает — так это мы, — сказал я Грегу мрачно. В тот день, как обычно, Басси дразнил нас Фантастическим Драконьим Войском. Он хлопал руками по бокам, изображая, что летит. К нему подключились его дружки, а когда мы попытались пройти сторонкой, они загородили дорогу.

— Просто не обращайте на них внимания, — посоветовал нам Зед, когда подошел к нам под фонарь. У него под мышкой было три альбома «Лед Зеппелин». На Зеде была темно–синяя футболка, вышитая по вороту золотым индийским узором. Мы с Грегом завидовали Зеду, поэтому были недовольны своими простыми футболками.

Он сказал нам, что, по мнению Сюзи, мы должны извиниться перед Черри. Нам казалось, что в этом нет никакого смысла. Зед сказал, что переубедить Сюзи никак не получается, да и в любом случае — разве мы не виноваты перед Черри?

Мы заартачились, но Зед напомнил, что Черри просила Сюзи купить ей билет на «Лед Зеппелин», и если мы не помиримся, то не сможем даже пойти на концерт вместе с Сюзи. Нам только этого не хватало, и мы потопали к Черри просить прощения. Это было одно из самых унизительных переживаний моей юности. Почти как тот случай, когда Сюзи убедила меня, что я нравлюсь Кэрол, которая жила на холме, и потому должен пригласить ее со мной гулять. Когда я так и сделал, Кэрол посмотрела на меня с полнейшим недоумением и тут же побежала к подружкам делиться безумной новостью.

Перед домом Черри был маленький садик — аккуратный газон и несколько мелких кустиков. Мы проковыляли по бетонной дорожке и постучали в дверь.

— Прости, что мы украли твой дневник, — сказал я.

— И меня прости, — сказал Грег.

— Ладно, — ответила Черри.

Последовало долгое молчание, затем Черри спросила, не хотим ли мы войти. От такого позора у меня по коже поползли мурашки. Мы отклонили приглашение; Черри, похоже, была разочарована. Мы улизнули быстро, как только могли, и кинулись к дому Сюзи.

— Мы извинились перед Черри.

Сюзи улыбнулась. Мы снова были в фаворе. Какое облегчение. Сексуальная фиксация на девушке, которая со мной даже не разговаривает, меня бы подкосила.

На Сюзи была новая футболка с Робертом Плантом — подарок Зеда. Ее волосы были пышными и белокурыми, и выглядела она фантастически. Мы рассказали ей, что Фил напился и что он влюблен в Черри. Мы ожидали, что Сюзи рассмеется, но опять, вопреки нашим ожиданиям, она сочла это грустным.

— Это романтично, — сказала она. — Как всякая безнадежная любовь.

Я подумал: интересно, а мою безнадежную любовь к ней она сочла бы романтичной? Может быть. А может, и нет. Я не собирался рисковать и признаваться.

— Сказать об этом Черри?

Сюзи сказала, что не надо. Во всяком случае — пока.

— Дайте Филу немного времени, может, он еще наберется смелости.

Поскольку Сюзи сменила гнев на милость, Драконье Войско опять было в хорошей форме. Мы в последнее время потерпели несколько серьезных поражений. Моральный дух пал. Теперь, поощряемые улыбкой Сюзи, мы были готовы изгнать с небес Чудовищные Орды Ксоты. Глазго вновь был спасен для человечества.

Уже почти пора было идти занимать очередь за билетами на «Лед Зеппелин». Даже мысль о том, что мы будем стоять в очереди за билетом, чтобы увидеть эту банду, бросала нас с Грегом в дрожь возбуждения.

— Смотри, — сказал я, растопыривая руку. — Меня трясет от возбуждения.


ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ | Сюзи, «Лед Зеппелин» и я | ДВАДЦАТЬ СЕМЬ